Previous Entry Поделиться Next Entry
Семейный сбор
borisakunin
     Давайте мы с вами сегодня без салютов, без бронетехники, без километров георгиевских ленточек вспомним своих, кто погиб.
     Пожалуйста, поройтесь в семейных альбомах и покажите фотографии ваших родственников, кто не вернулся. Не осталось снимков - назовите имена, годы жизни. Что помните.
     Давайте устроим свой парад – не бравурный, а такой, каким он должен быть в этот день.

     Начну с моих.
     Про отца Шалву Чхартишвили писать не буду. Он провоевал с 22 июня до 8 мая и все время был на фронте, но ему невероятно повезло – он чудом остался жив. Однако чудес, как известно, на всех не хватает. Расскажу про других родственников - не везучих, а обыкновенных.

     Брат матери, а мой, стало быть, дядя Яков Файнгольд (1915 – 1942).
     В мирное время в армии не служил, потому что был очень близорук, но когда началась война, ушел на фронт. Дома остались жена и двое маленьких детей.
     Был радистом, последнее звание – сержант. Угодил со своей 155 стрелковой дивизией в Ржевскую мясорубку – самое страшное место на самой страшной из войн. Пропал без вести. Только через много лет стало известно, что убит 28  мая 1942 года у деревни со скверным названием Сукино. Там, в Оленинском районе, только по официальным данным погибли 228 тысяч человек, и лишь пятая часть были опознаны и похоронены. Остальные так и остались лежать по лесам и болотам. Моя дядя тоже.
     Фотографии дяди Яши нет. Его вдова через годы после войны сожгла все снимки и фронтовые письма. Почему – не знаю. У горя своя логика.


     А это двоюродный брат матери Наум Файнгольд (1923 – 1943)


     Хоть он и двоюродный, с ним она была ближе и дружнее, чем с Яковом, потому что почти ровесники. Рассказывала, что он был спортивный, веселый и нахальный.
     Командир батареи, гвардии лейтенант. Пропал без вести в феврале 1943 года, когда немцы пытались на Северском Донце взять реванш за Сталинград. В официальном письме, полученном его матерью, сказано: «На территории района погибло более 20 тысяч солдат и офицеров, при захоронении которых личности большинства не были установлены. И в настоящее время установить судьбу отдельных воинов невозможно».  
   Наум не дожил до двадцати. Таких, совсем юных, почти не поживших, потом помнили только родители. А когда они тоже умерли, вообще никто.
   Так что открывайте семейные архивы. Давайте вспоминать.



.







Пельменштейн Яков Соломонович родился 29 декабря 1909 в селе Дрогунское Омской губернии в большой семье. У него было девять братьев и сестер. Закончил пять классов в Омске, пошел работать, получил профессию шофера.
В 1932-33 голах служил в РККА. Сперва в 52-м кавалерийском полку, потом в автомобильных войсках. После возвращения из армии работал сперва шофером, а потом начальником гаража Омского обкома ВКП(б).
В 1938 принимал участие в боях с японцами на озере Хасан. Зимой 1941 переехал с семьей в Алма-Ату.
В июле 1941 ушел на фронт.
С октября 1941 года по май 1943 служил в 620 батальоне аэродромного обслуживания 9-й воздушной армии (авторота – помощник командира взвода).
С мая 1943 по октябрь 1945 - гвардии старший сержант, шофер в 83 Гвардейском минометном Житомирском краснознаменном, ордена Богдана Хмельницкого полку ("Катюши"). Сначала водитель собственно БМ, затем - штабной машины.
Награжден орденами "Красной Звезды", "Отечественной войны 2-й степени", медалями "За отвагу", "За боевые заслуги", "За освобождение Праги" и чехословацкой медалью "За взятие Дукельского перевала"
В 1946 вернулся домой, рассказывать о войне не любил.
Умер 5 июня 1990 г.







Edited at 2015-05-09 08:53 (UTC)

Пеньков Григорий федотович (1905) (прадед по материнской линии) Отправлен на фронт Дергачовским райвоенкоматом. Был сапёром. В 1942г. попал в окружение под Дебальцево и в концлагерь. Освобождён в 1945 американцами. От плена остался на всю жизнь очень большой жировик на спине. Умер в 1996 году, не дождавшись две недели до моего поступления в институт.
Пеньков Дмитрий Федотович (1912) (младший брат прадеда). Отправлен на фронт Дергачовским райвоенкоматом. Окончил войну в Берлине. Умер до моего рождения. Больше ничего не знаю.
Кудинов Андрей Иванович (1912) (двоюродный брат прадеда). Был ранен 11 раз, но выжил и дошел до Берлина. Умер до моего рождения от ран. Андруха Степан Иванович (1904) (двоюродный брат прадеда) погиб в 1943, освобождая Харьков.
Витер Сергей Данилович (1896) (дед по отцу). Отправлен на фронт Сахновщанским райвоенкоматом. Был тяжело ранен и комиссован в 1943. Умер за год до моего рождения.
Витер Иван Сергеевич (1920) (мой дядя). В 1939 призван в армию, 1941-отправлен на передовую. Погиб в 1944 в Венгрии.
Лисовенко Федор Фролович (1912) (двоюродный брат деда по матери) призван райвоенкоматом Станицы Луганская. Был ранен, дошёл до Берлина. Умер до моего рождения.
Лисовенко Даниил Фролович (1915) (двоюродный брат деда по матери) призван райвоенкоматом Станицы Луганская. Погиб в 1941.
Исаев Илья Никифорович (1924) (дед по матери). Попал в плен под Дебальцево в 1942. Был в концлагере во Франкфурте-на-Майне, освобожден американцами в 1945. Умер в 2001 году
Балюк Петр (двоюродный брат деда по отцу). Погиб в 1943, освобождая родное село Ново-Парафиевка под Харьковом.
Я родился в 1979. И это далеко не полный список. К сожалению, я мало интересовался у деда и прадеда подробностями войны, потому что стеснялся, зная, что они были в плену.

спасибо за пост и его начальные слова.


Дедушка погиб геройски, в его честь даже названа школа. другой дед контужен. умер глухим в 60-е годы.

помню и люблю. пусть будет мир в мире и дружба между людьми всех стран.

Оба моих деда вернулись, им повезло.
Светлая память всем погибшим.

Мне нечего открывать. Мой дед умер в блокаду, мама, эвакуированная из Ленинграда, попала в тыловые войска, где ее изнасиловал офицер и беременную быстро выгнали из армии, блокадницу, сироту и беременную. Спасаясь от голода, прибыла в Молдавию к вдове-сестре с маленьким ребенком, родила, девочка умерла. В холодном 1947 году собирала уголь рядом с железной дорогой. Полведра собрала, поймали, дали 7 лет лагерей. Папа-немец, комсомолец-отличник-патриот, вместо желанного военного училища, попал в трудармию, оттуда - в лагерь тоже, по уголовной тоже статье. Будучи начальником лагерной мельницы, позволил умирающим от голода жарить остающуюся от чистки мельницы грязь, смешанную с мукой. 10 годами отделался, хотя просили расстрел. Такие вот негерои. Героиней была тетя -подпольщица в Павлограде, но за великие подвиги (спасла от смерти сотни военнопленных и переправила их в партизанские отряды, была переводчицей в управе, завоевала доверие немцев и смогла сделать очень много). После войны немедленно посадили, 5 лет оттрубила, трое детей остались, по родне болтались. Потом уже в 70 признали героиней-таки. А толку

помянем...:(

для меня завтра - 9 мая, не праздник дня страшной победы, а день памяти о моих родных и близких, поэтому традиционно ставлю в память:
119.08 КБ100.60 КБ
Это мои мама и отец. Молодые. Отцу здесь 24 (1941 г.), маме 22 года (1943 г.)...
Они оба прошли через ту страшную и трагичную Великую Отечественную, память о Победе в которой мы с Вами будем отмечать 9 мая...
Отец с 41-го, мама с 43-го и до конца. Прошли не в тылу, не в штабах - на передовой и великое счастье, что уцелели оба. На войне они нашли свою любовь, на войне и поженились. Так, что для нас – детей, война, при всех ее ужасах – это место встречи наших родителей.
Отец ушел на войну сразу после окончания Днепропетровского геологоразведочного, мама после Свердловского медицинского институтов. Можно сказать – повезло, сразу в командный состав попали, иначе вряд ли уцелели в мясорубке войны. Тем более, что отец участник бездарной Вяземской операции, где легли в землю миллионы наших соотечественников...
а немного о фронте в рассказе о них - здесь>>
вечная память им, нашим родным и близким вынесшим на своих плечах ту войну...

Уже начала, хотя и не так красиво...

Начало июня 1941 года. На фотографии дедушкина сестра, молоденькая бабушка Аня отдыхает вместе с мужем на курорте в Осипенко.



Капитан Петр Бодик погибнет в самом конце войны. 17го марта 1945го.
Бабушка Аня никогда больше не выйдет замуж.

Брат отца. Мажаров Василий Степанович. Убит 01.02.1942.

Родился в Сталинградской обл., Перелазовский р-н, х. Хохлачев.
Последнее место службы 335 стрелковая дивизия.
Подробностей о гибели в бою нет.
Похоронен в Украине, Славянский р-н, с. Красноармейск.
Это данные "Мемориала".

О нем самом нам мало что известно... Отец его почти не помнит - это его сводный брат.
О других прямых родственниках, погибших во 2-й мировой, не знаю.

Из тех кто прошел это горнило... Потерялся брат моего деда - Мажаров (имя, отчество нами утеряны). Во время деления Германии на зоны, он оказался в американской и оттуда попал в США. Больше о нем никто ничего не знал.
Спасибо КГБ.

Ну что за люди? 22 июня день памяти и скорби. А сегодня день победы! С праздником всех! Будьте радостны в этот день ибо скорбят сегодня проигравшие.

Мой дедушка к началу войны учился в военном училище в Киеве. Дали лейтенанта, отправили воевать. В первом же бою был ранен в лицо, потерял сознание, очнулся в плену. Не мог есть, говорить, не мог рта открыть, но бежал сразу же - их выстроили в колонну, впереди охрана с собаками, сзади - тоже охрана с собаками, но когда колонна переваливала через пригорок, дедушка (раненый, едва-едва в себя пришедший) сообразил, что в какой-то момент он окажется фактически без присмотра - передние охранники смотрят вперед, а задние - еще не перевалили через верхушку пригорка. Вдоль дороги шли поля, в поле близ колонны возилась какая-то девчонка, сгребала старую ботву или что-тов этом роде. В подходящий момент дедушка прыгнул к ней в кучу ботвы, а она невозмутимо его забросала. Немцы не заметили, колонна прошла мимо. Дедушка несколько дней отлеживался в поле, а ночами полз домой, в Киев. Не мог открыть рот почти, находил в полях морковку, скреб ногтем и поскребки кое-как просовывал в рот. В Киеве у него была целая улица родни, как-то его спрятали, а потом он с еще несколькими ровесниками, молодыми парнями, с третьей попытки сумел выбраться и уйти к своим. Но он уже знал, что тех, кто был в плену, в армии не жалуют, чтоб не сказать хуже. Поэтому он не сказал, что был лейтенантом, назвал только имя и фамилию - мол, мирный житель, возьмите меня воевать. И прошел всю войну. А лейтенант В. А. Петрашенко так и остался пропавшим без вести в первые дни войны.

Фоток нет.
Бабушкин брат Георгий сначала воевал на финской, потом оттуда отправился на отечественную. Сохранились письма - треугольники. Читаю письма с финской войны - вон, победим собак-белофиннов, приду домой. Погиб в 42м.

Бабушка мужа воевала. Она 1924 года рождения, москвичка. какие-то ускоренные курсы медсестер, забросили в тыл противнику. Плен. Сломанный позвоночник, перенесла на ногах, всю жизнь болело. Бегство, работала на каких-то людей. Поймали и вернули.
Потом пришли наши и всех "освободили" Посадили в поезд, повезли. Почему-то ехали на электричке, и их "купе" вагон охранял часовой. Люди заходили в пустой вагон, видели часового - и тут же выскакивали и брали штурмом другие вагоны. Остановились где-то в депо, она попросилась домой позвонить.
"ты откуда?"
"Да вот, мы на Таганке живем, отсюда 20 минут"
"А кто там у тебя?"
"мама"

Часовой отвернулся. Бабушка руки в ноги - и побежала домой. Числилась пропавшей без вести до 80х годов. И она знала. куда бы отправилась. если бы не сбежала. Что не мешало ей симпатизировать Сталину "за порядок" до конца жизни.

Мой прадед - тоже Яков.
Прошел почти всю войну, но его жене пришла бумага "пропал без вести", незадолго до его возвращения.
Дома сохранились все его письма с фронта...
Моя бабушка выросла без отца из-за этой проклятой войны...


Сергей Васильевич Игнатьев - дед по матери. Призван в 1-й рабочий батальон осенью 1941, пропал без вести где-то под Ленинградом в начале 1942.

Дмитрий Николаевич Горский - дед по отцу. Старший батальонный комиссар. В начале войны находился в Рижском заливе, на эсминце "Стойкий". Погиб на Невском пятачке 27 сентября 1942 года. Награждён Орденом Касного Знамени посмертно.

Два маминых младших брата и совсем малышка-сестрёнка умерли от голода зимой 1941-42 гг. Место захоронения неизвестно. Где-то рядом с Кавголовым.

Погиб брат отца 1923-1942. Отец вернулся.

Прадед у меня не воевал , но умер с голоду в эту войну. Жил в Подмосковье. А умер он потому что дом его сожгли солдаты. Наши , не немцы. Тактика "выжженной земли" , чтоб врагу не досталось. Мама молчала об этом всю жизнь.


Мамина тетка тоже жила недалеко от Москвы. Их деревню занял вермахт. Особых бед они не испытали , но она рассказывала что соседнюю деревню , где остановились каратели из СС всю сожгли.


Так что звери были без национальной или государственной принадлежности , с обеих сторон. Вот так.


Моему деду повезло пережить войну. Просто повезло. Он сам так считал, да. В армию он был призван сразу, как только исполнилось 18 лет, то есть в мае 1943 года, но и этих двух лет войны, которые деду пришлось пережить, хватило с лихвой. Он попал служить коноводом в артиллерию, дважды был ранен (причем оба раза на переправах), однажды чуть не утонул при переправе - насилу товарищи откачали, чуть в плен не попал, но удалось откупиться, а еще чудом не попал под авианалет, уйдя ночью в самоволку, в то время как его батарею разбомбили и почти никто не выжил. Закончил войну дед в Берлине (в звании ефрейтора), но демобилизовали его только к весне 1946 года (уже в звании сержанта). Вернувшись, он побыл несколько месяцев дома, а потом уехал работать на Донбасс, там обещали хорошие заработки, а деньги семье ой как нужны были. Ну а что, парню то всего 21 год, холостой, что бы и не поехать? Из Украины дед вернулся только в 1954 году, причем сразу уже с женой и ребенком, будущим моим отцом. Ну и с деньгами, конечно - купил дед дом хороший, в котором и прожил до 1987 года...

Вопреки распространенному явлению, когда ветераны не любят рассказывать о прожитом, дед довольно часто и охотно рассказывал о войне, но вспоминал все больше курьезные и забавные случаи, которых было богато. А вот чего в его воспоминаниях небыло совсем, так это пиетета перед командованием. Клял он его последними словами. Всех, кто был на войне в звании старше капитана, дед категорически не любил, а т.н. «полководцев», которых очень активно восхваляли в официальной пропаганде в 80-х годах прошлого века (именно тогда наши беседы с дедом происходили), он вообще считал «мерзавцами, не считавшими солдат за людей». Хорошо помню его слова про сталинскую политическую элиту в общем и Сталина в частности «они не страну, не народ, а свою власть защищали нашей кровью». Помню еще, дед рассказывал, что «совесть чиста, за всю войну ни одного человека не убил». И всю праздничную шумиху (а тогда как раз сорокалетие окончания войны было, тоже пропаганда бушевала не меньше чем сейчас) он не любил, говорил, что «помнить надо, а праздновать нечего, слишком много подлого и плохого было в той войне»...



Больше из моих близких предков в Великой Отечественной никто не участвовал, просто жили либо в советском тылу, либо на оккупированных немцами землях, трудились и выживали, как могли...

дед Василий ушел добровольцем в 41-м, погиб под Москвой. не осталось даже фотографий - пропали в войну.
отец тоже успел повоевать - Севастополь, 44-й, связист, чудом остался жив....

и теперь, когда снова мясника Сталина, из-за которого Россия оказалась неготовой к войне, уничтожившего профессионалов перед самой войной, поднимают на щит - это плевок во всех погибших по его вине!
как сказал один ветеран "мы победили, закидав их трупами"....

http://simfeya.livejournal.com/474669.html
Ещё утром вспомнила и того, кто погиб? пропал без вести? бабушкиного брата, Валентина Филлиповича Пысина.
И того, кто прошёл три войны: Финскую, Великую отечественную, Японскую - второго брата бабушки, Александра Филлиповича Пысина.

Оба деда выжили, к счастью. Папин отец Иван Маслихин был ранен и попал в плен под Белостоком через 2 недели после начала войны. Четыре года в лагерях в Польше и Германии. Трое дедовых братьев пропали без вести. Илья и Игнат – осенью 1941 года, Григорий в 1943.
Мамин папа Иван Астахов был сапером, отвоевался в декабре 1941 года. Подорвался на мине, но выжил. Через полгода хромой вернулся домой в деревню в Калужской области, которую к тому времени уже освободили от немцев, к жене и детям. Из пятерых детей четверо малышей умерли от голода и болезней во время оккупации.
После войны один дед как бывший военнопленный отправился "исправляться" в советский лагерь. Второй посидел в тюрьме Калужского НКВД, попав под репрессии на бывших оккупированных территориях.

С папиной стороны никто не воевал.
С маминой, кажется, все вернулись.
Бабушке было 9 лет на начало войны. Жила она в Москве.Рассказывала, как тушила зажигательные бомбы на крышах домов. Каждый год смотрела парад победы и плакала.
Дедушка ушёл на фронт во второй полвине войны,был разведчиком. Награжден орденом красной звезды за то, что схватил и привел двух немцев. Я его не застала.

Мои родственники особо не воевали зато соседи прошли Лениградскую блокаду. Марья Васильевна и Виктор Сергеевич (Забыл фамилии). Она была медсестрой а он майором чего то там. Каждый год на 9 мая он одевал свой китель и я офигевал от количества медалей. Отец рассказывал что видел его как то летом на речке- говорит на нем живого места нет от шрамов. Прошли года и унесли их с собой, я вырос стал интересоваться историей но их ведь уже не спросишь...
P/S ловите момент пока они еще с нами- зайдите к своим стареньким соседям на чай с конфетами и поверьте, вам будут рады.

Да, наверно, нужно помянуть, я их кровь, хотя почему-то уже не хочется об этом говорить. Сил уже не хватает вспоминать всё тяжёлое и плохое, что было в прошлом, войну в том числе. Ну уж напишу, для памяти.

Дед Федя и дед Вася, Фёдор Григорьевич Гущин и Василий Яковлевич Труханов, погибли молодые, здоровые-цветущие, "перспективные", как сейчас бы сказали, не без амбиций и не без талантов. Федя из рязанского колхоза вырвался, пошёл в гору в Москве, был завскладом. Вася был мужским портным, в ателье и "от себя", частником потихоньку, и рисовал - оставил альбомчик рисунков, срисовывал венер где-то, может, в музее. Недавно оба женились, недавно у обоих родились первенцы (у Васи - мой отец в 39-м, у Феди - мама в 40-м). Ну и всё пошло прахом, остались вдовы и сироты, жизнь которых сложилась совсем не так, как могла бы с ними, сильными-молодыми мужьями-отцами. Значит, и моя жизнь пошла по другой траектории. На другом уровне, вернее, наверно, более низком. Они были совершенно не военные, совсем не обученные, может, поэтому их так быстро убили. Вася погиб в начале 1942 года, зимой, скорее всего, - нашла на "Мемориале" длинный список "безвозвратных потерь", где он за восьмым номером. Дата, звание - "красноармеец",где призван, и имя жены, кому слать похоронку. Федя "пропал без вести". Как потом рассказывал его товарищ, примерно в это же время под Ленинградом пошёл ко дну вместе с подорванным кораблём в Финском заливе. Он и на войне был снабженцем. Вася похоронен в братской могиле в деревне Бельково Осташковского района Тверской области.

Фёдор Григорьевич с Еленой Степановной Гущины


Василий Яковлевич с Марией Петровной Трухановы

Я согласен: день поминовения погибших - 22 июня.

А 9 Мая - День Победы. Праздник.

И в этот день я не только перечитывал фронтовые письма своего деда, погибшего под Харьковом в 1943-м, но и поздравлял отца и дядю, его брата, которые прошли всю войну от первого до последнего дня и остались целы.

Они мне рассказывали о войне, пока были живы. Много чего рассказывали. Такого, о чем в праздник не хочется вспоминать. Война - свирепая штука. Сталина они оба, мягко говоря, не любили. Как и мой погибший в 1943-м дед. Но к Дню Победы относились как к святому для России празднику. И всегда повторяли, что Россия должна быть сильной. Потому, что в мире есть много обладающих силой и властью негодяев, остановить которых способна только сила. И военный парад они смотрели внимательно и придирчиво, вглядываясь в военную технику и лица солдат.

Спасибо им всем за то, что мы сегодня живы.

И с Днем Победы!


Edited at 2015-05-09 10:59 (UTC)

Как вы не поймете-важно не кто кого победил, а важно что бы помнили ту цену которую заплатили в той войне простые люди. Каждый кто смог в нечеловеческих условиях остаться человеком-хвала ему и слава, и не важно немцем он был, русским или немцем или австралийцем.

К сожалению, фотографий нет под рукой, поэтому - только текст.

Мой отец, Ребрин Александр Иванович (1924-2001) воевал с 41-го по 44-й, был многократно ранен, после последнего ранения оказался в Средней Азии и на фронт больше не попал, хоть и старался.
Из их станицы их, мальчишек, ушло на фронт 23 человека. Вернулись только отец и его друг Павел (Назаревский Павел Гордеевич)- когда тот был ранен, отец вытащил его ночью от немцев.

Его отец, мой дед, Ребрин Иван Кузьмич, тоже воевал и был тяжело ранен, умер в 68-м.

Старший брат отца, Дьяков Константин Федорович (фамилии разные, поскольку он был сыном бабушки от первого брака - она овдовела и потом вышла замуж за дедушку) погиб. Где и когда - мне не известно, а сейчас уже и не спросишь. Помню только, что отец говоил, что его снарядом накрыло.


Григорий Синицын (прадед по маминой линии), 1906 г.р., работал ездовым в колхозе с. Дубоссары (Молдавия). Из-за проблем со зрением не был призван в армию в начале войны. Но в 1943 году попал на фронт, принимал участие в Ясско-Кишиневской операци, в освобождении Молдавии, Румынии, Венгрии. А в 1944 г. пришла "похоронка".
Еще в советское время дедушке удалось выяснить, где погиб отец. Это село Балмазуйварош в Венгрии. Он ездил туда несколько раз. К его первому приезду на братской могиле добавили имя Григория Синицына.
Дедушка родился в марте 1941-го, отца вообще не помнил. Фотографий не сохранилось.

?

Log in