Previous Entry Поделиться Next Entry
Другой Путь
borisakunin
    Так называется второй в моей жизни «серьезный» роман, который сегодня выходит в свет (ужасно люблю это старинное выражение).


   
    «Серьезными» я называю романы невежливые, то есть не старающиеся понравиться читателю. Часто говорят, что писатель кокетничает и врет, когда заявляет, будто написал книгу для самого себя. Книги-де всегда пишутся для того, чтобы их прочли другие люди.
    Не согласен. Не всегда. То есть, конечно, это прекрасно, если прочтут и оценят, но homo scribens - это такое существо, которое может разобраться в головоломной теме, только когда пропустит ее через письменный текст. В свое время я написал книгу «Писатель и самоубийство» именно для этого – чтобы разобраться в сложной проблеме. Но тогда я был намного моложе и немного глупее. Я не понимал, зачем в наши времена вообще писать серьезные романы. Потом понял: такая литература – единственный способ заглянуть в жизнь не своими глазами и даже отчасти прожить чужую жизнь. Никакой иной род искусства подобной возможности не дает.
    В серии «Семейный альбом», начатой три года назад романом «Аристономия», я сначала выстраиваю некую концепцию, а затем испытываю ее двойной проверкой. Во-первых, пропускаю ее через опыт, характер и внутренний мир другого человека, своего героя – я сам, может быть, подошел бы к теме иначе.   Во-вторых, я отдаю теорию на растерзание жизнью – это способен совершить только художественный текст. И пишу я его без поддавков, без заранее разработанного плана – в отличие от архитектурно расчетливой беллетристики. Я бросаю своих персонажей в воду и смотрю, как они будут барахтаться, выплывут или утонут, и если выплывут, то к какому берегу прибьются. Я никогда в начале не знаю, чем всё закончится. Мне интересно, а иногда страшно. Думаю, при прочтении это чувствуется.
    «Семейный альбом» - это рассказ о российском двадцатом веке, пропущенном через судьбу одной семьи. Даются фотографии из семейного альбома, с каждой связана какая-то история.
    Вот некоторые снимки из «Другого Пути»:


    Не знаю, дойду ли я до современности и вообще двинусь ли дальше, либо же второй книгой всё и закончится. Первая была про 1910-годы – революция, гражданская война. Вторая – про 1920-е. Подступаться к 1930-м что-то жутковато.

    Если в «Аристономии» мой герой сочиняет трактат о мире больших идей и высоких целей – о Большом Мире, то «Другой Путь» - это про Малый Мир, мир чувств, привязанностей, семьи, счастья.
    Мой герой, и я вместе с ним, пытаемся погнаться за двумя зайцами, не упустить ни Большого Мира, ни Малого. Я очень давно ломал себе голову над тем, возможно ли такое в принципе.
    А впрочем глупо писателю пускаться в объяснения, зачем он написал роман да какая идея проходит через него красной нитью. Кто станет читать и доберется до конца (а это будет нелегко) – узнает.

   
«Бумажная» книга с сегодняшнего дня продается в книжных магазинах.

Кто любит читать в электронном виде – вот ссылка на fb2. и вот ссылка на epub под ipad.

Кто предпочитает аудиовариант – он здесь . Читает мой любимый Александр Клюквин.

Прочтете – делитесь мыслями и впечатлениями. Буду на ус наматывать.

Поздравляю, Григорий Шалвович, и спасибо!

Вот, и прочитан новый роман ГШ. Хорошая книга, заставляет о многих вещах задуматься.

Во-первых, потому что о любви.

Во-вторых, потому что от лица человека, который познакомил нас с миром Аристономии.

В-третьих, потому что чудесно передан аромат 20-х годов. Аппетитно передан. Континентальная плита старого мира с вселенским содроганием уходит под континентальную плиту нового мира. Сталкиваются миры, сталкиваются идеи. Жутко, интересно и весело.

В-четвертых, герои хороши. Особенно - героиня. Яркая, запоминающаяся.

Согласен ли я с очень интересными взглядами Автора на Любовь? Это как посмотреть.

С одной стороны, взгляды глубокие и умные. Посмотреть на историю вопроса глазами автора-историка было очень интересно. Про Любовь и Веру было интересно почитать, и про многое другое. Почитать, поразмышлять.

С другой стороны, влияние Аристономии очень чувствуется. А мир Аристономии - это все-таки лишь одна из возможных человеческих вселенных. Не в каждой человеческой вселенной жизнь - восхождение на вершину. Есть вселенные, где нет верха и нет низа, а есть лишь бесконечность, в каком направлении ни посмотри. Даже если просто смотреть на идущих по улице прохожих. Или - на губы любимой женщины, проводя по ним одуванчиком.

Но при этом вселенная Автора очень интересна. Было жалко дочитывать последнюю страницу романа, хотелось продолжения.

Edited at 2015-09-15 02:38 (UTC)

А я только начала читать. Понравилось. Смеялась над тем, как бабушка говорит внуку, который не любит кашу: мол, любить надо бабушку, Родину, Ленина-Сталина, а кашу нужно кушать)

А вообще для меня тайна Любви - лишь частный случай более общей тайны. Тайны Чувства.

Ведь именно Чувство дарит нам главное в жизни: радость, счастье, интерес, желания, привязанности, Дарит нам Любовь, дарит ощущение наполненности жизни Смыслом.

Ведь все наши достижения ценны лишь тем Чувством, которое они пробуждают в нас. Познание мира, общение с другими людьми станут бессмысленны, если перестанут пробуждать в нашей душе Чувство. Зачем нам достижения, которые не пробуждают в нашей душе ни малейшего чувства гордости и радости? Зачем слава и успех, если они не отзываются в нашем сердце сладкой удовлетворенностью? Зачем нам достаток, если ничто из того, что можно приобрести за деньги, не пробуждает нашего интереса и желания?

Именно Чувство влечет нас за собой. Маня нас к тому, на что отзывается наше сердце. А к остальному оставляя равнодушным.

Хорошо, когда Чувство находится в гармонии с Разумом и общественными традициями и нормами. Тогда мы увлеченно играем в те же игры, что и все остальные люди: ищем Любви, Успеха, Развития, Благополучия. Наше сердце сладко трепещет, когда у нас получается играть в эти игры и болезненно сжимается от неудач.

А бывает, что Общество и Разум подсказывают человеку одно, а Чувство влечет его к чему-то совершенно другому. Хорошо, если оно влечет к чему-то, что другие люди могут хотя бы порой оценить: например, к игре на кларнете или к выращиванию цветов в саду. А бывает, что Чувство влечет к человека чему-то совершенно идиотическому, вроде клептомании или самоутверждения в бытовых ссорах. Тоже ведь Чувство, если вдуматься. И если нет в душе человека каких-то других Чувств, которые могут увести его в более правильном направлении, то уже ничего не сделаешь.

Если бы мир наших чувств был простым и нас всегда манило бы только что-то одно, то не было бы смысла задумываться о человеческих чувствах и писать о них книги. Но вся сложность и интересность состоит в том, что Чувств в нас много, и они далеко не статичны. Чувства могут дремать, а могут пробуждаться. Или снова засыпать. Могут вступать друг с другом в конфликт (чем, собственно, без конца и занимаются).

А поскольку наши Чувства определяют большинство наших поступков и на сто процентов определяют степень нашего Счастья или Несчастья, то знание мира наших Чувств и умение находить с ними общий язык и вносить в их многоголосый хор хотя бы некоторую гармонию, - наверное, является самым важным умением в нашей жизни.

Книги подобные "Другому Пути" ГШ как раз ценны тем, что привлекают внимание к этой проблеме. Помогают задуматься о ней. Хотя, конечно, следует честно признаться: пока что человек перед миром Чувств довольно беспомощен. Сколько бы он не убеждал себя в том, что он хозяин мира и собственной судьбы, на самом деле ни над миром, ни над своей судьбой человек особенно не властен. Как Чувства скажут, так он себя и ведет.









Edited at 2015-09-15 12:42 (UTC)

Эх, опять попался на акунинский фокус, знакомый уже по "Аристономии"- сюжет ещё должен развиваться и развиваться, ещё очень многое должно произойти- и тут книга неожиданно заканчивается.

Любовь и страсть

Мне посчастливилось прочесть книгу М.Веллера "Любовь и страсть", написанную в прошлом году, прямо перед тем, как приступить к прочтению "Другой Путь" ГШ. Это очень удачно, ведь и то, и то представляет собой анализ Любви. Сразу вспомнилось, что ГШ как-то говорил, что не читает чужих книг, чтобы не потерять свою волну. Про Веллера этого не скажешь. Поэтому к книге Веллера вопросов почти никаких, а вот к ГШ вопросов уйма. Первый - "самая ранняя концепция любви - космогония Парменида". Я дико извиняюсь, а разве Библия, была написана не раньше? "Песнь Песней". Это кажется очевидным. Веллер этого не упустил. А ГШ? И это только начало. По мере прочтения продолжу.

Re: Любовь и страсть

"Песнь Песней" и чудесные метафоры о любви Иакова к Рахили - это поэзия. А трактат философский.

А у Веллера, насколько я помню, очень однобоко. Всякий человек мечтает испытать как можно больше ярких страстей, поэтому девушки бегут от положительных женихов к непризнанным гениям. А другие девушки ищут положительных женихов, не желая сильных страстей. Все люди разные, но по Веллеру все одинаковы.

Edited at 2015-09-17 02:49 (UTC)

Написал ответ на коммент 7654321i - и решил вынести ответ в основную ветку. Потому что тема интересная.

Мне всегда было любопытно, является ли вспыхивающее между мужчиной и женщиной романтическое чувство душевной близости отражением какой-то объективной реальности? Или же оно сродни сумасшествию, которое, хотя порой и бывает спровоцировано реальными обстоятельствами (как у Ивана Бездомного в "Мастере и Маргарите"), тем не менее не является адекватным восприятием реальности.

Я склоняюсь ко второму варианту.

Более того, у меня даже теория есть на этот счет. Согласно этой теории, способность сходить с ума (в клиническом, а не аллегорическом смысле) - это плата за нашу способность любить и за некоторые другие, похожие на нее способности, выработавшиеся у человека эволюционно - например, способность пожертвовать многим, включая собственную жизнь, за идеи и принципы.

А происходит это потому, что слишком трезвый взгляд на вещи не является оптимальным с эволюционной точки зрения. Если люди будут холодно и трезво смотреть друг на друга - или, например, на свою Родину, - добром это не кончится. Вид вымрет.

И примитивной физиологией вроде либидо такую нежелательную для выживания вида трезвость взглядов подправить не удается. Приходится природе вмешиваться в наше поведение на гораздо более сложном и тонком уровне. А где тонко, там обычно и рвется.

А вы с этим согласны?




Да, в Ваших рассуждениях есть одна из граней истины. Увы, сумасшествие любви и сумасшествие от любви - близко друг от друга.

Дочитала –ДП, спасибо, интересный трактат, вкратце все аспекты охвачены (с точки зрения материалиста, конечно).

/ответить, что такое любовь – довольно трудно/Акунин.
ИМХО: Любовь – это полное сердечное приятие, позволение БЫТЬ, имея свободу воли и свободу развития, со всей возможной благожелательностью и….невмешательством (что для человека, что….для Бога:).

Именно с позиций любви должен вести себя и социум, созданный развитыми людьми.

А то острое чувство притяжения к другому существу, которое принято у людей называть любовью, это всего лишь игра гормонов (да, ооочень приятная!:), аспект преходящий и, как правило, корыстный – ты мне, я – тебе.

Что удивило, это выбор персонажей. Поскольку речь идет о Н-Н-Любви, то…..она весьма маловероятна в их союзе. он – тонкий, умный, интеллигентный, она – грубоватая, амбициозная, ловкая манипуляторша, с полным отсутствием общей культуры, с головой, набитой лозунгами. На сексе можно продержаться год-другой, но дольше вряд ли. К тому же ей, наверняка, встретится более яркий и престижный мужчина (на его фоне муж окажется серым и бесперспективным), которого ей захочется «окрутить», а ему…. когда-нибудь непременно встретится барышня «из бывших», та, настоящая его половинка. До сих пор женщины его просто "брали", а ту, настоящую, он должен сам захотеть завоевать.
Хотя, 30-е годы могут так изломать судьбу, что будет не до любвей. Аристономы, как и положено, попадали под каток первыми. Но если продолжится его везение по судьбе (уже уходил от верной гибели), выживет и после Лубянки….

Всё в руках бож….Акунинских :))

Выживет. Клетчатая тетрадь это же его трактат из будущего, а там было и про Гестапо и про Мастера и Маргариту.

напомнили мне, что у Юрия Борисовича Норштейна вчера был ДР, самые теплые поздравления и пожелания!
вот уж аристоном чистой воды! редкая порода....

для уважающих астрологию - у него Солнце и Нептун (творческое воображение) на Восходящем узле - это круто! солнечный человек.

Edited at 2015-09-16 09:59 (UTC)

Продолжаю читать книгу :-)
Впечатлило, что слабенькая-тихая Софа не предала свой большой мир ради любви, а активная сильная Мирра - предала. По крайней мере я так воспринимаю их поступок. Молодец Софа :-)) Интересно, найдется ли она?

Ну во-первых Клобуков показал себя человеком, а Филя подлецом. Если бы Антон сказал Сокольникову: "таскается за мной прилипчивая жидовка", и Мирра бы, вероятно, повела себя по-другому. Во-вторых, Мирра ради большого мира должна была переступить через жизнь Антона, а вопрос о жизни Фили на кону не стоял. И вообще, Государство (даже пламенно любимое) и Ребенок - два абсолютно неравноценных Больших Мира для женщины.

Интересно, у меня одного заглавие романа вызвало такую ассоциацию?

Я не понимаю

Встреча на станции Бологое. Самая трогательная новелла во всем повествовании. Случайная встреча на перроне, удар молнии, у нее муж и дети, у него жена и дети. И она: "Так мне ехать с Вами?" Слезы умиления у всех ... кроме меня. Я не понимаю. Не осуждаю, просто не могу понять ради какой единственной-неповторимой-самой-самой любви может женщина бросить детей? Дело даже не в морально-нравственной стороне, просто как можно любить мужчину больше чем ребенка? Я знаю, что такое бывает в природе, но представить не могу.

А кого мужчине надо любить в первую очередь: ребенка или женщину?

Господи, как хорошо!

Долго болтался по северам. Зашёл на любимый блог - и что вижу - у Акунина новая книга! Срочно покупаю(литрес). Очень рад. Да и тон блога поменялся, ни про Путина, не про украину. Отрадно.

Прочитала. Спасибо. Возникла мысль, что Акунин, как Янковский в "Обыкновенном чуде" решил с супругой поговорить о любви. Хорошая идея. Стыдно, но рассуждения о любви проглядывала поверхностно. Не могу читать чужие теоретизирования. Нужны факты, а уж выводы сделаю сама. Хуже, конечно, чем великие умы, но это мои теории. Очередной раз поразилась, как можно не живыми буквами создать живых людей. Как будто видишь Мирру, Антона и др. Удивительно. Очень жаль, если не будет продолжения.

Только мне кажется, что Мирра и Антон - вылитые Алтын и Николас? Кроме отпечатка эпохи, все то же самое. Девчонка с пролетарской окраины - боевая, резкая, циничная, с грубыми манерами и острым языком, слона на скаку остановит и хобот ему оторвет. Но под колючей кожурой добрая, женственная и преданная. И мужчина - прекрасно воспитанный и образованный, незыблемо принципиальный, слабый и нерешительный с виду, но со стальным стерженьком внутри. Даже внешне похожи . Алтын и Мирра маленькие, крепкого сложения, не очень красивые, но очень яркие. Николас и Антон - высокие, худые очкарики подчеркнуто "интеллигентского" и несколько (обманчиво) инфантильного вида.

Кстати, размышляя и над романом, и над собственным опытом (да хоть на моих родителей посмотреть), не прав был наше все, когда писал: "В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань." Вот две трпетных лани телегу не вытянут. И два боевых коня затопчут друг друга по дороге. А люди разных, даже противоположных темпераментов и жизненных позиций, прекрасно дополняют друг друга.

Edited at 2015-09-18 18:10 (UTC)

Да, Алтын при чтении о Мирре мне тоже вспомнилась. Имеет ГШ слабость к брутальным женщинам. Николас не вспомнился. Теперь согласен, что сходство есть, но все же на первый взгляд сильно тертый жизнью и в конце концов сумевший к ней приспособиться советский доктор не показался мне похожим на слегка комичного английского историка.

Аристономия

Рада продолжению главной темы страны - " Аристономия".Вернулась в ЖЖ случайно , чтобы написать эпитафию на смерть друга - прекрасного редкого мужчины и "лучшего журналиста" Саратова Всеволода Тринитатского. Продолжение Аристономии, а так же некая новая секретная книга молодого писателя о славянском Тотемическом круге должны каким-то образом убедить общество в том, что общественный идеал уже создан, что разговоры троллей, что нет общественной идеи лишь отвлекают от того, что она есть. Останется только начать следовать ей, постепенно очищаясь от скверны.

Читая, я задумалась о том что такое "предательство любви". Вы привели два интересных примера, 1) арестовали любимого, он умирает от чахотки ... у женщины есть выбор - "сдать" 20 товарищей и спасти любимого (уехать с ним в Швейцарию) или же оставить любимого умирать.
2) человек проштрафился. его судьба зависит от Распутина. у женщины есть выбор - переспать с Распутиным и выручить любимого или нет.

Я считаю, что предательство любви это поступить не так как хотел бы любимый человек, чтобы ты поступил в этой ситуации. При чем важно даже не то что он говорит, а то что он чувствует и во что верит. Любящие люди знают душу любимых.

Для меня (если бы я болела чахоткой и умирала в каземате или же в наше время - если бы меня украли и пытали террористы) предательством любви было бы "сдать" друзей. После такого я не смогла бы жить (точнее стала бы жить из принципа, но такая жизнь для меня была бы хуже и мучительнее смерти). По настоящему любящий меня человек, не выдал бы других людей ни ради меня ни под пытками, но сделал бы ВСЕ, чтобы за меня отомстить. Надеюсь, что и "не выданные" друзья поступили бы также.

А вот в случае с Распутином я согласна с барышней, - переспала, подмылась, проверилась на ЗПП и спасла любимого (желательно, кстати, сохранить это в тайне). Уверена, что есть люди для которых переспать с Распутиным так же не приемлемо как для меня сдать друзей охранке. Для них переспать с Распутиным = предательство любви.


Edited at 2015-09-19 19:29 (UTC)

Справедливости ради хочется отметить,  что не из-за простого "щебетания" Шопенгауэр разозлился на госпожу Маркет,  а за повторное и беспардонное нарушение его личного пространства. При всех своих странностях хамом он всё же не был, видимо женщина уж очень наглая попалась. К тому же возможно  денег захотела вот так "заработать".А читать он любил античную поэзию, многое знал наизусть, Упанишады тоже обожал. Насчет беллетристики что-то не слышала раньше. Он вообще говорил, что с чтением надо быть поразборчивее, ибо оно может затемнять мозги и не способствует самостоятельному мышлению.
http://az.lib.ru/w/watson_e_k/text_0020.shtml
"В августе 1821 года знакомая его квартирной хозяйки, г-жи Беккер, швея Каролина Маркет, привлекла Артура Шопенгауэра к суду за оскорбление словом и действием. В письменном отзыве ответчика на жалобу обвинительницы мы находим следующее изложение этого вздорного дела:   "Возводимое на меня обвинение,- пишет Шопенгауэр,- представляет чудовищное сплетение лжи с истиной... Я месяцев шестнадцать занимаю у вдовы Беккер меблированную квартиру, состоящую из кабинета и спальни; к спальне примыкает маленькая каморка, которой я сначала пользовался, но потом, за ненадобностью, уступил хозяйке. Последние пять месяцев каморку эту занимала теперешняя моя обвинительница. Передняя же при квартире всегда состояла исключительно в пользовании моем и другого жильца, и, кроме нас двоих и наших случайных гостей, в переднюю никому не следовало показываться... Но недели за две до 12 августа я, вернувшись домой, застал в передней трех незнакомок; по многим причинам это мне не понравилось и я, позвав хозяйку, спросил ее, позволила ли она г-же Маркет сидеть в моей передней? Она ответила мне, что нет, что Маркет вообще из своей каморки в другие комнаты не заходит и что вообще Маркет в моей передней нечего делать... 12 августа, придя домой, я опять застал в передней трех женщин. Узнав, что хозяйки нет дома, я сам приказал им выйти вон. Две из них повиновались беспрекословно, обвинительница же этого не сделала, заявив, что она - приличная особа. Подтвердив г-же Маркет приказание удалиться, я вошел в свои комнаты. Пробыв там некоторое время, я, собираясь снова выходить из дому, опять вышел в переднюю со шляпой на голове и с палкой в руке. Увидев, что г-жа Маркет все еще находится в передней, я повторил ей приглашение удалиться, но она упорно желала оставаться в передней; тогда я пригрозил вышвырнуть ее вон, а так как она стояла на своем, то я и на самом деле вышвырнул ее за дверь. Она подняла крик, грозила мне судом и требовала свои вещи, которые я ей и выбросил; но тут под предлогом, что в передней осталась какая-то не замеченная мною тряпка ее, она снова вторглась в мои комнаты; я опять ее вытолкал, хотя она этому противилась изо всех сил и громко кричала, желая привлечь жильцов. Когда я ее вторично выпроваживал, она упала, по всей вероятности, умышленно; но уверения ее, будто я сорвал с нее чепец и топтал ее ногами - чистейшая ложь: подобная дикая расправа не вяжется ни с моим характером, ни с моим общественным положением и воспитанием; удалив Маркет за дверь, я ее больше не трогал, а только послал ей вдогонку крепкое слово. В этом я, конечно, провинился и подлежу за то наказанию; во всем же остальном - нимало, так как я пользовался лишь неоспоримым правом охраны моего жилища от нахальных посягательств. Если у нее очутились ссадины и синяки, то я позволяю себе усомниться в том, чтобы они были получены при данном столкновении; но даже и в последнем случае она должна винить саму себя: таким незначительным повреждениям рискует подвергнуться всякий, кто держит в осаде чужие двери"... В первой инстанции истице было отказано в иске; но суд второй инстанции отменил оправдательное решение относительно Шопенгауэра, который в то время путешествовал по Швейцарии, и приговорил его к уплате 20 талеров штрафа и к возмещению потерпевшей Маркет убытков, в обеспечение чего на капиталы Шопенгауэра, хранившиеся у банкира Мендельсона, наложен был арест. Дело это тянулось по разным инстанциям до 1826 года и кончилось тем, что Шопенгауэру все же пришлось платить Маркет пожизненно по 60 талеров в год. Он и выплачивал ей эту пенсию в течение целых двадцати лет, до 1846 года."

Edited at 2015-09-18 18:25 (UTC)

Что же касается "никакие озарения ума не принесут такого счастья", которое Антон познал с Миррой, с нетерпением жду продолжения, что там такое уж замечательное у этой пары могло получиться. Согласитесь, что 4 месяца знакомства, пока она его соблазняла - всё же недостаточная база для таких крупногабаритных обобщений.

Аудиокнигу приятно было послушать, голос хороший, хоть мне не очень нравится такое полу-театрализованное чтение. Часто казалось,  что там не такие должны бы были быть интонации речи персонажей. Но тут на всех не угодишь.
С теоретической частью во многом не согласна, хоть в целом экскурс в историю вопроса кажется полезным.
Называть "садистами или мазохистами" активные или пассивные типы в поведении мне кажется в данном случае неправомерно. У этих слов есть другое, вполне определенное значение. Как и у "мафиозности". "Мафиозное" пристрастие к объекту любви?


Требование необъективного отношения к себе со стороны любящего,  если и встречается зачастую на практике,  не может по-моему являться критерием истиности любви. Если уж любовь во имя эволюции,  как подмога аристономии, так зачем в ней лицемерие и несправедливость к другим людям?


Впечатление,  что Мирра, описанная существом хоть в целом и неплохим, но изначально склонным к лицемерию и нагловатым, потянет и уже потянула  представления о том, как "правильно" вниз, вместо того,  чтобы Антон повел бы ее за собой.
Привычка работать в трамвае (и не только там наверное) локтями,  украсть чужую фотографию, пририсовать ей рога, не собираться признаваться, вести сексуальную "жизнь " без любви, просто когда приспичит,  убеждать влюбившуюся в женатого человека подругу бороться за него,  дескать его жена и дочь подвинутся... при недовольстве в личных отношениях сразу начать образно говоря "делить площадь", сначала мелом и спихнув вещи любимого....не понравились чьи-то слова на собрании - дать в нос так,  чтобы "захрустело" и т.д.   и т.п. Ну в общем  ça promet...


Какой там "другой путь " с таким человеком? Это уж скорее путь туда же,  куда и всё человечество веками долго и уныло бредёт.


Но книга в общем интересная. Навевает на размышления.


Конечно, литература, создающая яркие и неординарные литературные образы, очень нужна. Такие образы подобны звездам в небе, помогающим нам двигаться в верном направлении и не сбиваться с пути.

Но мне кажется, что гораздо более важное дело для литературы - это открывать что-то новое и важное про обычных людей.

Вот йога, например. Она дает необычные советы обычным людям. И следуя этим советам, обычные люди меняются, у них начинает получаться то, что традиционно считается областью возможностей людей необычных, выдающихся. И в том, что касается тела, и в том, что касается ума, и в том, что касается чувств, и в том, что касается души и духа.

На мой взгляд, Литература наивысшего ранга так же говорит что-то новое и необычное обычным людям. Что-то, опираясь на что они оказываются в состоянии подняться над собой прежними.

Ведь вся история человеческой Цивилизации - это история наполнения обычных людей чем-то новым, что поднимает их над собою прежними: новыми важными знаниями, взглядами, умениями, традициями, меняющими их жизнь.







Edited at 2015-09-19 23:40 (UTC)

Я думаю часто люди читают книгу и думают: "батюшки, так ведь это обо мне". Это естественный эффект при чтение хорошей книги. Тем не менее не могу не поделиться.
Как вы знаете меня зовут Лика. А вот у моей тети (жены папиного брата) фамилия Оболенская. Может быть я это писала у Вас в комментариях и отложилось в подсознание? Жаль только что героиню лицом в лужу макнули :-)

А еще у меня был пост где я семейную жизнь сравнила с кораблем:
http://lobastova.livejournal.com/208930.html
Не претендую конечно же на эксклюзивность метафоры.

Да, пустынно в Благородном Собрании стало. Раньше бы слетелись, начали мнения высказывать, горячо спорить. А тут новый роман вышел - и тишина. Ветки обсуждений длиннее трех-четырех комментариев - и то редкость.

ГШ в фейсбуке про Непрочность написал - и там тоже меньше двухсот комментариев набралось. Коротеньких таких, словно мысли у щенка.

Надо в России науку развивать, высокотехнологичную экономику строить. Чтобы было с кем о новых романах поговорить. А то народ скоро с романов на комиксы перейдет. Поскольку в романах слишком много букв.

>>>> Коротеньких таких, словно мысли у щенка

У щенка может и короткие. А вот у кота мысли длинные, многоходовые, но всегда ведут к одному месту, в данном случае - холодильнику. Как и роман про любовь...

Edited at 2015-09-23 15:45 (UTC)

О вы, хранящие любовь /Неведомые силы!


Прочитан «Другой путь». Пишу, пока «впечатления еще не утратили свежести, а мысли уже отстоялись», - как любил поступать И.И. Бах.

Купила в первый день продаж (бумажную, конечно). Очень стильно издана – прекрасный художник! Чего, увы, нельзя сказать о корректоре. Много грубых ошибок.
Книга читалась трудно. Поначалу вообще не могла читать – испугалась даже. Почему? Ведь книга о любви, т.е. о Любви!
«Лю-бовь, зачем ты мучаешь меня?» – как будто уныло поет на протяжении всего романа «герой-зануда», мучая и меня этим заунывным пением.
Безусловно, герой проявляет замечательную эрудицию. Теория не нова, и он добросовестно излагает и университетский курс зарубежной литературы, начиная с античности, и знакомит с интересными философскими трактовками и философами. С философией Вл. Соловьева я неплохо знакома, а вот за Шопенгауэра спасибо (век живи – век учись!). Потрясающая личность! Обязательно восполню пробел. Вот, кстати, одна из его мыслей о любви: «Любовь походит на голод, и как голод она есть зло для человека». Спорно, согласна. И в книге любовному голоду уделяется значительное внимание.
Вот еще спорный момент: если герой пишет трактат через несколько лет после войны, где он мог прочитать «в машинописной копии» роман Булгакова?
Елена Сергеевна, если и разрешала кому-то читать рукопись, то только в своей квартире. В 40-е годы о романе не было известно.

(продолжение следует)

Re: О вы, хранящие любовь /Неведомые силы!

Лучшее в трактате героя – определение термина «Любовь» Оксфордским словарем!
Истины, о которых он говорит - вечны. Поиски духовных ориентиров, следование им, самоопределение в мире - темы глубокие и трудные. Тем более – тема любви. Но читать этот трактат о любви оказалось достаточно сложно. Эта часть романа - как запутанный доклад о поиске формулы любви. Герой и сам понимает, что «затеял…длинное, противоречивое и местами…не слишком убедительное исследование».
По-моему, любовь немыслима без умения слышать друг друга. И во все века в большой литературе, в живописи образ любви – это образ идеальных человеческих отношений – синтез верности, благородства, уважения, понимания, которым люди должны овладеть, чтобы жить счастливо. А великие слова Стендаля: «Жил. Писал. Любил», ставшие потом эпитафией писателя, только подтверждают первостепенность любви.
Я не любитель французской литературы, но люблю французскую живопись. И роскошное рококо Ватто! И его «Отплытие на остров Киферу». Там есть одна пара (на переднем плане): кавалер с тихой настойчивостью, вероятно, в первом озарении любви, поднимает за руки с травы даму, чтобы вести ее к кораблю. Она нежно сопротивляется, отклонив голову… А потом они пойдут к берегу, поднимутся на корабль, поплывут к острову любви…И долгое путешествие не утомит их сердцА, не остудит их любви…
Верю в любовь как в некое волшебство, чудо, тайну, открывающуюся не каждому:
Но иным открывается тайна,
И почиет на них тишина…

Пусть любовь остается тайной! И да – «она – счастье, дар судьбы…она – Роза». А лучшая книга о любви из множества прочитанных мною - «Путешествие дилетантов» Булата Окуджавы. Не читаешь, а паришь над землей! Ни одна книга не вызывала подобных ощущений! Вот это и есть ННЛ!
Потому что:
Все пройдет: и печаль, и радость.
Все пройдет – так устроен свет.
Все пройдет. Только верить надо,
Что любовь не проходит, нет!

(продолжение следует)

случайно попалась пьеса Акунина -Зеркало Сен-Жермена-, финал забавный (про любоффь):)

Да, я согласен с eva_55_loshad: несколько зануден герой :) Надо сказать, что почти все персонажи романа склонны к крайностям и потому отдают некоторой занудной достоевщинкой. Мирра на светлом будущем зациклилась, Эйзен - на несчастной любви, Клобуков - на аристономических идеях, Логинов - на хирургии, и т д.

А вообще лично мне не до конца ясно, какая тональность разговора с читателем правильнее всего, если автор решил вслух поразмышлять о любви. С одной стороны, если автор хочет охватить тему достаточно широко, то без известной доли занудства не обойтись. С другой стороны, в отличие от научного труда, художественная литература призвана воздействовать на чувства читателя. И даже самый умный и нафаршированный цитатами разговор о любви не должен отклоняться от этой цели. Булгаков по этой части был большим мастером. У него разговоры на умные темы звучат не занудно, а невероятно захватывающе и интригующе. Хотя, конечно, у Булгакова они намного короче.

Только мне все-таки кажется, что центр тяжести в серьезном разговоре о любви должен находиться не в мире идей, а в мире реальности. Человечество насочиняло тысячи томов разнообразных фантазий на тему любви. Но центральную тему - великую мудрость Природы, продумавшей любовь до тончайших деталей - либо высокомерно игнорировало, либо описывало языком примитивным и глупым.

А между тем, мир отношений мужчины и женщины - это волшебное творение Природы. На фоне магической глубины, красоты и неправдоподобной продуманности которого наши теории выглядят невероятно наивно.

> Мирра на светлом будущем зациклилась,

Не зациклилась. У нее не было никакого фантатизма. Просто конформизм и оптимизм. Типа потрясения и перемены состоялись теперь все правильно, и нужно просто жить и работать.
Есть даже ощущение что это образ откуда то из современности, распростроненный типаж патриота конформиста где то в 2000-ые, да и сейчас.

Ура, Ура! Уже слушаю в исполнении Клюквина.

Как сохранить дыханье розы алой?

В продолжение темы тональности разговора автора с читателем о любви.
По-моему, в качестве примера подходят "Темные аллеи" И. Бунина.
Почему тридцать восемь рассказов "об одном и том же" не создают ощущения повтора и исчерпанности темы?
В центре внимания автора - любовь мужчины и женщины. И любовь у Бунина - не только духовное единство, но и физическая близость. Но дело в том, что Бунин умеет найти все новые и новые оттенки любовного чувства: это и чувство обожания, и притворная любовь-игра, и продажная любовь, и любовь-вражда, и любовь-колдовство, и любовь-самозабвение, и любовь-отчаяние, и любовь-жалость, и любовь-сострадание. Любовь многолика. Она нежна и жестока, эгоистична и самоотверженна, возвышенна и чувственна. Она, как мир, стара и молода. Она ничуть не изменилась за тысячи лет человеческой истории. Чудные, обворожительные, и близкие и понятные женщины живут в рассказах Бунина. Настоящая портретная галерея! На фоне этих пленительных женщин статичными и невыразительными выглядят мужчины, кажущиеся все на одно лицо.
Короткие рассказы, но как будто разворачивается длинная история любви - история о том, как приходит это чувство к человеку впервые, как переворачивает все в его душе, делая жизнь яркой, наполненной. "Всякая любовь - великое счастье, даже если она и не разделена", - говорит один из героев. Так ли это? Все же очень хочется счастливого конца. А тональность, конечно, подобрана тончайшая,нежнейшая!
"Я считаю "Темные аллеи" лучшим, что я написал, - говорил Бунин, - а они, идиоты, считают, что это порнография и к тому же старческое бессильное сладострастие. Не понимают, фарисеи, что это новое слово в искусстве, новый подход к жизни!"
Что же такое любовь?

Любовь, любовь - гласит преданье -
Союз души с душой родной -
Их съединенье, сочетанье,
И роковое их слиянье,
И... поединок роковой...
(Ф. Тютчев)

Re: Как сохранить дыханье розы алой?

У большинства современных авторов описания любовных сцен настолько убоги, что с души воротит. Много голого мяса, и всё. А вот сейчас читаю Сапковского, "Сагу о Рейневане" - и...
"Трясущимися руками он ласкал ее кубрак, гладил нежный мех, упивался вызывающе резкой шероховатостью вышивки, дрожащими пальцами прослеживал несущие в себе тайну плисы и утолщения швов, касался подушечками, тискал и ласкал возбуждающе твердые бугорки и пуговички и чудесно таинственные застежки, вышивки, феретки и букли. Вздыхая, ласкал приятно раздражающую пальцы толстую вязку шерстяного шарфа, нежно гладил божественную мягкость дорогого турецкого шелка. Погружал лицо в мех воротника, напоенного роскошными ароматами всей счастливой Аравии. Ютта часто дышала и чуть постанывала, напряглась в его объятиях, вонзила ногти в рукава его куртки, прижалась щекой к стеганому сукну.
Резким движением он сбросил ее колпак, дрожащими пальцами раскутал шею, распутав шарф, обвивавший ее как змей Ермунганд – неторопливо отодвинул край шелковой подвики, добрался, словно Марко Поло до Китая, до ее нагости, до голой кожи щеки. И до изумительно разнузданной нагости уха, выглядывающего из-под ткани. Коснулся уха нетерпеливыми губами. Николетта застонала, напряглась, вцепилась в его воротник, хищной рукой стискивая и лаская скользкую, латунно-твердую застежку его пояса".

?

Log in

No account? Create an account