?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Чужие среди своих (окончание)
borisakunin
     Негодование по поводу того, как Сталин обошелся с советскими немцами, несколько блекнет, когда вспоминаешь, что в той же ситуации Америка, поборница прав человека,  повела себя немногим лучше.
     В 1941 году в США жили несколько сотен тысяч американцев японского происхождения – так называемые нисэи (это значит «второе поколение», хотя сюда иногда относят и первую, и третью генерацию иммигрантов).
     Шок от неожиданного удара по Перл-Харбору и страх перед грозным врагом иной расы, иной культуры, иной психологии были так велики, что президент Рузвельт позабыл об идеалах демократии. Эксперты и советники говорили ему, что японцы плохо ассимилируются, что их эмоциональная связь с исторической родиной крепка, а культ микадо в их среде очень силен. На самом деле это было заблуждением. Японское воспитание сакрализирует чувство благодарности и корпоративность. Своей новой родине нисэи были искренне благодарны, ощущали себя членами корпорации «американский народ» и  сумели доказать свою искренность (очень японский термин), несмотря на то, что «корпорация» поступила со своими новыми гражданами скверно.
     Сначала нисэев зачислили в категорию 4C («враждебные иностранцы»), а вскоре Рузвельт санкционировал их интернирование. В общей сложности в лагеря попали сто десять тысяч человек.
     Американским японцам, так же как русским немцам, пришлось доказывать кровью, что они не подозрительные чужаки, а патриоты. С огромными трудностями нисэи добились разрешения сформировать батальон (потом полк) из добровольцев. Еще тяжелее  было попасть на фронт. Воевать с армией микадо им не доверили – отправили в Европу, драться с немцами. Психологически это, наверное, было правильно.

1
Солдаты этого американского полка ходили в атаку с криком «банзай»

     442-ому пехотному полку пришлось пролить очень много своей крови, прежде чем недоверие было преодолено. Боевые потери этой части были самыми высокими во всей американской армии. За год  состав менялся несколько раз. Из четырнадцати тысяч человек, отслуживших в полку, девять с половиной тысяч получили орден «Пурпурное сердце» - аналог нашей нашивки за ранение. После октябрьских боев 1944 года на юге Франции в строю осталось меньше трети солдат. Зато 442-ой стал рекордсменом по количеству наград. 21 человек был удостоен Медали Почета, высшего воинского знака отличия.

2
После боя

     Было много и горечи, и обид. Генерал, которому подчинялся «японский» полк, раз за разом гонял этих не вполне своих солдат в самое пекло, очевидно, жалея их меньше, чем своих.  Из-за этого уже после окончания войны произошел неприятный инцидент. Принимая на торжественном построении рапорт командира нисэев, тот самый генерал протянул руку, но полковник  лишь поднес ладонь к фуражке, а рукопожатие не принял. Стало быть, не простил.

     А недавно у меня появилась возможность взглянуть на эту проблему с другой стороны фронта. В ноябре я пообщался с японским писателем Отохико Кага, который написал роман «Корабль без якоря» про одного храброго летчика императорских военно-воздушных сил. Вот этого:

3
Не очень похож на японца, правда?

     Это майор Рё Курусу ( 1919 - 1945). Он был сыном дипломата-японца и американки. Естественно, воевал за свою страну – Японию. Во времена, когда японские города сгорали дотла под американскими бомбежками, человеку с таким неправильным лицом жилось трудно. Вся книга – про то, как трудно доказать своим, что ты свой, если они считают тебя чужим. Финал романа трагический: главный герой, сбитый в воздушном бою, выбрасывается на парашюте – и соотечественники забивают его до смерти, приняв за американца.

     Когда-нибудь в энциклопедиях будут писать: «Война (ист.) – эпидемическое психическое заболевание непонятной этиологии, в прежние времена периодически поражавшее целые народы».
 

Смысл тогда какой кому-то что-то доказывать, если война (то есть само разделение на своих и чужих) априори зло.

Немцам, должно быть, разнесло шаблон в клочья, когда они увидели, что на них в атаку идут люди в американской форме, но с характерной внешностью и криками "БАНЗАЙ!!!"

Я сильно сомневаюсь, что они шли в бой с криками "Банзай!" По крайней мере их боевая песня была на английском. И боевой клич/девиз "Go for broke!" - тоже.

Желаю человечеству дожить-не сгореть в войнах, до этой эпохальной записи в энциклопедии... )

Да, печальная история. Я не знал, что масштаб бедствия был так велик - сто тысяч человек, я думал, что интернированных японцев было порядка 5-10 тысяч человек. В то же время забавно, что никаких мер против немцев американцы не предпринимали, а немцев в Америке были миллионы, и среди них было очень много реальных сторонников Гитлера. Но, видимо, количество сыграло свою роль - репрессии против такого количества людей были бы невозможны в американской системе.

Between 1931 and 1940, 114,000 Germans moved to the United States, many of whom—including Nobel prize winner Albert Einstein and author Erich Maria Remarque—were Jewish Germans or anti-Nazis fleeing government oppression.[60] About 25,000 people became paying members of the pro-Nazi German American Bund during the years before the war.[61] German aliens were the subject of suspicion and discrimination during the war, although prejudice and sheer numbers meant they suffered as a group generally less than Japanese Americans. The Alien Registration Act of 1940 required 300,000 German-born resident aliens who had German citizenship to register with the Federal government and restricted their travel and property ownership rights.[62][63] Under the still active Alien Enemy Act of 1798, the United States government interned nearly 11,000 German citizens between 1940 and 1948. Civil rights violations occurred.[64] An unknown number of "voluntary internees" joined their spouses and parents in the camps and were not permitted to leave.[65][66][67]

А майор-то хорош, красавец!)
Вот! Я и говорю: это очень правильный книжный финал, когда герой погибает от рук вроде-как-своих и тогда, когда вот-вот уже забрезжило спасение. (Это к вопросу о гибели Фандорина).
А интересно, майор Рё Курусу - я так понимаю, это реальный человек - по-настоящему так и погиб?

Нет, он погиб не так. Я - о герое романа, а не о прототипе.

Молодой американец ирландского происхождения в романе американского писателя армянского происхождения совершенно непредвзято описывает молодого американца японского происхождения (надеюсь на то, что цитата оправданна):
"Если хотите знать, кто в этом госпитале ухаживал за больными, я вам скажу. За больными ухаживали больные же. Легкобольные – за тяжелобольными. Они не давали им лекарств, но именно они приносили исцеление. Они садились около кровати и дежурили. Сидели молча. Сидят себе спокойно и молчат, а когда тяжелобольной очнется, он видит – сидит возле него кто-то, он даже не знает, кто такой, но знает – это брат. Я все это знаю хорошо, потому что, когда я очнулся, мой брат милосердный сидел возле меня. Это был один японский парнишка, который служил в американской армии. Он мне тогда не улыбнулся и ничего не сказал. Просто сидел рядом: он уже выздоравливал и ждал, чтобы и мне стало лучше.
В руках у него был маленький, высохший золотой апельсин, но он знал, что в этот момент мне не захочется апельсина, и мне даже не нужно было качать головой, чтобы он это понял. Он знал это и так и положил апельсин на столик, чтобы я мог съесть его, когда захочу. Немного спустя я заснул, а когда проснулся, он все еще сидел рядом.
Мы такие же животные, как и всякие другие. Больные животные понимают друг друга, даже если не принадлежат к одному виду, и заботятся друг о друге. Кто бы он ни был, этот японский мальчик, а мне он был доктором в госпитале. Мне даже не удалось разглядеть его как следует, слишком тяжело я был болен, а к тому времени, когда мне стало лучше настолько, что я мог сидеть навытяжку при утреннем обходе армейских врачей, его уже не было. А на столе лежали три маленьких, высохших золотых апельсина, оставленных им для меня. Спасибо роду человеческому за сердечную доброту, которая проявилась так щедро и скромно в этом парнишке. Армейские врачи исправно давали мне лекарства, но с таким же успехом они могли бы давать его зверю в клетке или бактериям в пробирке. Ведь болезнь гнездится не только в теле, верно?" (У.Сароян. Приключения Весли Джексона).


Edited at 2013-12-28 10:11 (UTC)

Спасибо за цитату. Я даже прослезился.

Если роман "Корабль без якоря" переведен, то надо обязательно найти - "Чужой среди своих", это интереснейшая тема.
И хотя оценивать мужскую красоту это не мужское дело, но кажется в "Алмазной колеснице" ГШ не "присочинил" - в результате смешанных браков японцев с европоидами, получаются интересные экземпляры

Сдается мне, что мужчина не хуже женщины способен распознать мужскую красоту :)


«Война (ист.) – эпидемическое психическое заболевание непонятной этиологии, в прежние времена периодически поражавшее целые народы».

Человеческая агрессия - неустранимая черта. Это ещё Фрейд отметил в работе "Почему война?".

Все релаксационные практики в психотерапии направлены на регуляцию уровня "гормона агрессии" - адреналина, который вырабатывается бессознательно в целях мобилизации сил организма для защиты от опасности - в том числе, если эта опасность выдумана самим индивидуумом (депрессивные, фобические состояния).
Внутри человека всегда идёт война - Микрокосма с ограничениями Макрокосма ("не убий, не укради и т.п.)) Агрессия - как давеча выразились в комментах, относится к "врождённым признакам человека"))
Задача в том, чтобы её перенаправить куда-нибудь в русло вырезания оригами, в лепку фигурок из солёного теста, сочинения стишков, чайную церемонию и т.п., а не в ручей смертоубийства.
Вот интересно: все психотерапевты дружно твердят, что Фрейд устарел. А позанимаешься с ними, поболтаешь - так старина Фрейд, оказывается, живее всех живых)))

(Удалённый комментарий)

Re: Ну раз так:

>Нормальный японец, конечно сознавал, что Императорская Япония- захватчик, и ведёт несправедливую войну

Нормальный (т.е. средний) японец как-раз осознавал противоположное: Япония - ведет справедливую войну за освобождение Азии от европейских колонизаторов и исполняет свою историческую миссию заключающуюся в том, чтоб быть лидером Великой и Передовой Азии.

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
Боюсь, что значение слова "война" людям никогда не придётся объяснять.

не бойтесь, дети всегда взрослеют и бросают глупые игры :)

А я думала, что мне одной сходство привиделось...

С Японией судьба вообще то и дело обходится с изощренным зверством. То обратит города в атомный пепел, то смоет волной цунами. Земли мало, ресурсов мало. Самое непостижимое - что из всех этих мучений и испытаний японцы выходят уверенными в своей счастливой звезде победителями. Никакого комплекса жертвы. Никакой вселенской скорби. А неизбывная жажда жизни и способность видеть во всем красоту. Удивительный народ.

Наверное, это потому, что японцы исключительно требовательны к себе. Если, движимый требовательностью к себе, человек способен совершить харакири, то его никакими ударами судьбы не испугаешь и не сломишь.

Edited at 2013-12-28 10:54 (UTC)

а у них...на флаге Солнце, а на гербе хризантема, с такими символами воевать вообще нельзя...наказывают...

<как трудно доказать своим, что ты свой, если они считают тебя чужим>

Может быть, и не надо доказывать. Пусть так - они тебе свои, сердцу ведь не прикажешь, ты им чужой - ничего не поделаешь, точка. И успокоиться, ничего хорошего не ждать от них, сохранять дистанцию, мне кажется, так легче и правильней - просто не отвечать им взаимностью.
Наверное, это нереально трудно. И многих войн тогда бы не было.


(Удалённый комментарий)
ээх, наши не служили в нисэи, а то бы прибарахлились за счет дядюшки Сэма, получив денежную компенсацию.

Летчик поразительно похож на Ходорковского))

+111. "Вот так и поверишь в переселение душ"...

Edited at 2013-12-28 12:11 (UTC)