?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Любимые биографии
borisakunin
     Для тех, кому не нужен «Акунин-бук» с его десятью рекомендационными списками, публикую еще один Top-10 оттуда: самые лучшие биографии - вид литературы, который я тоже очень люблю. Потому что нет ничего интереснее, чем интересно (или даже неинтересно) прожитая жизнь яркого (или неяркого, но гениального) человека.
     Мне всегда нравились две противоположные разновидности этого жанра: либо дотошная, устраняющаяся от оценок и эмоций объективность – либо, наоборот, талантливая пристрастность.
     «Объективистские» биографии, как правило, являются попыткой разгадать тайну выдающейся личности. Берутся только факты, только документы, только свидетельства современников – высказывающихся как pro, так и contra. Автор честно излагает всё, что ему известно о герое и предлагает читателям самим составить о нем суждение. С легкой руки В.Вересаева такие биографии обычно именуются «N.N. в жизни». Сюда же можно отнести так называемые научные биографии, хотя они редко бывают стопроцентно объективными, потому что история и литературоведение зачастую идеологичны.
     «Субъективистские» жизнеописания, как правило, продиктованы сильной любовью к объекту. Здесь всё зависит от таланта и обаяния биографа.
     В молодом возрасте мне больше нравились тексты, относящиеся ко второй категории. В зрелом – к первой.
     Список дан по алфавиту.

Марк Алданов. Портреты

     Я очень люблю Алданова. Учился у него писать историческую беллетристику. В своих коротких биографиях он небеспристрастен, но точен и убедителен.

1
Портрет портретиста

Нина БЕРБЕРОВА. Железная женщина

     Тот случай, когда автор был мне интереснее предмета. Одна железная женщина, повествующая о другой железной женщине, - это просто «глагол времен, металла звон». Муру Будберг я очень не люблю, даже не за Горького, а за Герберта Уэллса (кстати, забыл упомянуть его потрясающе интересную автобиографию в списке «Любимые мемуары»). А Берберову люблю. Как автора non-fiction и как образец правильно прожитой жизни: никогда не опускать руки и не бояться начинать всё заново в позднем возрасте.

2
Мура и Нина, две железные красавицы


Викентий Вересаев. Пушкин в жизни

     Идеальная биография при тактичном, тотальном отсутствии фигуры автора. Пушкин все равно выходит очень симпатичным, несмотря на то, что никакие шероховатости личности и судьбы не припудрены.

3
Пушкиным Вересаев любуется


Викентий Вересаев. Гоголь в жизни

     Подход абсолютно тот же. Результат – во всяком случае для меня – иной. По-человечески Гоголь становится неприятен. Тем больше интригует загадка гениальности. Маленький (вроде бы) человек, генерирующий великие тексты, - это сюжетно интересней, чем совпадение масштабов таланта и личности. Оптимистичней в антропологическом смысле. Смотришь на какого-нибудь сяожэня с презрением и  вдруг говоришь себе: «А может он на самом деле Гоголь, просто я этого не знаю?». (Если кто обиделся за Николая Васильевича – извините. Сердцу не прикажешь).

4
Гоголем – не очень


Владимир ЖДАНОВ. Любовь в жизни Толстого

     Очень занятное исследование, написанное примерно в те же годы, что вересаевские, но гораздо менее известное. Пример не общей, а тематической биографии. Меня всегда поражало, насколько Лев Николаевич был умен в описаниях любви и женской психологии как писатель – и насколько глух, неумен как муж. В.Жданов отвечает как раз на этот вопрос.

5
Длинная история с грустным финалом


Василий КЛЮЧЕВСКИЙ. Исторические портреты

     Это без комментариев. Классика жанра: ясно, сухо, только необходимое и достаточное. Идеальный научпоп, написанный во времена, когда этого понятия еще не существовало.

6
Великий рассказчик


Александр ПОЗНАНСКИЙ. Чайковский

     Подробнейшее, в западной безэмоциональной традиции исполненное описание скучной жизни скучного человека. Но по мере чтения нагромождение малозначительных деталей начинает производить странный эффект: Чайковский становится живым, ты им то любуешься, то на него раздражаешься. И всё время помнишь, что этот слабый, часто нелепый и смешной плакса – главный (с мировой точки зрения) русский гений. Читаешь и слышишь музыку, знакомую с детства. Уж не знаю, как автору это удается.
     Депутатам нашей Госдумы эту биографию лучше не читать, а то еще, пожалуй, запретят.

7
Совсем не благостный


Доналд Рейфилд. Жизнь Антона Чехова

     Принцип тот же, но чтение более увлекательное. Потому что здесь с масштабом личности всё в порядке, да и автор (я с ним знаком) – человек не по-европейски острый. Для меня главное, что благодаря этой книге я получил ответ на главный вопрос: о том, как произошла духовная эволюция, которую таганрогский мещанин проделал за свою недолгую жизнь.

8
Пожалуй, чем-то похожи


Марк Слоним. Три любви Достоевского

     Отличное исследование. Как же я не люблю Аполлинарию. Как же я люблю Анну Григорьевну.

9
Из-за них он получился таким, каким мы его знаем
            

Стефан Цвейг. Мария-Антуанетта

     В детстве читал, обуреваемый противоположными чувствами, потому что был за революцию и любил Неподкупного. Недавно перечитал совсем с другим чувством: рассказ о трагической судьбе, написанный человеком, которого и самого ждет трагическая судьба. Никогда нельзя отчаиваться, нельзя верить в то, что победа Зла окончательна и бесповоротна.

10
Всех жалко…

     А теперь напишите о ваших любимых биографиях. Посмотрю, не пропустил ли я чего-то.
 

Да еще Андре Моруа, особенно "Три Дюма". Дюма-отец, конечно, благодатнейший материал для биографа. Но и подать надо уметь. Моруа умел!

В своё время прочитала чёртову кучу биографий самых разных деятелей в серии "ЖЗЛ". Особенно могу выделить три: "Генрих Шлиман" (не помню, кто автор), "Леонардо да Винчи" (не помню, кто автор, но о-о-о!!) и "Борис Пастернак" Дмитрия Быкова. Хотя в последнем случае, мне кажется, кирпич почти в 900 страниц был написан ради абзацев на стр. 867-868.

"Пастернака" не читала, но что в указанном абзаце, догадываюсь)) У Быкова и Пастернака одна общая печаль - свою еврейскую кровь они воспринимают как ... ну скажем, родимое пятно в пол-щеки. С одной стороны, опасности для жизни не представляет. С другой, всю жизнь мучит и раздражает страшно. И как человек с пятном яростно доказывает, что только внутренняя красота имеет значение, так Быков и Пастернак доказывают, бесконечно, что кровь и гены - ничто, человек определяется только культурной принадлежностью. И такая мучительная закомплексованность в их стройной логике, что хочется пожалеть ... но не жалко.

Я люблю журнал о судьбах людей Story.

Зубр Даниила Гранина о Тимофееве-Ресовском. Тут же хочется бежать жить на полную и становиться биологом (что я и сделала). Вариант того, как можно быть дворянином, воевать за красных, пить-гулять, делать научные открытия (которые стали понятны только сейчас - и теперь на них строится новая и очень любопытная отрасль науки), найти себе любимую (и любящую) красавицу жену, читать лекции прямо в речке в жаркий день. И при этом позволить себе необходимую роскошь остаться собой.

Воспоминания Надежды Мандельштам о ее муже


Edited at 2014-06-18 19:00 (UTC)

Зубра поддерживаю горячо! Сильная вещь! И как это я сам забыл его упомянуть?

Жизнеописания великих людей, написанные Ал.Алтаевым (псевдоним М.В. Ямщиковой-Рокотовой). В детстве зачитывалась её повестями о Леонардо, Рафаэле, Микельанджело, патриархе Никоне, Гарибальди...

Цвейг Жозеф Фуше
Тарле Талейран

Интересно, почему жизнеописания проходимцев обладают притягательностью? Старинный плутовской роман. Биографии Талейрана и Фуше. Образ Остапа Бендера. А жизнеописание святых читать скучновато. Может быть, это демонстрирует наше истинное неосознанное отношение к вопросам морали? Ведь если бы порок был для нас неприятен, а добродетель притягательна, все было бы наоборот

Вспомнила сейчас одно из первых прочитанных биографических произведений - роман о жизни Родена «Нагим пришёл я" Дэвида Вейса. Помню только, что очень понравился.) надо будет перечитать.

Любимые биографии

"Владимир, или прерванный полет" Марины Влади, "Мэрилин Монро" Дональда Спото.

а автобиографии и воспоминания сюда же можно? или это в отдельный жанровый список выделять?

Герберт Вейнсток "Джоакино Россини. Принц музыки"

Это была первая биографическая книга, которую прочла. И обрадовалась, потому что вдруг человек, сочинявший жизнеутверждающую музыку, которая мне с первых нот знакомства жутко нравилась, вдруг предстал передо мной "как живой"! Мне снились очень яркие сны с участием Маэстро, я под действием КНИГИ ясно представляла себе манеру общения, поведения, разговора, чуть ли не пластику... Как будто лично познакомилась...

На волне этого решила (чтобы углубить образ) прочесть Стендаля "Жизнь Россини", который как-никак был его современником... И не увидела за страницами книги никого, кроме Стендаля, после чего в биографиях несколько разочаровалась.

Потом пробовала читать биографии Чайковского - от "советского" варианта (извините, автора не помню, ибо не "продралась" через тяжеловесность слога) впала в уныние, потому что много теории музыки, мало человека. От пассажей Нагибина впала в ещё бОльшее уныние, потому что музыки нет вообще...
После чего мне подарили книгу из серии ЖЗЛ про Марию Каллас, и я зареклась читать биографии, потому что из отрывочной информации о жизни и имеющихся записей у меня сложилось более полное впечатление, чем от полноценно-качественно исполненной книги...

Может быть, после этих рекомендаций я и попробую вернуться к жанру биографий. Но пока удовлетворяю свою потребность в "изучении чужих жизней" чтением автобиографий

Ух ты, спасибо, прямо подарок!

Не то, чтобы это моя любимая биография, но за последнее время прочитал только биографию Стива Джобса под авторством Уолтера Айзексона. Впечатлён. Не знаю так ли и было описанное в действительности, но есть информация, что это единственная биография Джобса, написанная при его участии.

В биографии этой Джобс личностью предстаёт нередко резкой, неприятной, той, про которую обычно говорят: "Себе на уме!" Да - с творческой и предпринимательской точек зрения - личность выдающаяся! Но я никогда не мог себя заставить отделять личность и моё к ней отношение от этой самой личности достижений!

>>Всех жалко…

Григорий, дело ваше, конечно, но прежде, чем фотографии мёртвых людей публиковать, стоило бы подумать, не покоробит ли это кого-нибудь!

>>Пушкиным Вересаев любуется

Выглядит так, что он им любуется мёртвым. Что не очень тактично выглядит...

И несмотря на то, что список по алфавиту всё равно более высокие пункты его воспринимаются как менее значимые по сравнению с более низко расположенными!

Edited at 2014-06-19 06:22 (UTC)

кстати, да.
ГШ нужно подумать, почему его притягивают фото-страшилки и почему он их выставляет в конце постов, так что взгляд невольно к ним притягивается?
притягивать внимание, шокируя..., это ли задача БС?

Аккуратная такая фотография Цвейга. Не похожа на настоящую. А я читала, что в большинстве своем передозировка снотворного вызывает рвотный рефлекс и людей (меньшинство, у которых получается так убить себя) находят далеко не в таком поэтическом положении. Одна известная актриса, например, которая наверняка видела эту фотографию, хотела вот так "красиво" уйти из жизни, умерла на самом деле не от снотворных, а ударившись головой кажется об унитаз, когда её рвало. Не знаю, сфотографировали ли потом её и то, что было вокруг.
Так что Цвейга с молодой (кстати говоря, кажется нелюбимой) женой может просто отмыли и красиво уложили. Жаль конечно, такой человек и поддался депрессии, да ещё и её взял с собой. Ей ещё жить и жить, да и он столько ещё всего бы мог написать ...и даже если не писать - успеть прожить, понять, узнать, сделать, стольким хорошим людям помочь... Да и жена первая , любимая, любила его и была готова к нему вернуться...

Edited at 2014-06-19 08:50 (UTC)

Думаю, что в случае со смертью Цвейга и его жены было так, как вы предположили. Именно привели в пристойный вид и сфотографировали. Видимо, для того, чтобы у мировой общественности не было подозрений, что писателя убили или там ещё что. Нашла интересную статью про самоубийство этой пары.
http://www.peremeny.ru/blog/9767
<У Цвейга же никаких очевидных, обыденных причин для того, чтобы свести счеты с жизнью, не имелось. Ни творческого кризиса. Ни финансовых затруднений. Ни смертельной болезни. Ни проблем в личной жизни.>

Я так и не поняла, почему они покончили с собой. Цвейг был везунчик по жизни и вроде до конца дней, особенно по сравнению с другими своими согражданами и друзьями по цеху. Ремарк считал, что из-за тоски по Родине и одиночества на чужбине. Не зню, не знаю, странная смерть...

Рюдигер Сафрански "Гофман" - пристрастная биография со сквозным сюжетом. Книга про дилетантизм и профессионализм, про борьбу ширококрылой души со слабым и смешным телом.

Биографии ЖЗЛ

Биографии тем и отличаются, что важно еще и кто и как историю о человеке Вам рассказывает. Из перечисленного Григорием Шалвовичем не читал только Алданова, Берберову и Познанского - обязательно заполню пробелы, спасибо большое! Нашел много интересного и еще непрочитанного от членов БС - спасибо. Из пока неназванного и мною любимого - Биография Эдгара Алана По - Г. Аллен, нравится больше, чем Х. Кортасар.