?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Любимые биографии
borisakunin
     Для тех, кому не нужен «Акунин-бук» с его десятью рекомендационными списками, публикую еще один Top-10 оттуда: самые лучшие биографии - вид литературы, который я тоже очень люблю. Потому что нет ничего интереснее, чем интересно (или даже неинтересно) прожитая жизнь яркого (или неяркого, но гениального) человека.
     Мне всегда нравились две противоположные разновидности этого жанра: либо дотошная, устраняющаяся от оценок и эмоций объективность – либо, наоборот, талантливая пристрастность.
     «Объективистские» биографии, как правило, являются попыткой разгадать тайну выдающейся личности. Берутся только факты, только документы, только свидетельства современников – высказывающихся как pro, так и contra. Автор честно излагает всё, что ему известно о герое и предлагает читателям самим составить о нем суждение. С легкой руки В.Вересаева такие биографии обычно именуются «N.N. в жизни». Сюда же можно отнести так называемые научные биографии, хотя они редко бывают стопроцентно объективными, потому что история и литературоведение зачастую идеологичны.
     «Субъективистские» жизнеописания, как правило, продиктованы сильной любовью к объекту. Здесь всё зависит от таланта и обаяния биографа.
     В молодом возрасте мне больше нравились тексты, относящиеся ко второй категории. В зрелом – к первой.
     Список дан по алфавиту.

Марк Алданов. Портреты

     Я очень люблю Алданова. Учился у него писать историческую беллетристику. В своих коротких биографиях он небеспристрастен, но точен и убедителен.

1
Портрет портретиста

Нина БЕРБЕРОВА. Железная женщина

     Тот случай, когда автор был мне интереснее предмета. Одна железная женщина, повествующая о другой железной женщине, - это просто «глагол времен, металла звон». Муру Будберг я очень не люблю, даже не за Горького, а за Герберта Уэллса (кстати, забыл упомянуть его потрясающе интересную автобиографию в списке «Любимые мемуары»). А Берберову люблю. Как автора non-fiction и как образец правильно прожитой жизни: никогда не опускать руки и не бояться начинать всё заново в позднем возрасте.

2
Мура и Нина, две железные красавицы


Викентий Вересаев. Пушкин в жизни

     Идеальная биография при тактичном, тотальном отсутствии фигуры автора. Пушкин все равно выходит очень симпатичным, несмотря на то, что никакие шероховатости личности и судьбы не припудрены.

3
Пушкиным Вересаев любуется


Викентий Вересаев. Гоголь в жизни

     Подход абсолютно тот же. Результат – во всяком случае для меня – иной. По-человечески Гоголь становится неприятен. Тем больше интригует загадка гениальности. Маленький (вроде бы) человек, генерирующий великие тексты, - это сюжетно интересней, чем совпадение масштабов таланта и личности. Оптимистичней в антропологическом смысле. Смотришь на какого-нибудь сяожэня с презрением и  вдруг говоришь себе: «А может он на самом деле Гоголь, просто я этого не знаю?». (Если кто обиделся за Николая Васильевича – извините. Сердцу не прикажешь).

4
Гоголем – не очень


Владимир ЖДАНОВ. Любовь в жизни Толстого

     Очень занятное исследование, написанное примерно в те же годы, что вересаевские, но гораздо менее известное. Пример не общей, а тематической биографии. Меня всегда поражало, насколько Лев Николаевич был умен в описаниях любви и женской психологии как писатель – и насколько глух, неумен как муж. В.Жданов отвечает как раз на этот вопрос.

5
Длинная история с грустным финалом


Василий КЛЮЧЕВСКИЙ. Исторические портреты

     Это без комментариев. Классика жанра: ясно, сухо, только необходимое и достаточное. Идеальный научпоп, написанный во времена, когда этого понятия еще не существовало.

6
Великий рассказчик


Александр ПОЗНАНСКИЙ. Чайковский

     Подробнейшее, в западной безэмоциональной традиции исполненное описание скучной жизни скучного человека. Но по мере чтения нагромождение малозначительных деталей начинает производить странный эффект: Чайковский становится живым, ты им то любуешься, то на него раздражаешься. И всё время помнишь, что этот слабый, часто нелепый и смешной плакса – главный (с мировой точки зрения) русский гений. Читаешь и слышишь музыку, знакомую с детства. Уж не знаю, как автору это удается.
     Депутатам нашей Госдумы эту биографию лучше не читать, а то еще, пожалуй, запретят.

7
Совсем не благостный


Доналд Рейфилд. Жизнь Антона Чехова

     Принцип тот же, но чтение более увлекательное. Потому что здесь с масштабом личности всё в порядке, да и автор (я с ним знаком) – человек не по-европейски острый. Для меня главное, что благодаря этой книге я получил ответ на главный вопрос: о том, как произошла духовная эволюция, которую таганрогский мещанин проделал за свою недолгую жизнь.

8
Пожалуй, чем-то похожи


Марк Слоним. Три любви Достоевского

     Отличное исследование. Как же я не люблю Аполлинарию. Как же я люблю Анну Григорьевну.

9
Из-за них он получился таким, каким мы его знаем
            

Стефан Цвейг. Мария-Антуанетта

     В детстве читал, обуреваемый противоположными чувствами, потому что был за революцию и любил Неподкупного. Недавно перечитал совсем с другим чувством: рассказ о трагической судьбе, написанный человеком, которого и самого ждет трагическая судьба. Никогда нельзя отчаиваться, нельзя верить в то, что победа Зла окончательна и бесповоротна.

10
Всех жалко…

     А теперь напишите о ваших любимых биографиях. Посмотрю, не пропустил ли я чего-то.
 


Эту книгу ГШ не читал! ))

Одна из моих самых любимых детских книг - Георгий Кублицкий "Фритьоф Нансен".
Из 3-х прочитанных биографических тыняновских наибольшее впечатление произвела "Смерть Вазир-Мухтара".
А про Ник. Вас. читала книгу Н. Степанова "Гоголь" (серия ЖЗЛ).
Хорошо, что не читала Вересаева о Гоголе, только "Пушкин в жизни". А то и у меня могло бы сложиться нехорошее мнение о Ник. Вас., как у ГШ. А по Степанову Гоголь вовсе не мелкий и неприятный. Человек странный - да, но имеет право быть таковым, т.к. писатель он до невероятности самобытный с неповторимым сочным языком.
Вот в чем минус биографий - они показывают нам человека под тем углом, под которым на него смотрит автор, навязывая нам свое мнение.
Мне лично приятнее читать тех авторов, которые любят своих героев.
Еще из сравнительно недавних: Мих. Веллер "Махно".

Edited at 2014-06-19 16:48 (UTC)

Re: Эту книгу ГШ не читал! ))

Не смог удержаться, чтобы не написать Вам. Вересаева о Гоголе прочтите обязательно. Личный взгляд ГШ это его взгляд. Я только Вересаева и читал. И жизнь, и смерть Гоголя, показанная мне Вересаевым, меня потрясли. Я после этого еще в советские времена достал тома Гоголя из ПСС с письмами, чтобы лишний раз убедиться, какой это совершенно необыкновенный и удивительный человек. Великий гений. Набоков в русской литературе ставит его на второе место, после Толстого. А в устах Набокова, великого привереды, это очень много.

Edited at 2014-06-20 12:16 (UTC)

Тайра, ау! Порошенко внял вашим советам, читает ЛИ Куан Ю -
/ В качестве напутственного и символического пожелания моя любимая цитата автора сингапурского чуда ЛИ Куан Ю: " Как начать борьбу с коррупцией?....П.Порошенко/
так что вы его здря обзывали нехорошими словами.
может, он и не такой хитрый лис, как ЛИ Куан Ю, но тоже силен :)

Edited at 2014-06-19 16:32 (UTC)

"Державин" Ходасевича - безусловнейший шедевр.
И в своё время меня поразил биографический очерк А.Стругацкого о Ёсеицунэ - японском полководце времён войны Минамото - Тайра, печатавшийся в качестве предисловия к его переводу "Сказания о Ёсицунэ" - образец биографии малоизвестного русскому читателю персонажа в экзотических декорациях.
Ну а идеал жанра (хоть меня сейчас и распнут)- глава о Чернышевском в "Даре" Набокова! Сравниться может разве что - его же "Николай Гоголь"

«История мира – это биография великих людей»

Ваш список хорош. Что-то из него мне знакомо, что-то – нет. Читала Алданова, Вересаева , Ключевского, Цвейга, Берберову. Мура Закревская мне тоже очень не нравится. Но, знаете, у меня какое-то оксюморонное, если так можно сказать, отношение к этой женщине (и еще к Лиле Брик): ненавидя, я восхищаюсь ими обеими.
Обязательно прочту Доналда Рейфилда – непростые отношения у нас с Антоном Павловичем. А вот Жданова читать не стану - зачем мне его ответ на вопрос, почему «глух, неумен как муж» Лев Николаевич. Толстой и «не умен» - две вещи несовместные.
Перечислю биографии великих, прочитанные в разное время и оставшиеся в памяти, хотя просто перечислять мне скучно, но анализировать не позволяет формат чужого блога.
Очень люблю романы-биографии Ирвинга Стоуна. Прочла: «Происхождение» (о Чарлзе Дарвине, истинном ученом-исследователе), «Муки и радости» (о судьбе Микеланджело, личности сложной, противоречивой, гениальной, конечно), «Жажда жизни» (о Ван Гоге. Не являясь поклонником этого художника, не смогла сдержать слез, читая Стоуна, блестящего мастера биографического романа).
Люблю читать Дм. Мережковского. И романы-биографии: «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи», «Наполеон», и статья «М.Ю. Лермонтов. Поэт сверхчеловечества» - потрясающи.
Интересны, но трудны для меня книги И. Гарина. Из биографий (хотя это не биографии в привычном понимании) прочла: «Многоликий Достоевский», «Загадочный Гоголь».
Интересны книги Анри Перрюшо об импрессионистах (моих любимых). Я прочла о жизни Тулуз-Лотрека, Мане, обожаемого Ренуара.
Вот еще несколько интересных книг: А. Моруа «Байрон», П. Анненков «Пушкин», А. Михайлов «Маяковский», П. Басинский «Лев Толстой: Бегство из рая», В. Воейков «С царем и без царя» (эту книгу вряд ли можно назвать биографией - воспоминания), Э. Лунинский «Княжна Тараканова». Пожалуй, достаточно. Да, небольшую книжку Е. Колиной «Не без вранья. Моя подруга Лиля» не могу не назвать. Понятно – о Лиле Брик. Ее собственные «Пристрастные рассказы», конечно, я тоже читала, но и это не биография. Невероятная, непостижимая женщина.
И, безусловно, К. Паустовский – мастер художественной биографии. Это вообще очень большой мастер слова.
P.S. Мне покоя не дает фраза В. Ключевского: «Человек – это величайшая скотина в мире». Неужели, это и о великих?!

Re: «История мира – это биография великих людей»

Толстой и «не умен» - две вещи несовместные.

Эх! Хорошо!!!

(Удалённый комментарий)

Re: этой фразой всё сказано

Аудитория позволяет себя убедить в том, в чем хочет быть убеждена. Степень популярности новой идеи отражает не столько ее внутреннюю стройность, сколько желание части общества поверить в нее.

Плохой муж Лев Толстой

Меня всегда поражало, насколько Лев Николаевич был умен в описаниях любви и женской психологии как писатель – и насколько глух, неумен как муж.

Это точно. Надо было в 1891 году бежать от нее со всех ног (как он и хотел, но с полдороги вернулся), как разум подсказывал, но повелся Лев на «христианскую любовь». Вот, сбежать от нее и было бы самой христианской любовью. А так, бедная тетка, тряслась 30 лет над своим полуумным муженьком, да, так и не уберегла. Убёг. Еще и литературное наследство главному врагу завещал передать.

Re: Плохой муж Лев Толстой

Вы как-то советовали прочитать "Исповедь" Руссо. Я ее не дочитала, только начала, увлеклась другой книжкой. Но из уже прочитанного - умеет Руссо совершать не самые благовидные поступки с самым простодушным видом. Там, где другие подбирают оправдания, он даже не догадывается, что что-то сделал не так. Ну к примеру, перемена веры. Родился протестантом, потом переметнулся к католикам. Другой бы говорил о духовных исканиях, встрече с великим проповедником или хоть о пламенной любви к прекрасной католичке. Руссо спокойно повествует как он странствовал голодный по дорогам, какой-то католический падре накормил его обедом и завел разговор о перемене веры. Обед был вкусным, поэтому Руссо поддакивал. Падре отправил его в Париж к иезуитам. Руссо пошел - не все ли равно, куда идти? В Париже его поселили у новообращенной женшины и она была так мила, что любой бы согласидся сменить веру, чтобы почаще бывать в ее будуаре. Все это рассказывается с таким простодушным бесстыдством. Ну если бы он был убежденным атеистом. Так и этого нет. Просто, ни о чем не задумывается - дали вкусный обед и отлично.

Если бы была хоть малейшая вероятность, что кто-то после моей смерти станет писать мою биографию, то непременно написала автобиографию с просьбой больше не беспокоиться на эту тему.

Марсель Мижо Сент-Экзюпери, серия ЖЗЛ

в детстве меня отец подсадил на биографии первооткрывателей из этой серии http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D1%80_%E2%80%94_%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B8%D1%82_%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D1%8B%D0%B9
Особое впечатление на меня, 12-13-летнюю, произвели вот эти
Яковлев А. С. Сквозь льды (Амундсен). (1967)
Качаев Ю. …и гневается океан (Резанов). (1970)
и (почему-то отсутствующая в списке: возможно, она была из другой серии) биография Нансена.
Ну а в более продвинутом возрасте - все эйдельмановские биографии.

P.S. А из последнего прочитанного - оч. заинтересовала пару недель назад случайно доставшаяся мне на еврее-просветительском мероприятии книга Макса Брода "Реувени - князь иудейский". Макс Брод - это, если кто не помнит, друг и душеприказчик Кафки, который в нарушение его завещания не сжег его работы. А Реувени - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%B4_%D0%A0%D0%B5%D1%83%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%B8

Рядом с Савченко, трепло Гиркин - очевидный фейк

Ролики с пленной Надеждой Савченко http://youtu.be/6GWePLY1T-M и http://youtu.be/2SnTu9RW_Uw , кроме всего прочего, превратили "белогвардейца Стрелкова" в "комиссара Гиркина".
То, что Гиркин - патологический лжец и явный алкоголик (посмотрите внимательно на его лицо) - это еще полбеды.
Беда в том, что его подельники с чисто пролетарской незамутнённостью умудрились распиарить реальный, а не ряженный ЭТАЛОН ЧЕСТИ - девушку, идеально воспроизводящую самый пленительный из белогвардейских образов.
Рядом с НАСТОЯЩЕЙ Надеждой Савченко трепло Гиркин - очевидный фейк. И с этим уже ничего нельзя поделать...
Вот как выглядела Надежда Савченко сто лет назад: http://www.echo.msk.ru/blog/b_akunin/941547-echo/
По-моему, одно лицо. И всё остальное...
Владимир Голышев
29.81 КБ11.81 КБ18.27 КБ

Re: Рядом с Савченко, трепло Гиркин - очевидный фейк


Чтобы продолжить свои дела, боевики получают поддержку от солдат путинской информвойны: они уже вещают о женщинах-снайперах.

Очень хорошей оказалась ЖЗЛовская книжка про Льюиса Кэрролла, написанная Н. Демуровой, его лучшей русской переводчицей.
Было радостно узнать каким он был удивительным человеком. Как заботился о сёстрах. Как много делал, поддерживая сирот и больницы для бедных(иногда даже его банковский баланс был в минусе - это открылось после его смерти, когда подняли документа и счета).
Особенно в свете распространяющихся в его адрес инсинуаций людьми с современным грязным воображением. Которые даже представить не могут, что на свете существуют (во всяком случае, существовали) люди по-настоящему чистые и добрые.
Для меня эта книга оказалась бальзамом на раны))

Edited at 2014-06-23 04:00 (UTC)

Совершенно верно! Пушкин сделался нам любимый и родной, а книга про Гоголя настолько противно рисует писателя, что муж расстроился и дочитывать не стал

Edited at 2014-06-25 16:45 (UTC)

Оксана Забужко про ГУЛАГ

Сегодня - 60 лет Кенгирского восстания. Дата, которая должна быть внесена во все календари, во все учебники.

Так, восстание было подавлено. Наших девушек, которые, надев вышиванки, взялись за руки и загородили дорогу прибывшим войскам, - растрощили танками. ("Ну и чаво вы добились?" - Наверное, так же, как сейчас, гигикали вохры-вертухаи).

Только про Кенгир мы теперь точно знаем, чего они "добились": они завалили Гулаг. Именно после Кенгира - "братства на крови" - "блатные", которые до того безраздельно командовали в лагерях в союзе с администрацией, - окончательно, по всему ГУЛАГа, признали над собой верховенство "политических". Власть в лагерях перешла к "58-й статье". Гулаг становился "бандеровским".

А это означало, что вся, созданная Сталиным система, оказалась на гигантской бочке со взрывчаткой. Хрущев принял то единственное решение, которое могло спасти СССР (и весь "соцлагерь") от взрыва, - "разрядил взрывчатку". Отсюда XX съезд, ликвидация ГУЛАГа, хрущевская "оттепель" - крупнейшая "либеральная реформа" в истории СССР, встряхнула целым миром (второй - горбачевской - империя уже не выдержала). "По ходу" тем были спасены миллионы жизней. (И нерожденных также!)

Вывод? Люди никогда не находится в состоянии предусмотреть / просчитать последствия своих действий на длинную дистанцию​​. Но они всегда вольны выбирать - повиноваться злу ("сотрудничать с администрацией"), или оказывать ему сопротивление. Для самих участников восстания оно было "всего лишь" их "Революцией Достоинства" - их "Майданом". (Перед тем были восстания в Красноярске, Норильске, Воркуте - везде, куда вливались "бандеровские этапы", - как же можно, изнутри исторического процесса, предусмотреть, в какой именно момент весы сдвинутся, и "количество" перейдет в "качество"?)

Нельзя, будучи узником Кенгира, знать: вот сейчас я пойду на танк - а через 2 года Хрущев распустит Гулаг, и Украина выживет. Можно только твердо и до конца делать то, во что веришь. И тогда ты обязательно победишь - даже когда "по ходу" тебя убьют - ты изменишь мир. И, сам того не зная, спасешь то, во что верил.
Помните Кенгир. Поблагодарите Кенгира. Мы еще не до конца понимают - как много ему обязаны.

Кора Ландау. Академик Ландау. Как мы жили.
Читаю с огромным интересом и посмеиваюсь, и восхищаюсь, и завидую жизни с гением и совершенным мальчишкой))