?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Спеша делать добро
borisakunin
         

1


     В нашем воспаленном обществе периодически разгораются яростные споры по поводу того, как может и как не может вести себя человек, занимающийся Хорошим Делом. Допустимо ли ради Хорошего Дела кривить душой, врать, заискивать перед властью, ходить на совет нечестивых и так далее. То ругались из-за Чулпан Хаматовой, теперь вот из-за Елизаветы Глинки.
     Скажу сразу: у меня тут твердой позиции нет. С одной стороны, ну давайте упрекнем Шиндлера за то, что он был членом фашистской партии. С другой – может, совсем уж на уши вставать необязательно, если, конечно, речь идет не о газовых печах? Всё зависит от конкретной ситуации и чувства меры.
     И еще одно - уже не про Чулпан и не про доктора Лизу, а в развитие темы.
     На прекрасном благотворительном поле зарыта одна мина, на которой иногда подрываются люди, по праву заслужившие всеобщее уважение и даже славу. Некоторые из этих праведников начинают думать, что служение Хорошему Делу позволяет им не держаться общепринятых этических норм, ибо ведь не корысти ради - и вообще: кто вы все такие, чтобы меня осуждать, когда я сделал и делаю столько хорошего?
     Хочу рассказать вам про одну выдающуюся женщину, которая ради Хорошего Дела зашла слишком далеко. Она мне почти как мать. Ну, то есть Борису Акунину. Именно с этой дамы, собственно, когда-то и начался весь проект.



     У меня в романе «Азазель» есть такая леди Эстер, великая благотворительница, которая решила ни более ни менее как спасти всё человечество, ускорив исторический прогресс. Самым интересным персонажем для меня была она, а вовсе не юный дурачок Фандорин.
     У моей баронессы Эстер есть вполне реальный прототип, ныне совершенно забытый, а в свое время оказавшийся в центре ужасного всероссийского скандала.

     Игуменья Митрофания (имя, которое мне потом пригодилось для серии про монашку Пелагию) прожила удивительную жизнь. Она принадлежала к высшей аристократии, была дочерью командующего Кавказским корпусом барона Розена (которого я потом уворовал для романа «Герой иного времени» - у меня безотходное производство). В юности она была фрейлиной императрицы, а в 26 лет, после череды семейных трагедий, постриглась в монахини.
     Баронесса Прасковья фон Розен была из породы людей, которые спешат делать добро. Вероятно, живи она в наше время, возглавила бы Международный Красный Крест или «Эмнести Интернешнл» – такого масштаба и темперамента была женщина.
     В молодом еще возрасте она стала настоятельницей Введенского монастыря в подмосковном Серпухове – и привела эту бедную обитель к процветанию. Получив большое наследство, Митрофания всё его истратила на монастырь и на благотворительность.
     Потом рамки одной обители ей стали тесны. Митрофания была одной из создательниц и руководительниц русского движения сестер милосердия – за это ей безусловно следовало бы поставить памятник. Но и этой обширной деятельности энергичной игуменье было мало. Она захотела превратить свой монастырь в огромное идеальное хозяйство, подобие земного рая, где духовность идет рука об руку с деловитостью и экономическим успехом (утащено автором в роман «Пелагия и черный монах»). Среди ее прожектов – получение железнодорожной концессии, строительство мыловаренного завода, производство гидравлической извести, и так далее, и так далее.
     В общем, это была совершенно уникальная личность - самоотверженная, абсолютно бескорыстная, с незаурядным организаторским талантом и исполинским размахом.

2
Какое лицо, а?   

     Исполинский размах вкупе с упомянутой выше миной ее и погубили. Грандиозные затеи требовали столь же грандиозных капиталовложений. Никакие частные пожертвования столько дать не могли. И тогда матушка решила, что Бог простит, если она будет строить большое Хорошее Дело за счет маленьких нехороших людишек, к тому же закоренелых грешников.
     В 1873 году Россию потрясла весть о том, что самая уважаемая и чтимая из деятельниц церкви, знаменитая игуменья Митрофания, находится под судом по делу о подлогах и фальшивых векселях на фантастическую сумму в два миллиона рублей (для сравнения:  коллежский регистратор Фандорин получал тридцать пять целковых в месяц).

3

     Митрофания подчинила своему влиянию – а характер у нее был могучий – купчиху-алкоголичку, миллионщика-скопца и еще нескольких столь же несимпатичных толстосумов, выдоив из них всё, что можно. Действовала она не одна, а, как сказали бы теперь, в составе ОПГ – у Митрофании было несколько преданных  помощников.
    «Это была женщина обширного ума, чисто мужского и делового склада, во многих отношениях шедшего вразрез с традиционными и рутинными взглядами, господствовавшими в той среде, в узких рамках которых ей приходилось вращаться, - пишет Анатолий Федорович Кони, руководивший обвинением – и всё же испытывавший к подсудимой явную симпатию. - Эта широта воззрений на свои задачи в связи со смелым полетом мысли, удивительной энергией и настойчивостью не могла не влиять на окружающих и не создавать среди них людей, послушных Митрофании и становившихся, незаметно для себя, слепыми орудиями ее воли».

4
Грозные противники игуменьи: А.Ф. Кони и Ф.Н. Плевако.

     Знаменитый Федор Плевако, который защищал на процессе интересы жертв мошенничества, дотоптал игуменью в своей страстной речи, вдохновившей потом Островского написать пьесу «Волки и овцы», где Митрофания выведена под именем хищницы и мерзавки Мурзавецкой:  «Овечья шкура на волке не должна ослеплять вас. Я не верю, чтобы люди серьезно думали о Боге и добре, совершая грабительства и подлоги». (Хм, а я верю).
     Для подсудимой всё закончилось печально, но с учетом тяжести обвинений, не ужасно: ссылкой в отдаленные монастыри, где Митрофания до конца своих дней мирно занималась иконописью - был у этой разнообразно одаренной женщины и такой талант.

     Конечно, Митрофания - не совсем леди Эстер. Мировых заговоров не составляла и никого не убивала, только обкрадывала. Но мотивация та же самая, тот же тип личности, а главное – та же дилемма.
     Одна из ключевых тем не только романа «Азазель», но всей фандоринской серии - растяжимость границ Хорошего Дела, неуловимый шов на ленте Мёбиуса, где лицевая сторона превращается в изнанку.
     Можно ли, например, угробить несколько плохих людей ради спасения большого количества хороших? (Да не вопрос, ответит большинство читателей). А можно ли во имя блага всего человечества пожертвовать буквально одним юнцом, симпатичным, но сильно мешающим Хорошему Делу? Кого, в конце концов,  жальче – какого-то мальчишку или всё человечество? Баронесса Эстер тяжко вздохнет, и, конечно, поспешит спасти человечество.
     Слава богу, в наших нынешних этических баталиях до столь жесткого выбора  пока не доходит.




 
 

думаю никогда человечество не выберется из этой дилеммы.....

подобие земного рая

Как правило, любая одержимость идеей всеобщего счастья рано или поздно приводит на путь преступлений.

Re: подобие земного рая

Наверное, всякая одержимость имеет тенденцию приводить на путь преступлений. Не только одержимость идеей всеобщего счастья.

Ну как же, "не доходит". Ради великой цели уничтожить пару симпатичных, но мешающих, разве не к этому призывают? Симпатичную Чулпан - ради победы либеральной идеи. Обаятельного Макаревича - ради торжества духовности.

кто предлагал уничтожить "симпатичную Чулпан" "ради победы либеральной идеи"? не подскажете?

Мне кажется, что на этот вопрос не может существовать ясного, как математическая формула, ответа. Решать, что есть добро, а что есть зло каждый человек в каждом конкретном случае обязан сам. Попытка переложить решение этого вопроса на какой-то набор внешних правил и аксиом ведет прямиком в ад.

НЕ ПЕЙ ИЗ ГРЯЗНОГО СТАКАНА!

Как же не может существовать, Алекс? А десять заповедей?
И нельзя быть немного беременной. И платье не будет чистым, если капелька грязи. Всё же известно, Алекс.

Люди (ГШ) будоражат тему, чтобы только напомнить, что есть формула: Не пейте из грязного стакана (и не поите других).
А для литераторов отсутствие леди Эстер и игуменьи Митрофании - смерть смертная!

Как-то не хочется сужить о человеке не своего уровня. По сути - чем она отличается от любого политика?

Совершенно верно. Зачем политику нарушать закон, если он может изменить закон, назвав фактический грабеж или фактическую кражу гораздо интеллигентнее: скажем, налоговой политикой или денежной эмиссией? :)

Но тут есть одна тонкость. Проголосовав за политика, мы с вами предоставляем ему право делать такие вещи. А значит, ответственность за совершаемые политиком безобразия лежат в первую очередь на нас.

А права мошенничать монахиням-благотворительницам и прочим частным лицам мы с вами все-таки не давали. Поэтому имеем право винить в таком мошенничестве не себя, а тех, кто его совершает.


В монастыри часто уходят люди среднего пола.

Не знаю что дОлжно делать ради Хорошего Дела, более того не знаю что это - "Хорошее Дело". Вот те ребята, которые выполняют теракты-самоубийства явно идут на смерть ради "Хорошего Дела".
Мне с юности были милы те, кто с любовью вскапывали собственный огород и были добры к своим ближайшим, а людей с Планами я боялся и бежал их общества.

Люди "с планами" так или иначе создали цивилизацию, в которой можно с любовью вскапывать собственный огород, а не батрачить на нем 15 часов в сутки безо всякой любви, чтобы не умереть с голоду.

За европейский путь развития России.

У меня давно ощущение,что я живу в стране ,где никому не нужны старики,дети. На улицу выброшены собаки и кошки.Собака соседей в садоводстве,постоянно зимующая одна-научилась по-беличьи запасать еду на зиму.Хочешь у нас выжить-надо извернуться.
В Греции почти нет домов престарелых. Я думаю есть страны в Европе,где нет домов ребёнка. Не бегают по улицам голодные животные. Я не знаю что нужно сделать,чтобы люди у нас в целом стали добрее,интеллигентнее и жили бы осознанно. Вроде бы повальная грамотность,пока ещё открытый мир и хорошие книги.Что мешает стать лучше?Выбрать европейский путь развития-это значит за добрый путь.За ответственное отношение ко всему живому.

А чтобы не заходить слишком далеко-надо элементарное-чувство меры во всём. Иногда любовью можно придушить,а от чрезмерности во всём-плохо бывает.

>которого я потом уворовал для романа «Герой иного времени» - у меня безотходное производство>
Про безотходное производство лукавите) Помнится, сюжеты раздаривали, чтобы добро не пропадало)

Отличный типаж. Только планы Леди Эстер были ясны и понятны. А вот какого большого блага доя человечества желала Митрофания? Отдельное развитое хозяйство, даже отлично развитое, разве это глобальное добро?

Если приходится "...ради Хорошего Дела кривить душой, врать, заискивать перед властью,", то вряд ли стоит сомневаться в том, что власть пожелает в какой-то момент воспользоваться в корыстных целях авторитетом, именем, репутацией человека, который совершает "Хорошие Дела".

Мне очень нравилась Леди Эстер и не нравились те кто разрушили ее эстернаты.

На мой вкус тут вообще нет смысла выстраивать какие-то причинно следственные связи.
Ворую -- значит вор. Лгу -- значит лжец. Какая разница для чего именно я это делаю. И нет смысла чрезмерно очернять воровство если я ворую для того чтобы получить удовольствие для себя, и нет смысла чрезмерно обелять воровство если оно происходит для того чтобы помочь другим. Все одно, и действие вызывает последствия вне зависимости от мотиваций. Если готов жить с этими последствиями, и передавать их по наследству, в случае тяжких деяний -- вперед. Если хочешь быть честен с собой, то не прикрывай действия мнимой мотивацией. Если не хочешь быть честным, то все что угодно можно делать "Во имя Господа. -- Именем его" (с), совесть штука гибкая... По крайней мере ее поверхностная часть.

Так что для меня вопрос не в целях, а в готовности расплатиться с собой и с миром за сделанное. А цель тут не причем.

Робин Нуд не согласен. А также ноттингэмские крестьяне и поклонники Хмельницкого

Так вот кто является прототипом Полины Лисициной - баронесса Прасковья фон Розен! Надо почитать, что за череда семейных трагедий заставила ее постричься в монахини. Помню, как акунисты мучили ГШ вопросом, приоткроет ли он когда-нибудь тайну, отчего Пелагия сделалась монашкой. :)

мне кажется, что баронесса скорее прототип совместно Преосвященного Митрофания и игумена о.Ханаан, а не самой Пелагии

Я недавно была перед такой дилеммой, правда в "домашнем" масштабе:
Я преподавала у религиозных девочек, - рассказывала о том что говорит наука о теории эволюции. Я это делала по собственному почину, - просто потому что была такая возможность и я считала что это важно. Более того, религиозным девочкам это нравилось. Они буквально слушали с раскрытом ртом и задавали хорошие вопросы.
На прошлой недели меня "ушли". На самом деле, мне всего лишь надо было подлизаться к начальнице, чтобы остаться и продолжить в том же духе. Девочки были всеми руками за меня. Мне надо было "наладить отношения" с начальницей, чтобы продолжить делать то что я считаю добрым и важным делом.
Я не стала переходить через себя. Я предпочла уйти. Есть непочатый круг других добрых и важных дел.

Edited at 2014-11-15 11:11 (UTC)

И бросили детей, которые вам доверились? Аплодирую стоя!

(Удалённый комментарий)