?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Другой Путь
borisakunin
    Так называется второй в моей жизни «серьезный» роман, который сегодня выходит в свет (ужасно люблю это старинное выражение).


   
    «Серьезными» я называю романы невежливые, то есть не старающиеся понравиться читателю. Часто говорят, что писатель кокетничает и врет, когда заявляет, будто написал книгу для самого себя. Книги-де всегда пишутся для того, чтобы их прочли другие люди.
    Не согласен. Не всегда. То есть, конечно, это прекрасно, если прочтут и оценят, но homo scribens - это такое существо, которое может разобраться в головоломной теме, только когда пропустит ее через письменный текст. В свое время я написал книгу «Писатель и самоубийство» именно для этого – чтобы разобраться в сложной проблеме. Но тогда я был намного моложе и немного глупее. Я не понимал, зачем в наши времена вообще писать серьезные романы. Потом понял: такая литература – единственный способ заглянуть в жизнь не своими глазами и даже отчасти прожить чужую жизнь. Никакой иной род искусства подобной возможности не дает.
    В серии «Семейный альбом», начатой три года назад романом «Аристономия», я сначала выстраиваю некую концепцию, а затем испытываю ее двойной проверкой. Во-первых, пропускаю ее через опыт, характер и внутренний мир другого человека, своего героя – я сам, может быть, подошел бы к теме иначе.   Во-вторых, я отдаю теорию на растерзание жизнью – это способен совершить только художественный текст. И пишу я его без поддавков, без заранее разработанного плана – в отличие от архитектурно расчетливой беллетристики. Я бросаю своих персонажей в воду и смотрю, как они будут барахтаться, выплывут или утонут, и если выплывут, то к какому берегу прибьются. Я никогда в начале не знаю, чем всё закончится. Мне интересно, а иногда страшно. Думаю, при прочтении это чувствуется.
    «Семейный альбом» - это рассказ о российском двадцатом веке, пропущенном через судьбу одной семьи. Даются фотографии из семейного альбома, с каждой связана какая-то история.
    Вот некоторые снимки из «Другого Пути»:


    Не знаю, дойду ли я до современности и вообще двинусь ли дальше, либо же второй книгой всё и закончится. Первая была про 1910-годы – революция, гражданская война. Вторая – про 1920-е. Подступаться к 1930-м что-то жутковато.

    Если в «Аристономии» мой герой сочиняет трактат о мире больших идей и высоких целей – о Большом Мире, то «Другой Путь» - это про Малый Мир, мир чувств, привязанностей, семьи, счастья.
    Мой герой, и я вместе с ним, пытаемся погнаться за двумя зайцами, не упустить ни Большого Мира, ни Малого. Я очень давно ломал себе голову над тем, возможно ли такое в принципе.
    А впрочем глупо писателю пускаться в объяснения, зачем он написал роман да какая идея проходит через него красной нитью. Кто станет читать и доберется до конца (а это будет нелегко) – узнает.

   
«Бумажная» книга с сегодняшнего дня продается в книжных магазинах.

Кто любит читать в электронном виде – вот ссылка на fb2. и вот ссылка на epub под ipad.

Кто предпочитает аудиовариант – он здесь . Читает мой любимый Александр Клюквин.

Прочтете – делитесь мыслями и впечатлениями. Буду на ус наматывать.

  • 1
Вот и я прочитал Другой путь. Книга понравилась больше, чем Аристономия. Мирра Носик нарисована довольно живо. Клобуков менее осязаем.

Клетчатую тетрадь я бы вообще исключил. ГШ исходит из того, что серьезный писатель должен быть Носителем Знания и Транслятором Идей http://borisakunin.livejournal.com/2014/03/05/ Я думаю иначе. На мой взгляд, серьезная литература отличается собственно качеством литературы. А идеи должны быть вплетены в ткань художественного повествования. Несмотря на вечную актуальность темы, Трактат о любви показался скучным, неуклюжим и тяжеловесным.

Еще бы я исключил постельные сцены, не получаются они у ГШ.

Зачем исключать? Пусть ГШ тренируется, оттачивает мастерство. И рассуждать, и описывать интимную близость в серьезном романе - дело очень трудное. В первом случае легко соскользнуть в занудство, во втором - в поверхностную эротику, имеющую мало общего с глубокой литературой. А значит, нужно развивать оба жанра, поднимать их планку.

Эти так называемые рассуждения вообще мало имеют отношения к литературе. Вот, скажем, есть такой Михаил Веллер. Литератор он крайне слабый. А вот рассуждает он очень интересно. Было бы лучше, если каждый занимался бы своим делом.

Мне рассуждения ГШ интереснее, хотя я Веллера люблю читать. А вообще жаль, что философы и интересно размышляющие писатели излагают свои мысли каждый в режиме собственного монолога. Это как если бы на чемпионатах по шахматам шахматисты играли бы не друг с другом, а сами с собой.

В книге Веллера Все о жизни много нетривиальных и даже парадоксальных идей. Например, о том, что люди стремятся не только к положительным эмоциям, но и к отрицательным. Но в других книгах он совершенно напрасно облекает свои идеи в литературную форму. Литератор из него никакой.

Ну а в диспутах Веллер одно время участвовал. Я имею в виду телевизионные толк-шоу Соловьева, где он был завсегдатаем, наряду с такими титанами мысли, как Проханов и Жириновский. Потом Соловьева полностью бросили на Украину, а недавно перебросили на Сирию, и Веллер выпал из обоймы.

Веллер думаю, сознательно ушел от спекуляций на украинскую тему. Это очень болезненная тема, и как бы о ней не говорить, получается плохо. Пишет он остроумно, но как-то при этом пустовато, не цепляет. По ТВ Веллер мне скорее симпатичен.

Edited at 2015-10-23 22:31 (UTC)

Литератор он может и слабый, но художник очень сильный, оторваться невозможно, так цепляет слог. А как он умеет писать фильмы на бумаге. Про дикий запад например. Сказал, будет фильм, и правда, читаешь - все как живые, кажется, каубой сейчас и в тебя выстрелит. А про викингов? А легенды невского проспекта? Вот такой должна быть ширпотребная литература. Не Донцова и прочие. Правда я читал его в 20 лет, но и сейчас ощущение лихости осталось.

О Веллере

Сильный художник в данном контексте и означает сильный литератор. Просто наши с Вами оценки Веллера разошлись. Я же просто выражаю свое личное мнение, не более того. Если говорить более детально, в Легендах Невского проспекта я считаю удачными только несколько новелл: про первого фарцовщика, про перешедшего финскую границу патриота и что-то еще. Легенды скорой помощи уже показались фуфлом. В Звягине очень интересная идея: при наличии здравого смысла и решимости действовать любыми методами почти проблемы могут быть решены. Мне показалось, что это было изложено убедительно, но в литературном плане слабо. Наибольшее впечатление на меня произвели книги Веллера Все о жизни и Кассандра. Там не делалось попыток облечь идеи в литературную форму, а просто излагались сами идеи. Мне идеи показались очень интересными и нетривиальными. Хотя изложены они были довольно сумбурно. Я думаю, что именно эта сумбурность и неупорядоченность пока не позволили Веллеру получить признание в среде профессиональных философов, несмотря на его читательскую популярность.

Да, Веллера часто хочется побранить за какую-то вопиющую нелитературность. Но и оторваться от того, что он пишет, порой трудно. Может быть, оно и правильно. Не обязательно же всем художникам слова быть рембрадтами. Ван Гоги и Пиросмани тоже нужны.

Edited at 2015-10-28 12:25 (UTC)

Со всем согласен. Люблю поспорить, но увы, тут ничего не возразишь и не добавишь. Ко всему прочему, любовь и секс это "две большие разницы" и два разных жанра литературы, драма/трагедия и эротика.
Редко удается сочетать. Вот например, творческая удача была:

Love me two times, baby
Love me twice today
Love me two times, girl
I'm goin' away
Love me two times, girl
One for tomorrow
One just for today
Love me two times
I'm goin' away

По-моему, очень трогательно. Но это исключение, смесь жанров. У Гомера, Шекспира, Толстого, Флобера нет никаких описаний секса.

Edited at 2015-10-23 15:58 (UTC)

Раньше писать о сексе было не принято. А сейчас принято. Но дело это очень непростое. Пример произведения, где удачно описываются секс и любовь: Молодой негодяй Лимонова.

Читал. Да там про любовь и психушку. Все-таки оцените элемент трагизма в книги. Без трагизма бы ничего не вышло, любовь требует трагизма. В основном все-таки Лимонов пишет в эротическом ключе а не любовном.

Было не принято потому что это разные жанры. Всегда было отдельно: эротика/порнография и про любовь. Площадная литература и бульварная литература. Лука Мудищев и Евгений Онегин.

Возможно новый синтетический жанр сейчас и зарождается, но все таки еще не родился. В моих любимых книгах что-то я детальных описаний секса не припоминаю нигде. Да и смысла в таких описаниях не вижу никакого.

Покупатель жанра порнографии хотя есть, это школьники старших классов главным образом, гораздо меньше - студенты, и совсем мало - чокнутые взрослые.

Еще секс хорошо подходит для комедий. В Риме и Греции для потехи публики, актеры в театрах привязывали огромные кожанные члены для изображения половых актов. В Декамероне Бокаччо секс очень забавен.

Edited at 2015-10-23 21:02 (UTC)

Про психушку это Подросток Савенко. Я еще Эдичку не стал приводить, поскольку он сразу ассоциируется с сексом с негром. Хотя основная линия любовная.

Это еще много где появляется. В латиноамериканской литературе: Маркес, Льоса (Капитан Пантелеймон и рота добрых услуг).

В японской Оэ, Абэ, Мисима. Вот недавно по рекомендации ГШ прочел рассказ Маруямы В небе снова радуга, строго по теме.

А еще Кундера. Да и в американской литературе. У Апдайка в Кролике что-то было. Буковски, Берроуз. А Лолита Набокова? Это общая тенденция.

Edited at 2015-10-23 21:26 (UTC)

Про роды и жанры литературы

Эй-эй, господин semenoff! Вы же все перепутали! Разновидности драмы – драма, трагедия, комедия (еще мелодрама, водевиль и т.д., но не эротика). То, что Вы написали – это лирика! Действительно, очень трогательно. Только лирический герой почему-то жалок, но это личное восприятие. А по жанру это, скорее, послание.
Рассмешили меня этими Вашими трогательными виршами. Дерзайте!
Сейчас Вы скажете, что у меня нет чувства юмора. Пусть. Мне вот эти стихи Бернса помогают понять мужскую логику:

Роберт Бёрнс

Мне нужна жена -
Лучше или хуже,
Лишь была бы женщиной,
Женщиной без мужа.

Толстая, худая -
Это всё равно,
Пусть уродом будет -
По ночам темно.

Если молодая,
Буду счастлив с нею.
Если же старуха,
Раньше овдовею.

Пусть детей рожает, -
Было бы охоты.
А бездетной будет -
Меньше мне заботы.

Если любит рюмочку,
Пусть не будет пьяница.
А не любит рюмочки -
Больше мне останется!
(Перевод С. Маршака)


Ой, чуть не забыла на еще одну Вашу фразу откликнуться: "У Гомера, Шекспира, Толстого, Флобера нет никаких описаний секса".
Ну зачем, скажите, пожалуйста, Льву Николаевичу описывать секс?! Толстой - художник и мыслитель чувств! Важнейшее из них - чувство эмпатии, в котором у него не было соперников, потому что он знал изнутри не только то, что чувствует кормящая женщина, например, но и то, что чувствует лошадь («Холстомер»), дерево («Три смерти»). Он мог выразить словом ЛЮБЫЕ тончайшие нюансы психологического состояния человека, его сокровенные мысли, чувства - «диалектику души», по точному определению Н. Чернышевского. Он «наводил микроскоп» на тайны человеческой души, занимался «уловлением драматических переходов одного чувства в другое, одной мысли в другую», изображал «таинственный процесс, посредством которого вырабатывается мысль и чувство». Главной задачей людей Толстой считал нравственное совершенствование. «Смысл жизни только один: самосовершенствование – улучшать свою душу», - был убежден он.


Re: Про роды и жанры литературы

Вирши это тест на "своих" и "чужих", отчасти шутка (но шутка у меня, у автора текста это почти трагедия). Кому надо тот знает автора и меня понял :). Надо только открыть двери восприятия и поймешь...

А что вы хотели сказать ? Возразить что у Толстого есть описания секса ? Так нет же.

>>>> Главной задачей людей Толстой считал нравственное совершенствование.

:) :) Это общее место в литературе последних 3 тыс лет, по крайней мере, до ХХ века. Так каждый писатель считал по умолчанию.

>>> что чувствует лошадь

Экологично. Но это каждый чувствует. Попробуйте забраться на лошадь и сами почувствуете. Нет ничего проще для седока почувствовать то что чувствует и даже думает лошадь под ним.

>>> Диалектика души

Чернышевский малограмотный, и некорректно использует термин. Диалектика это не синоним изменения, а означает спор между двумя мнениями. Вот то что мы с Вами сейчас делаем это диалектика, а у Толстого это другое совсем.

Edited at 2015-10-25 17:36 (UTC)

  • 1