?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Другой Путь
borisakunin
    Так называется второй в моей жизни «серьезный» роман, который сегодня выходит в свет (ужасно люблю это старинное выражение).


   
    «Серьезными» я называю романы невежливые, то есть не старающиеся понравиться читателю. Часто говорят, что писатель кокетничает и врет, когда заявляет, будто написал книгу для самого себя. Книги-де всегда пишутся для того, чтобы их прочли другие люди.
    Не согласен. Не всегда. То есть, конечно, это прекрасно, если прочтут и оценят, но homo scribens - это такое существо, которое может разобраться в головоломной теме, только когда пропустит ее через письменный текст. В свое время я написал книгу «Писатель и самоубийство» именно для этого – чтобы разобраться в сложной проблеме. Но тогда я был намного моложе и немного глупее. Я не понимал, зачем в наши времена вообще писать серьезные романы. Потом понял: такая литература – единственный способ заглянуть в жизнь не своими глазами и даже отчасти прожить чужую жизнь. Никакой иной род искусства подобной возможности не дает.
    В серии «Семейный альбом», начатой три года назад романом «Аристономия», я сначала выстраиваю некую концепцию, а затем испытываю ее двойной проверкой. Во-первых, пропускаю ее через опыт, характер и внутренний мир другого человека, своего героя – я сам, может быть, подошел бы к теме иначе.   Во-вторых, я отдаю теорию на растерзание жизнью – это способен совершить только художественный текст. И пишу я его без поддавков, без заранее разработанного плана – в отличие от архитектурно расчетливой беллетристики. Я бросаю своих персонажей в воду и смотрю, как они будут барахтаться, выплывут или утонут, и если выплывут, то к какому берегу прибьются. Я никогда в начале не знаю, чем всё закончится. Мне интересно, а иногда страшно. Думаю, при прочтении это чувствуется.
    «Семейный альбом» - это рассказ о российском двадцатом веке, пропущенном через судьбу одной семьи. Даются фотографии из семейного альбома, с каждой связана какая-то история.
    Вот некоторые снимки из «Другого Пути»:


    Не знаю, дойду ли я до современности и вообще двинусь ли дальше, либо же второй книгой всё и закончится. Первая была про 1910-годы – революция, гражданская война. Вторая – про 1920-е. Подступаться к 1930-м что-то жутковато.

    Если в «Аристономии» мой герой сочиняет трактат о мире больших идей и высоких целей – о Большом Мире, то «Другой Путь» - это про Малый Мир, мир чувств, привязанностей, семьи, счастья.
    Мой герой, и я вместе с ним, пытаемся погнаться за двумя зайцами, не упустить ни Большого Мира, ни Малого. Я очень давно ломал себе голову над тем, возможно ли такое в принципе.
    А впрочем глупо писателю пускаться в объяснения, зачем он написал роман да какая идея проходит через него красной нитью. Кто станет читать и доберется до конца (а это будет нелегко) – узнает.

   
«Бумажная» книга с сегодняшнего дня продается в книжных магазинах.

Кто любит читать в электронном виде – вот ссылка на fb2. и вот ссылка на epub под ipad.

Кто предпочитает аудиовариант – он здесь . Читает мой любимый Александр Клюквин.

Прочтете – делитесь мыслями и впечатлениями. Буду на ус наматывать.


  • 1
Со всем согласен. Люблю поспорить, но увы, тут ничего не возразишь и не добавишь. Ко всему прочему, любовь и секс это "две большие разницы" и два разных жанра литературы, драма/трагедия и эротика.
Редко удается сочетать. Вот например, творческая удача была:

Love me two times, baby
Love me twice today
Love me two times, girl
I'm goin' away
Love me two times, girl
One for tomorrow
One just for today
Love me two times
I'm goin' away

По-моему, очень трогательно. Но это исключение, смесь жанров. У Гомера, Шекспира, Толстого, Флобера нет никаких описаний секса.

Edited at 2015-10-23 15:58 (UTC)

Раньше писать о сексе было не принято. А сейчас принято. Но дело это очень непростое. Пример произведения, где удачно описываются секс и любовь: Молодой негодяй Лимонова.

Читал. Да там про любовь и психушку. Все-таки оцените элемент трагизма в книги. Без трагизма бы ничего не вышло, любовь требует трагизма. В основном все-таки Лимонов пишет в эротическом ключе а не любовном.

Было не принято потому что это разные жанры. Всегда было отдельно: эротика/порнография и про любовь. Площадная литература и бульварная литература. Лука Мудищев и Евгений Онегин.

Возможно новый синтетический жанр сейчас и зарождается, но все таки еще не родился. В моих любимых книгах что-то я детальных описаний секса не припоминаю нигде. Да и смысла в таких описаниях не вижу никакого.

Покупатель жанра порнографии хотя есть, это школьники старших классов главным образом, гораздо меньше - студенты, и совсем мало - чокнутые взрослые.

Еще секс хорошо подходит для комедий. В Риме и Греции для потехи публики, актеры в театрах привязывали огромные кожанные члены для изображения половых актов. В Декамероне Бокаччо секс очень забавен.

Edited at 2015-10-23 21:02 (UTC)

Про психушку это Подросток Савенко. Я еще Эдичку не стал приводить, поскольку он сразу ассоциируется с сексом с негром. Хотя основная линия любовная.

Это еще много где появляется. В латиноамериканской литературе: Маркес, Льоса (Капитан Пантелеймон и рота добрых услуг).

В японской Оэ, Абэ, Мисима. Вот недавно по рекомендации ГШ прочел рассказ Маруямы В небе снова радуга, строго по теме.

А еще Кундера. Да и в американской литературе. У Апдайка в Кролике что-то было. Буковски, Берроуз. А Лолита Набокова? Это общая тенденция.

Edited at 2015-10-23 21:26 (UTC)

Я не отвергаю права на жизнь подобного жанра, но плохо с ним знаком и нет у меня особого интереса. Маркеса читал "100 лет одиночества", показалось средне, к тому же это скорее поэтизация "кокаинового" образа жизни. Японскую литературу я плохо понимаю и не очень люблю.

"Молодой негодяй" я точно читал, но уже забыл значит о чем, напрочь. Что характерно, значит мне было скучно :). Первые две книги как-то помню. "У нас была великая эпоха" мне вообще понравилась.

Вот Умберто Эко, "Маятник Фуко" даже перечитывал и все там помню. Это можно сказать мой любимый стиль литературы, смешно о серьезном.

Edited at 2015-10-23 21:33 (UTC)

ИМХО Молодой негодяй лучший роман Лимонова. Это из жизни харьковской богемы шестидесятых. В центре романа взаимотношения Лимонова с его еврейской женой, которая на шесть лет старше его. Она и называет его молодой негодяй.

Из американской литературы еще забыл Жалобы Портного Филиппа Рота.

Вспомнил да. Но все равно смутно.

Кстати читал эту книгу Филиппа Рота, причем на английском и еще в институте. Там про онанизм много :).

Знаете, ув smol1, я не любитель такой литературы, где любовь скрещивается с физиологией. Физиологию - еду, секс, и в туалет ходить, я предпочитаю в реальной жизни, а в книгах обычно пролистываю. Впрочем даже романтическую любовь тоже пролистываю, извините.

Единственный эротический роман, который мне пожалуй понравился (читал студентом на пляже в Крыму, в окружении друзей и девочек), это китайский эротический роман "Цветы сливы в золотой вазе". Он толстый, два тома, и да, забавно-эротичный. Там про многоженство душевно. Рекомендую пожалуй всем. Многоженство это наверное действительно неплохо.

Еще Декамерон нравится.

Сам бы я эротику писал только как комедию, и историй таких из жизни знаю множество.

Edited at 2015-10-23 22:24 (UTC)

"Физиологию - еду, секс, и в туалет ходить, я предпочитаю в реальной жизни, а в книгах обычно пролистываю"

И я, и я, и я того же мнения… :)
До конца ещё не дослушала, но какое-никакое мнение сложилось. Сравнение любви с голодом как-то не очень… на меня подействовало, мягко говоря, неприятно. И отвлечься от этого образного сравнения не получается – оно раз за разом настойчиво повторяется, приходится постоянно натыкаться на эти «голодные» авторские рассуждения и, честно говоря, пропадает настроение слушать дальше.
Представила, как двое влюблённых, орудуя ножами и вилками, поедают друг друга и тут же расхотелось и любить, и есть заодно :)


Edited at 2015-10-24 09:12 (UTC)

Да, есть такая известная картина Дали "Осеннее каннибальство".

Может быть "голод" это намек на популярных среди школьников вампиров ?

Тут уже отмечали, что психология у ГШ описано мастерски, но чем ближе к матрасам и простыням, тем больше книга начинает хромать на все четыре лапы. Даже было выше позитивное мнение типа "пока не вышло, но пусть автор тренируется"...

Edited at 2015-10-24 15:45 (UTC)

Не хотелось бы выглядеть здесь любителем литературной клубнички, тем более, что я таковым не являюсь. А не Вы ли сами втянули меня в этот разговор, Ув. semenoff? Я всего лишь заметил, что подобные сцены из романа ГШ было бы лучше убрать. А Вы стали утверждать, что в серьезной литературе такое и не встречается, а только в эротической и порнографической. Я и стал приводить примеры, доказывающие, что это не так. Каюсь, люблю поговорить о литературе, почти так же, как о политике и кино.

Современная японская литература иногда перекликается с русской классикой. В первую очередь, это относится к упомянутому мной Кэндзабуро Оэ, которого называют японским Достоевским. Кстати, он лауреат уважаемой Вами Нобелевской премии по литературе. Также, как упомянутые Маркес и Льоса. Латиноамериканская литература это вообще особый мир. Есть мнение, что во второй половине двадцатого века центр мировой литературы переместился в Латинскую Америку.

Но там секс это приложение к кокаину (а в Мексике - к мескалю и марихуане).

У меня был знакомый из Колумбии, который называл себя писателем и другом Габриэля Гарсия Маркеса. Ему 78 лет, осушил бутылку красного вина сходу, поговорили, он ненавязчиво намекнул мне на "бизнес" его друзей из Колумбии с русскими, и пошел перманентно танцевать с женщинами, перетанцевал с каждой по полчаса. Все точно как в книгах Маркеса.

Мирра действительно изображена очень рельефно, творческая удача. Но я бы с такой женщиной точно жить не стал, она мне несимпатична. Знаю наверняка, потому что изображена мастерски, действительно как живая. :)

Edited at 2015-10-24 15:38 (UTC)

Прожил в Мексике несколько лет. Пьют там больше, чем в Штатах, но гораздо меньше, чем в России. Пьют, в основном, прекрасное мексиканское пиво. А хороший мескаль там даже купить трудно, если вы находитесь не в штате Аохака.

Про роды и жанры литературы

Эй-эй, господин semenoff! Вы же все перепутали! Разновидности драмы – драма, трагедия, комедия (еще мелодрама, водевиль и т.д., но не эротика). То, что Вы написали – это лирика! Действительно, очень трогательно. Только лирический герой почему-то жалок, но это личное восприятие. А по жанру это, скорее, послание.
Рассмешили меня этими Вашими трогательными виршами. Дерзайте!
Сейчас Вы скажете, что у меня нет чувства юмора. Пусть. Мне вот эти стихи Бернса помогают понять мужскую логику:

Роберт Бёрнс

Мне нужна жена -
Лучше или хуже,
Лишь была бы женщиной,
Женщиной без мужа.

Толстая, худая -
Это всё равно,
Пусть уродом будет -
По ночам темно.

Если молодая,
Буду счастлив с нею.
Если же старуха,
Раньше овдовею.

Пусть детей рожает, -
Было бы охоты.
А бездетной будет -
Меньше мне заботы.

Если любит рюмочку,
Пусть не будет пьяница.
А не любит рюмочки -
Больше мне останется!
(Перевод С. Маршака)


Ой, чуть не забыла на еще одну Вашу фразу откликнуться: "У Гомера, Шекспира, Толстого, Флобера нет никаких описаний секса".
Ну зачем, скажите, пожалуйста, Льву Николаевичу описывать секс?! Толстой - художник и мыслитель чувств! Важнейшее из них - чувство эмпатии, в котором у него не было соперников, потому что он знал изнутри не только то, что чувствует кормящая женщина, например, но и то, что чувствует лошадь («Холстомер»), дерево («Три смерти»). Он мог выразить словом ЛЮБЫЕ тончайшие нюансы психологического состояния человека, его сокровенные мысли, чувства - «диалектику души», по точному определению Н. Чернышевского. Он «наводил микроскоп» на тайны человеческой души, занимался «уловлением драматических переходов одного чувства в другое, одной мысли в другую», изображал «таинственный процесс, посредством которого вырабатывается мысль и чувство». Главной задачей людей Толстой считал нравственное совершенствование. «Смысл жизни только один: самосовершенствование – улучшать свою душу», - был убежден он.


Re: Про роды и жанры литературы

Вирши это тест на "своих" и "чужих", отчасти шутка (но шутка у меня, у автора текста это почти трагедия). Кому надо тот знает автора и меня понял :). Надо только открыть двери восприятия и поймешь...

А что вы хотели сказать ? Возразить что у Толстого есть описания секса ? Так нет же.

>>>> Главной задачей людей Толстой считал нравственное совершенствование.

:) :) Это общее место в литературе последних 3 тыс лет, по крайней мере, до ХХ века. Так каждый писатель считал по умолчанию.

>>> что чувствует лошадь

Экологично. Но это каждый чувствует. Попробуйте забраться на лошадь и сами почувствуете. Нет ничего проще для седока почувствовать то что чувствует и даже думает лошадь под ним.

>>> Диалектика души

Чернышевский малограмотный, и некорректно использует термин. Диалектика это не синоним изменения, а означает спор между двумя мнениями. Вот то что мы с Вами сейчас делаем это диалектика, а у Толстого это другое совсем.

Edited at 2015-10-25 17:36 (UTC)

  • 1