?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Другой Путь
borisakunin
    Так называется второй в моей жизни «серьезный» роман, который сегодня выходит в свет (ужасно люблю это старинное выражение).


   
    «Серьезными» я называю романы невежливые, то есть не старающиеся понравиться читателю. Часто говорят, что писатель кокетничает и врет, когда заявляет, будто написал книгу для самого себя. Книги-де всегда пишутся для того, чтобы их прочли другие люди.
    Не согласен. Не всегда. То есть, конечно, это прекрасно, если прочтут и оценят, но homo scribens - это такое существо, которое может разобраться в головоломной теме, только когда пропустит ее через письменный текст. В свое время я написал книгу «Писатель и самоубийство» именно для этого – чтобы разобраться в сложной проблеме. Но тогда я был намного моложе и немного глупее. Я не понимал, зачем в наши времена вообще писать серьезные романы. Потом понял: такая литература – единственный способ заглянуть в жизнь не своими глазами и даже отчасти прожить чужую жизнь. Никакой иной род искусства подобной возможности не дает.
    В серии «Семейный альбом», начатой три года назад романом «Аристономия», я сначала выстраиваю некую концепцию, а затем испытываю ее двойной проверкой. Во-первых, пропускаю ее через опыт, характер и внутренний мир другого человека, своего героя – я сам, может быть, подошел бы к теме иначе.   Во-вторых, я отдаю теорию на растерзание жизнью – это способен совершить только художественный текст. И пишу я его без поддавков, без заранее разработанного плана – в отличие от архитектурно расчетливой беллетристики. Я бросаю своих персонажей в воду и смотрю, как они будут барахтаться, выплывут или утонут, и если выплывут, то к какому берегу прибьются. Я никогда в начале не знаю, чем всё закончится. Мне интересно, а иногда страшно. Думаю, при прочтении это чувствуется.
    «Семейный альбом» - это рассказ о российском двадцатом веке, пропущенном через судьбу одной семьи. Даются фотографии из семейного альбома, с каждой связана какая-то история.
    Вот некоторые снимки из «Другого Пути»:


    Не знаю, дойду ли я до современности и вообще двинусь ли дальше, либо же второй книгой всё и закончится. Первая была про 1910-годы – революция, гражданская война. Вторая – про 1920-е. Подступаться к 1930-м что-то жутковато.

    Если в «Аристономии» мой герой сочиняет трактат о мире больших идей и высоких целей – о Большом Мире, то «Другой Путь» - это про Малый Мир, мир чувств, привязанностей, семьи, счастья.
    Мой герой, и я вместе с ним, пытаемся погнаться за двумя зайцами, не упустить ни Большого Мира, ни Малого. Я очень давно ломал себе голову над тем, возможно ли такое в принципе.
    А впрочем глупо писателю пускаться в объяснения, зачем он написал роман да какая идея проходит через него красной нитью. Кто станет читать и доберется до конца (а это будет нелегко) – узнает.

   
«Бумажная» книга с сегодняшнего дня продается в книжных магазинах.

Кто любит читать в электронном виде – вот ссылка на fb2. и вот ссылка на epub под ipad.

Кто предпочитает аудиовариант – он здесь . Читает мой любимый Александр Клюквин.

Прочтете – делитесь мыслями и впечатлениями. Буду на ус наматывать.


  • 1
Читал. Да там про любовь и психушку. Все-таки оцените элемент трагизма в книги. Без трагизма бы ничего не вышло, любовь требует трагизма. В основном все-таки Лимонов пишет в эротическом ключе а не любовном.

Было не принято потому что это разные жанры. Всегда было отдельно: эротика/порнография и про любовь. Площадная литература и бульварная литература. Лука Мудищев и Евгений Онегин.

Возможно новый синтетический жанр сейчас и зарождается, но все таки еще не родился. В моих любимых книгах что-то я детальных описаний секса не припоминаю нигде. Да и смысла в таких описаниях не вижу никакого.

Покупатель жанра порнографии хотя есть, это школьники старших классов главным образом, гораздо меньше - студенты, и совсем мало - чокнутые взрослые.

Еще секс хорошо подходит для комедий. В Риме и Греции для потехи публики, актеры в театрах привязывали огромные кожанные члены для изображения половых актов. В Декамероне Бокаччо секс очень забавен.

Edited at 2015-10-23 21:02 (UTC)

Про психушку это Подросток Савенко. Я еще Эдичку не стал приводить, поскольку он сразу ассоциируется с сексом с негром. Хотя основная линия любовная.

Это еще много где появляется. В латиноамериканской литературе: Маркес, Льоса (Капитан Пантелеймон и рота добрых услуг).

В японской Оэ, Абэ, Мисима. Вот недавно по рекомендации ГШ прочел рассказ Маруямы В небе снова радуга, строго по теме.

А еще Кундера. Да и в американской литературе. У Апдайка в Кролике что-то было. Буковски, Берроуз. А Лолита Набокова? Это общая тенденция.

Edited at 2015-10-23 21:26 (UTC)

Я не отвергаю права на жизнь подобного жанра, но плохо с ним знаком и нет у меня особого интереса. Маркеса читал "100 лет одиночества", показалось средне, к тому же это скорее поэтизация "кокаинового" образа жизни. Японскую литературу я плохо понимаю и не очень люблю.

"Молодой негодяй" я точно читал, но уже забыл значит о чем, напрочь. Что характерно, значит мне было скучно :). Первые две книги как-то помню. "У нас была великая эпоха" мне вообще понравилась.

Вот Умберто Эко, "Маятник Фуко" даже перечитывал и все там помню. Это можно сказать мой любимый стиль литературы, смешно о серьезном.

Edited at 2015-10-23 21:33 (UTC)

ИМХО Молодой негодяй лучший роман Лимонова. Это из жизни харьковской богемы шестидесятых. В центре романа взаимотношения Лимонова с его еврейской женой, которая на шесть лет старше его. Она и называет его молодой негодяй.

Из американской литературы еще забыл Жалобы Портного Филиппа Рота.

Вспомнил да. Но все равно смутно.

Кстати читал эту книгу Филиппа Рота, причем на английском и еще в институте. Там про онанизм много :).

Знаете, ув smol1, я не любитель такой литературы, где любовь скрещивается с физиологией. Физиологию - еду, секс, и в туалет ходить, я предпочитаю в реальной жизни, а в книгах обычно пролистываю. Впрочем даже романтическую любовь тоже пролистываю, извините.

Единственный эротический роман, который мне пожалуй понравился (читал студентом на пляже в Крыму, в окружении друзей и девочек), это китайский эротический роман "Цветы сливы в золотой вазе". Он толстый, два тома, и да, забавно-эротичный. Там про многоженство душевно. Рекомендую пожалуй всем. Многоженство это наверное действительно неплохо.

Еще Декамерон нравится.

Сам бы я эротику писал только как комедию, и историй таких из жизни знаю множество.

Edited at 2015-10-23 22:24 (UTC)

"Физиологию - еду, секс, и в туалет ходить, я предпочитаю в реальной жизни, а в книгах обычно пролистываю"

И я, и я, и я того же мнения… :)
До конца ещё не дослушала, но какое-никакое мнение сложилось. Сравнение любви с голодом как-то не очень… на меня подействовало, мягко говоря, неприятно. И отвлечься от этого образного сравнения не получается – оно раз за разом настойчиво повторяется, приходится постоянно натыкаться на эти «голодные» авторские рассуждения и, честно говоря, пропадает настроение слушать дальше.
Представила, как двое влюблённых, орудуя ножами и вилками, поедают друг друга и тут же расхотелось и любить, и есть заодно :)


Edited at 2015-10-24 09:12 (UTC)

Да, есть такая известная картина Дали "Осеннее каннибальство".

Может быть "голод" это намек на популярных среди школьников вампиров ?

Тут уже отмечали, что психология у ГШ описано мастерски, но чем ближе к матрасам и простыням, тем больше книга начинает хромать на все четыре лапы. Даже было выше позитивное мнение типа "пока не вышло, но пусть автор тренируется"...

Edited at 2015-10-24 15:45 (UTC)

Он неподражаем, как всегда:

Сальвадор Дали

Осенний каннибализм

У осени вкус к сладкому.
К десерту
Мы тоже приобщаемся
По ложке.
И кажется, что мармелад
Под сердцем.
И кажется, что конфитюр
Под кожей.
Так хочется забыть на миг
Про горечь.
И чудится, что жизнь для нас –
Кондитер.
Мы в этой осени замешаны
На вздоре.
Но в эту осень, ради Бога,
Отпустите!



Гениальная картина, прекрасная иллюстрация к моему посту и… по-моему, она бы очень к месту смотрелась на обложке романа ГШ.
А? в свете вышеизложенного?
А может эта картина о любви? а вовсе даже не про войну, как все до сих пор думали.
Однако... как мы совпали с Сальвадором Дали, несмотря на разницу в возрасте :)))

Не хотелось бы выглядеть здесь любителем литературной клубнички, тем более, что я таковым не являюсь. А не Вы ли сами втянули меня в этот разговор, Ув. semenoff? Я всего лишь заметил, что подобные сцены из романа ГШ было бы лучше убрать. А Вы стали утверждать, что в серьезной литературе такое и не встречается, а только в эротической и порнографической. Я и стал приводить примеры, доказывающие, что это не так. Каюсь, люблю поговорить о литературе, почти так же, как о политике и кино.

Не, не я. Ваш пост первый. А впрочем все равно надо было эту тему прояснить как-то, построить классификацию на уровне основных понятий. Я теперь согласен что кое-где встречается и такое, но список авторов куцый: Лимонов, Рот и японцы. Кундера может быть. У Ремарка в Жизнь взаймы или еще где-то секс есть, правда скромненько, в конспективном виде.

А в общем, солидному автору лучше в серьезной книге секса и прочих туалетных подробностей не описывать. Если конечно речь идет о сексе людей, а не каких-нибудь болотных гадюк.

Edited at 2015-10-24 15:11 (UTC)

Современная японская литература иногда перекликается с русской классикой. В первую очередь, это относится к упомянутому мной Кэндзабуро Оэ, которого называют японским Достоевским. Кстати, он лауреат уважаемой Вами Нобелевской премии по литературе. Также, как упомянутые Маркес и Льоса. Латиноамериканская литература это вообще особый мир. Есть мнение, что во второй половине двадцатого века центр мировой литературы переместился в Латинскую Америку.

Но там секс это приложение к кокаину (а в Мексике - к мескалю и марихуане).

У меня был знакомый из Колумбии, который называл себя писателем и другом Габриэля Гарсия Маркеса. Ему 78 лет, осушил бутылку красного вина сходу, поговорили, он ненавязчиво намекнул мне на "бизнес" его друзей из Колумбии с русскими, и пошел перманентно танцевать с женщинами, перетанцевал с каждой по полчаса. Все точно как в книгах Маркеса.

Мирра действительно изображена очень рельефно, творческая удача. Но я бы с такой женщиной точно жить не стал, она мне несимпатична. Знаю наверняка, потому что изображена мастерски, действительно как живая. :)

Edited at 2015-10-24 15:38 (UTC)

Прожил в Мексике несколько лет. Пьют там больше, чем в Штатах, но гораздо меньше, чем в России. Пьют, в основном, прекрасное мексиканское пиво. А хороший мескаль там даже купить трудно, если вы находитесь не в штате Аохака.

Но вообще-то Мексика и Колумбия это два разных мира (с Бразилией - три разных мира, с Аргентиной - четыре разных мира :) ). Термин "латинская Америка" - условность. Даже музыка Доминиканской Республики не очень похожа на мексиканскую или колумбийскую. А уж колумбиец на мексиканца (и оба на доминиканцев) даже внешне совершенно непохож.

В Колумбии листья коки продают на рынке дешево и в суп кладут как приправу. Все население живет на кокаине в малых дозах. Культура Колумбии - кокаиновая культура, Маркес - пример.

В Доминиканской республике есть своя панацея - Маммауана, это вытяжка из коры какого-то дерева в вине с медом. Пьют все ежедневно и поголовно, даже туристы. Я пробывал, это зверский стимулятор, убойный, чтобы его употреблять, ИМХО, нужна женщина в пределах шаговой доступности (в смысле один-два шага :) ). Причем концентрат маммауаны совершенно законно можно купить и вывезти из страны.

Типаж белого человека Доминиканы (немного но есть) , это дядька лет 70, обычно из США, Англии или Испании, высохший и подвижный, с сумасшедшими горящими глазами, вцепляющийся взглядом в любую девочку или женщину, от 10 до 80 лет. Эти люди живут на маммауане с утра до вечера.

Не путать маммауану с мариуаной (марихуаной то есть, "х" не читается), ничего общего.

Еще, я не зря употребил слово "панацея", листьями коки в Колумбии (и маммауаной в Доминикане) лечат все болезни подряд, от язвы желудка до суставов. Поскольку это могучие биостимуляторы, я не удивляюсь.

Edited at 2015-10-25 17:15 (UTC)

  • 1