?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Другой Путь
borisakunin
    Так называется второй в моей жизни «серьезный» роман, который сегодня выходит в свет (ужасно люблю это старинное выражение).


   
    «Серьезными» я называю романы невежливые, то есть не старающиеся понравиться читателю. Часто говорят, что писатель кокетничает и врет, когда заявляет, будто написал книгу для самого себя. Книги-де всегда пишутся для того, чтобы их прочли другие люди.
    Не согласен. Не всегда. То есть, конечно, это прекрасно, если прочтут и оценят, но homo scribens - это такое существо, которое может разобраться в головоломной теме, только когда пропустит ее через письменный текст. В свое время я написал книгу «Писатель и самоубийство» именно для этого – чтобы разобраться в сложной проблеме. Но тогда я был намного моложе и немного глупее. Я не понимал, зачем в наши времена вообще писать серьезные романы. Потом понял: такая литература – единственный способ заглянуть в жизнь не своими глазами и даже отчасти прожить чужую жизнь. Никакой иной род искусства подобной возможности не дает.
    В серии «Семейный альбом», начатой три года назад романом «Аристономия», я сначала выстраиваю некую концепцию, а затем испытываю ее двойной проверкой. Во-первых, пропускаю ее через опыт, характер и внутренний мир другого человека, своего героя – я сам, может быть, подошел бы к теме иначе.   Во-вторых, я отдаю теорию на растерзание жизнью – это способен совершить только художественный текст. И пишу я его без поддавков, без заранее разработанного плана – в отличие от архитектурно расчетливой беллетристики. Я бросаю своих персонажей в воду и смотрю, как они будут барахтаться, выплывут или утонут, и если выплывут, то к какому берегу прибьются. Я никогда в начале не знаю, чем всё закончится. Мне интересно, а иногда страшно. Думаю, при прочтении это чувствуется.
    «Семейный альбом» - это рассказ о российском двадцатом веке, пропущенном через судьбу одной семьи. Даются фотографии из семейного альбома, с каждой связана какая-то история.
    Вот некоторые снимки из «Другого Пути»:


    Не знаю, дойду ли я до современности и вообще двинусь ли дальше, либо же второй книгой всё и закончится. Первая была про 1910-годы – революция, гражданская война. Вторая – про 1920-е. Подступаться к 1930-м что-то жутковато.

    Если в «Аристономии» мой герой сочиняет трактат о мире больших идей и высоких целей – о Большом Мире, то «Другой Путь» - это про Малый Мир, мир чувств, привязанностей, семьи, счастья.
    Мой герой, и я вместе с ним, пытаемся погнаться за двумя зайцами, не упустить ни Большого Мира, ни Малого. Я очень давно ломал себе голову над тем, возможно ли такое в принципе.
    А впрочем глупо писателю пускаться в объяснения, зачем он написал роман да какая идея проходит через него красной нитью. Кто станет читать и доберется до конца (а это будет нелегко) – узнает.

   
«Бумажная» книга с сегодняшнего дня продается в книжных магазинах.

Кто любит читать в электронном виде – вот ссылка на fb2. и вот ссылка на epub под ipad.

Кто предпочитает аудиовариант – он здесь . Читает мой любимый Александр Клюквин.

Прочтете – делитесь мыслями и впечатлениями. Буду на ус наматывать.

  • 1
"Физиологию - еду, секс, и в туалет ходить, я предпочитаю в реальной жизни, а в книгах обычно пролистываю"

И я, и я, и я того же мнения… :)
До конца ещё не дослушала, но какое-никакое мнение сложилось. Сравнение любви с голодом как-то не очень… на меня подействовало, мягко говоря, неприятно. И отвлечься от этого образного сравнения не получается – оно раз за разом настойчиво повторяется, приходится постоянно натыкаться на эти «голодные» авторские рассуждения и, честно говоря, пропадает настроение слушать дальше.
Представила, как двое влюблённых, орудуя ножами и вилками, поедают друг друга и тут же расхотелось и любить, и есть заодно :)


Edited at 2015-10-24 09:12 (UTC)

Да, есть такая известная картина Дали "Осеннее каннибальство".

Может быть "голод" это намек на популярных среди школьников вампиров ?

Тут уже отмечали, что психология у ГШ описано мастерски, но чем ближе к матрасам и простыням, тем больше книга начинает хромать на все четыре лапы. Даже было выше позитивное мнение типа "пока не вышло, но пусть автор тренируется"...

Edited at 2015-10-24 15:45 (UTC)

Он неподражаем, как всегда:

Сальвадор Дали

Осенний каннибализм

У осени вкус к сладкому.
К десерту
Мы тоже приобщаемся
По ложке.
И кажется, что мармелад
Под сердцем.
И кажется, что конфитюр
Под кожей.
Так хочется забыть на миг
Про горечь.
И чудится, что жизнь для нас –
Кондитер.
Мы в этой осени замешаны
На вздоре.
Но в эту осень, ради Бога,
Отпустите!

Re: И стихи!

Осень холодна
И нежна
Кто сказал, что грусть
Не нужна?

Если просят в грусть
Отпустить
Надо отпустить
Погрустить

Re: Мне грустно и легко

Очень по-осеннему! Только не так... не совсем так.
Вот же, точнее не скажешь:

... Унынья моего
Ничто не мучит, не тревожит,
И сердце вновь горит и любит — оттого,
Что не любить оно не может.

Только осень, увы! закончилась. Зима катит в глаза. И это надолго.


P.S. Кто бы мог подумать, что практически случайно прочитанные строчки возымеют подобное действие: полдня уже мурлычу их на мотив "Где же ты, моя Сулико?" Зацепило! (не смейтесь)

Edited at 2015-10-28 06:03 (UTC)



Гениальная картина, прекрасная иллюстрация к моему посту и… по-моему, она бы очень к месту смотрелась на обложке романа ГШ.
А? в свете вышеизложенного?
А может эта картина о любви? а вовсе даже не про войну, как все до сих пор думали.
Однако... как мы совпали с Сальвадором Дали, несмотря на разницу в возрасте :)))

Да в ней есть что-то извращенно-сексуальное. Наверное, любая гражданская война так именно участниками и воспринимается. Может из-за отмены запрета на изнасилования и грабеж и массовые казни и пытки, может еще почему... Ведь гражданские войны обычно гораздо более жестокие чем обычные. Обычные войны ограничены хотя бы женевскими соглашениями, а гражданская война превращает человека в животное.

Edited at 2015-10-25 16:39 (UTC)

  • 1