?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Другой Путь
borisakunin
    Так называется второй в моей жизни «серьезный» роман, который сегодня выходит в свет (ужасно люблю это старинное выражение).


   
    «Серьезными» я называю романы невежливые, то есть не старающиеся понравиться читателю. Часто говорят, что писатель кокетничает и врет, когда заявляет, будто написал книгу для самого себя. Книги-де всегда пишутся для того, чтобы их прочли другие люди.
    Не согласен. Не всегда. То есть, конечно, это прекрасно, если прочтут и оценят, но homo scribens - это такое существо, которое может разобраться в головоломной теме, только когда пропустит ее через письменный текст. В свое время я написал книгу «Писатель и самоубийство» именно для этого – чтобы разобраться в сложной проблеме. Но тогда я был намного моложе и немного глупее. Я не понимал, зачем в наши времена вообще писать серьезные романы. Потом понял: такая литература – единственный способ заглянуть в жизнь не своими глазами и даже отчасти прожить чужую жизнь. Никакой иной род искусства подобной возможности не дает.
    В серии «Семейный альбом», начатой три года назад романом «Аристономия», я сначала выстраиваю некую концепцию, а затем испытываю ее двойной проверкой. Во-первых, пропускаю ее через опыт, характер и внутренний мир другого человека, своего героя – я сам, может быть, подошел бы к теме иначе.   Во-вторых, я отдаю теорию на растерзание жизнью – это способен совершить только художественный текст. И пишу я его без поддавков, без заранее разработанного плана – в отличие от архитектурно расчетливой беллетристики. Я бросаю своих персонажей в воду и смотрю, как они будут барахтаться, выплывут или утонут, и если выплывут, то к какому берегу прибьются. Я никогда в начале не знаю, чем всё закончится. Мне интересно, а иногда страшно. Думаю, при прочтении это чувствуется.
    «Семейный альбом» - это рассказ о российском двадцатом веке, пропущенном через судьбу одной семьи. Даются фотографии из семейного альбома, с каждой связана какая-то история.
    Вот некоторые снимки из «Другого Пути»:


    Не знаю, дойду ли я до современности и вообще двинусь ли дальше, либо же второй книгой всё и закончится. Первая была про 1910-годы – революция, гражданская война. Вторая – про 1920-е. Подступаться к 1930-м что-то жутковато.

    Если в «Аристономии» мой герой сочиняет трактат о мире больших идей и высоких целей – о Большом Мире, то «Другой Путь» - это про Малый Мир, мир чувств, привязанностей, семьи, счастья.
    Мой герой, и я вместе с ним, пытаемся погнаться за двумя зайцами, не упустить ни Большого Мира, ни Малого. Я очень давно ломал себе голову над тем, возможно ли такое в принципе.
    А впрочем глупо писателю пускаться в объяснения, зачем он написал роман да какая идея проходит через него красной нитью. Кто станет читать и доберется до конца (а это будет нелегко) – узнает.

   
«Бумажная» книга с сегодняшнего дня продается в книжных магазинах.

Кто любит читать в электронном виде – вот ссылка на fb2. и вот ссылка на epub под ipad.

Кто предпочитает аудиовариант – он здесь . Читает мой любимый Александр Клюквин.

Прочтете – делитесь мыслями и впечатлениями. Буду на ус наматывать.


  • 1
Не стоит оправдываться. Хотя я с Вами не вполне согласна. Хамство - это все-таки форма, грубое и невежливое выражение своих чувств.

Но вот вопрос: что плохо в приведенных Вами примерах - форма или содержание? Получается, что если выразить эти мысли в утонченно-вежливой форме, их оскорбительный смысл изменится?

Вы приводите примеры, где люди оскорбляют свой народ, свою Родину, и делают это грубо. Вам приятно, когда это делают учтиво? мне нет. Пожалуй, если нормальному, совестливому человеку приходится оскорблять, кощунствовать, то он скорее всего выкрикнет что-то в несвойственной ему манере.

Я вижу, что люди культуры, добившиеся высокого положения, вынуждены принимать некие правила, не ими созданные. Как писатели и режиссеры в СССР. Но идеологический центр сейчас не в России, он там, где нынешний центр тоталитарной власти. И вот людям предписывается реагировать на события определенным образом, иначе последует наказание. Они должны высказывать вещи, чудовищные по сути, кощунственные. Которые они на самом деле не думают и не чувствуют. И вот они высказывают это площадным, грубым языком, НЕ СВОИМ. Это своеобразная психологическая защита. А быть может знак: человек дает понять что это не он говорит, что им манипулируют.

Если посмотреть на стиль, содержание политической болтовни либеральной интеллигенции, то видна прежде всего дисциплина и единообразие. Никакого спектра мнений, единство, плечом к плечу. Не в творчестве, конечно. Там они разные, многие просто прекрасны и своеобразны. Но чтобы удерживаться в рейтингах, показах, раскрутке и прочем, нужно платить дань.

"Хамство - это все-таки форма, грубое и невежливое выражение своих чувств.

Но вот вопрос: что плохо в приведенных Вами примерах - форма или содержание? Получается, что если выразить эти мысли в утонченно-вежливой форме, их оскорбительный смысл изменится?"

К несчастью, Вы ошибаетесь. Хамство - это не форма, а содержание и глубинная суть. Высказываемые разными группировками мнения и взгляды в значительной степени случайны и несамостоятельны. Что в группировке положено говорить, то ее члены и повторяют.

А вот готовность перешагивать через чужие ценности и потребности ради собственных - глубоко не случайна. Именно эта готовность, это неуважение и презрение к чужим ценностям - патриотическим ли, либеральным ли, русским ли, украинским ли, или, к примеру, еврейским, - является глубинным содержанием. Каждая свора выбирает себе (или ей выбирают) свой собственный объект атаки и неуважения, поэтому со стороны кажется, что сталкиваются разные мировоззрения. А на самом мировоззрение у всех сбившихся в стаи одно и то же - хамство и махровый эгоизм, готовность с легкостью переступить через чужое ради своего.

А сами по себе взгляды не являются ни правильными, ни неправильными. Они нейтральны. Как нейтральна палка. Палкой можно ударить. А можно её протянуть тонущему и спасти его. В точности так же и любые теории и взгляды можно сделать как средством объединения и созидания, так и средством войны и разрушения. Любое наблюдение по поводу страны, народа или отдельного человека можно использовать и как орудие атаки на эту страну, народ или человека, и как заботливо подставленную ступеньку, способную помочь этой стране, народу или человеку стать совершеннее и человечнее, подняться на новый уровень развития.

Но Вы справедливо пишете, что независимость высказываний может обойтись творческому человеку в России очень дорого - причем, совершенно не обязательно из-за цензуры и давления со стороны власти. Оппозиция, на словах ратующая за свободу слова, способна затравить пытающегося проявить независимость человека ничуть не хуже.



Edited at 2015-12-01 00:28 (UTC)

  • 1