?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Зима! Крестьянин торжествуя
borisakunin
     У меня вышел третий том «Истории Российского государства». Называется «От Ивана III до Бориса Годунова».
     Первые два тома я писал в совершенном хладнокровии, словно про какую-то другую страну (от той Руси действительно ничего или почти ничего не осталось), а тут не оставляло ощущение, будто рассматриваешь детские снимки кого-то хорошо знакомого. Это уже наше государство - то самое, в котором мы живем поныне. Оно пока еще в младенческом возрасте, но глаза, нос, уши не спутаешь, да и некоторые черты характера распознаются.
     Мне в свое время на моем историческом отделении почему-то не объяснили очевидную истину: что Российское государство возникло не в девятом веке при Рюрике и Вещем Олеге, а в пятнадцатом, при  великом князе Иване Васильевиче III. Так мы с тех пор в этом доме и обитали, только обои меняли,  мебель переставляли, да иногда управдомов в окно выкидывали.
     Добравшись до начала XVII века, я, кажется, начинаю понимать, почему Россия – такая, какая она есть. Наметились первые выводы, появились первые ответы.  Не знаю, согласятся ли со мной читатели. Прочитаете - расскажете.
     Когда я держу в руках эту красивую книгу, меня расстраивает одно: она жутко дорогая. Ее, как и предыдущие тома, печатали в Венеции, и при нынешнем курсе рубля это очень задрало себестоимость. Может быть,  с четвертым томом придется поступиться полиграфическим качеством ради большей доступности.



   Это рука – чья надо рука. Это руководящая рука: Марии Сергеевой, ведущего редактора Проекта. Кстати говоря, вдохновившись тем, что мы издаем по каждой эпохе сдвоенные тома – исторический и беллетристический, - Маша взяла и на прошлой неделе родила двух сыновей.
Считаю, было бы правильно, если бы она назвала их Иваном в честь Ивана Третьего и Борисом в честь Годунова.

     Есть еще два электронных варианта, относительно недорогие.
     Иллюстрированный вот здесь.

     Обычный, текстовой – здесь.

     И есть аудиовариант для тех, кто вроде меня пристрастился слушать книги за рулем, в спортзале или в транспорте. Читает Александр Клюквин, как всегда замечательно.

     Издательство обещает устроить в больших магазинах специальные стеллажи для проекта «ИРГ». Основное место там будут занимать не книги моего авторства, а «Библиотека ИРГ» - лучшие произведения историков и беллетристов по каждой эпохе.

   На фанфаронское слово «грандиозный» не обращайте внимания. Я попросил его убрать.

     А «Библиотека» собралась уже довольно большая, и в ней действительно все самое лучшее:

   (Это уже старый снимок. Теперь книг больше).



     В общем, давайте интересоваться отечественной историей. Давайте относиться к ней честно и по-взрослому: без брехни, без самолюбования, без посыпания головы пеплом и раздирания рубахи на груди. Что было – то было, как прекрасное, так и ужасное. Главное только не выдумывать того, чего не было.

 

  • 1
Вся Перестройка была одной большой общественной дискуссией о том, каким люди хотят видеть свое государство.

Только вот в результате всей этой дискуссии построилось не совсем то государство, каким люди хотели его видеть, а порой - совершенно не то.

Поэтому, на мой взгляд, новая дискуссия должна быть уже не о том, каким люди хотят видеть свое государство. В этом люди более или менее разобрались, еще в перестроечные годы. Законность, права и свободы личности, отсутствие коррупции, честная конкуренция, поддержка науки, образования и современных производств, честные выборы и сменяемость власти, - все это большинство россиян могут перечислить без запинки.

А вот как все это построить, не угодив по дороге в многочисленные ловушки - в залоговые аукционы, сепаратизм, межнациональные и межрелигиозные конфликты, развал экономики, майданы, делиберализацию и репрессии и т д, - именно это является самым главным и неочевидным вопросом.

Это как в хирургии. Каждый более или менее представляет себе логику операции при аппендиците. А вот как проделать эту операцию так, чтобы у пациента не остановилось сердце от неправильной анестезии, чтобы он не умер от внутреннего кровотечения или от послеоперационной инфекции и сепсиса или перитонита, - это и является самым главным вопросом.

Самое главное в хирургии - не понимание общей абстрактной логики, а глубокое знание причин всех всевозможных конкретных осложнений и способов их предотвращения и лечения.

На мой взгляд, центром общественной дискуссии должно быть именно это. А это значит, что центром обсуждения должны стать не общие места и не мнение человека с улицы, а точка зрения и профессиональный опыт специалистов. Анализ положительного опыта таких стран, как Япония, Германия, Китай, Сингапур. И анализ отрицательного опыта множества стран, которым недобросовестно или неумно проводимые реформы принесли лишь колоссальные беды.

Обществу нужен очень глубокий, серьезный и ответственный анализ этих вопросов. Трезвое и профессиональное понимание всех возможных чрезвычайно серьезных рисков и путей их предотвращения. А не реформистская эйфория и не прекраснодушная "широкая общественная дискуссия о том, каким люди хотят видеть свое государство".





Edited at 2015-12-27 20:57 (UTC)

Вы считаете, что во время перестройки было обсуждение? Что же обсуждалось, какие были альтернативные мнения? По-моему, было одно мнение - долой партию, долой социализм, долой колхозы, СССР - это жуткий монстр. Было ниспровержение всего, развенчание, вал шокирующих публикаций. Как-то критически осмыслить этот бурный поток было невозможно, но сам процесс был новым и захватывающим. Не было никакого обсуждения, и альтернативы не было - все уже было решено. Шла психологическая обработка, за пять лет общество дозрело до самоликвидации.

И почему получилось "не то" государство? С чьей точки зрения не то? С точки зрения простодушного населения? Или с точки зрения разбогатевших олигархов? Или с позиции Рейгана и его команды? Ведь процесс был не стихийный, а организованный, управляемый. Горбачев был фигурой, очень зависимой и управляемой, а целью его западных партнеров была ликвидация СССР, как врага и конкурента. На Западе вполне обоснованно говорят, что победили в холодной войне, теперь это и в России понимают. Вот перестроечные разговоры и были этим оружием победы, бескровным и эффективным. Кровь полилась потом, внутри поверженной территории, не забрызгав победителей.

Так же разговоры в девятнадцатом-начале двадцатого века привели к управляемой самоликвидации Российской империи. И к большой крови внутри поверженной страны. Вообще разговоры о том, что нужно менять сами основы общества, имеют предсказуемый результат.




  • 1