?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
ЗАПИСКИ ОХОТНИКА. Новогодний тост
borisakunin
Писатель – это такой охотник. Все высматривает, где сидит фазан. Чуть увидит – ружье навскидку, пиф-паф! И фазан записан в блокнотик, а потом, ощипанный и зажаренный,  оказывается в романе.
В охотничьем деле что главное? Думаете, меткость? Ничего подобного. Хорошие места надо знать, правильные охотничьи тропы, где дичь сама лезет под прицел.
Вот у меня в Москве была просто волшебная охотничья тропа: Яузский-Покровский-Чистопрудный. Бывало, нужно что-нибудь придумать – берешь берданку и патронташ, в смысле записную книжку с ручкой, выходишь на Бульварное, и дальше все случается само собой, только успевай записывать.
А потом что-то с моей волшебной тропой произошло. Какой-то колдун ее заколдовал. Подозреваю, что  Вася Ложкин. Мне вдруг стали густо попадаться персонажи из его вселенной.
Например, суровые бабки с большими крестами.


Или георгиевские кавалеры не денисдавыдовской внешности. 
Один раз даже встретились казаки – с лампасами и нагайками, но на Григория Мелехова не похожие.
На стенах стали появляться загадочные письмена:


В общем, испоганили мою волшебную тропу, расшугали с нее всех фазанов. Пропал калабуховский дом.
И поехал я искать фазанов в другие края, совершенно не уверенный, что они там водятся.
Какими только дебрями не хаживал, какие только места не опробовал.
На днях решил побродить с ружьишком по Собачьему острову в восточном Лондоне. Место все-таки не вполне чужое: тут слуги Азазеля в 1876 году чуть не утопили юного Эраста Фандорина.
Проблема у меня была очень трудная: понять, как зовут женщину, в которую влюблен мой персонаж. Имя – это самое важное. Пока его не услышишь, героиня не оживет.
Иду, бормочу: Вероника? Вижу Веронику Долину, поет про радиатор. Чудесно, но не то.
Марианна? Кажется, у меня где-то уже была? И ну ее, Марианну, она какая-то темно-синяя, а мне нужна карминовая, с перламутровым отливом.
Лавиния? Нет, это окуджавщина.
Забрел черт-те куда, в совершенно нерусский ландшафт. Каналы с жилыми баржами, на баржах цветы в горшках. Всё вокруг такое ненамоленное, несоборное. Откуда здесь взяться фазану?
И вдруг вижу: а вот же он, прямо под ногами. На асфальте!
.



Я не удивился, потому что в моем ремесле такие маленькие чудеса случаются довольно часто. Ждешь какого-то знака – и получаешь его.
Русское любовное объяснение посреди Собачьего острова? Запросто. В моей писательской карьере бывали штуки и подиковинней.
Но, конечно, я ужасно обрадовался.
Каролина, значит?
Неожиданно. Ну, и с чего это ты вдруг Каролина? Расскажи, послушаю. Интересно.

Так выпьем же в новогоднюю ночь за звездное небо над нами и за фазанов с тараканами внутри нас!



 


  • 1
Да они все относятся к жанру литературы. Но если говорить о теории худ. литературы, то худ. литература (fiction) это старый жанр, который расцвел во Франции в 19м веке в виде беллетристики. Существует канон рассказа, повести и романа. Это разные под-жанры.

Для рассказа достаточно рассказать историю, указав в ней на всеобщий контекст. (Просто "что вижу то пою" на рассказ не тянет, например). Это собственно, определение рассказа. Для романа этого совершенно недостаточно.

Пелевин вполне освоил жанр рассказа. Мастерски даже. В этом смысле, Пелевин - литература. И еще Пелевин освоил концепции новых левых (60е годы ХХ века) и теорию постмодерна. Это уже не литература, а добавки, но тоже все в копилку.

Увлечение буддизмом на мой взгляд литературе не помогает, а наоборот скорее мешает. Для литературы реальный мир - это и есть палитра так сказать, основной инструмент, реальность которого никак нельзя умалять или разоблачать тем паче :). Бить стекла в окнах чтобы впустить свежий воздух это не очень хороший способ - так можно разрушить весь дом...

Чтобы не обидеть буддистов, скажу что буддизм это удобная религия для актеров. Создавание и последующее разрушение иллюзий, а потом повторение этого снова и снова это и есть работа актера. В Голливуде буддизм популярен наряду с методами Станиславского.

Edited at 2016-02-08 15:24 (UTC)

Сформулирую иначе: какие произведения и каких современных российских авторов Вы считаете лучшими? Хотелось бы получить конкретный список.

Я их недостаточно хорошо знаю. Сейчас читаю Умберто Эко.

На мой взгляд литература отражает жизнь. Поскольку жизнь в РФ сегодня вторична по отношению к Европе и США, то и литература должна быть вторична. Целиком.

Для развлечения сам в последний год прочел семь книг Надежды Поповой. Действие в этих книгах просходит в Германии 12-го века, но сюжет беспощадно русский. В ИМХО, это самое лучшее что попадалось, но на широкий охват я не претендую. Еще могу читать Акунина и Лукьяненко. У Акунина очень хороший русский язык, но пишет по готовым схемам. Лукьяненко пишет сомнительным языком, но у него есть фантазия.

И Попова и Акунин и Лукьяненко это разновидности русского фэнтэзи, виртуального мира для ухода от реальности.

Художественную литературу (fiction) отношу как и весь мир к области развлечения, entertainment и считаю что она должна только развлекать и ничего кроме развлекать.

Уверен что сложность прочтения некоторых иностранных автором совершенно мнимая, и идет из-за плохого перевода и непонимания контекста (ну просто все чужое и незнакомое воспринимается русским читателем ошибочно как "сложное" или "серьезное").

ИМХО, "Одиссей" (Улисс) Джойса также прост и тривиален как скажем "Москва и москвичи" Гиляровского, просто русские недостаточно знают Дублин начала 20 века и естественно спотыкаются на каждой фразе.

Edited at 2016-02-08 16:05 (UTC)

В студенческие годы видела переводные тексты Фолкнера. Читала подруга, ей очень нравилось, потому что загадочно и непонятно. Она вслух зачитывала фрагменты, совершенно неожиданные сочетания слов, что-то из области смутных ассоциаций чего-то с чем-то. Потом поняла, что это был просто плохой перевод, но хорошо отредактированный в части плавности языка. Сам Фолкнер писал вполне понятно и конкретно.

Вот еще нынешняя неприятная ситуация: старые хорошие переводы иностранных авторов защищены авторскими правами, и издатель заказывает дешевый "рерайт" под видом перевода. Меркеса таким образом "перевели" всего, и теперь переиздают эти перелицованные тексты.

Разумеется все дело в переводах. Неплохо конечно когда переводчик сам понимает смысл выражений и смысл переводимой книги, а не занимается дословным переводом слов, как гугл. Увы это выполняется далеко не всегда.

В каждой стране есть куча своих понятий о жизни, привычек и бытовых предметов, про которые просто сложно объяснить что это такое. Например, ходовое американское выражение "back burner". Язык сломаешь пока объяснишь что имеется в виду.

Конечно второе развитие капитализма в России оживило многое в переводной литературе.

Когда начинают ругать кого-то из современных писателей, я всегда спрашиваю, а кого вы любите. Обычно критикующий с гордостью заявляет, что никого не читал и читать не собирается.

Из упомянутых Вами, Лукьяненко я литературой не считаю, а о Поповой впервые слышу.

А мне остальное вообще скучно. Смысла в художественной литературе (fiction) особого я не вижу, только развлечение. Умберто Эко для меня развлечение, я его читаю прерываясь хохотом (немало пугая жену). Сам Эко точно понимал что то что он пишет, это на 2/3 шутка.

Хотя хорошая литература была, г.о в 19м веке и начале 20го. Сегодня сам жанр исчерпан полностью. Существует 26 сюжетов, которые вроде расширили недавно до 30 кажется, или 32, но они все полностью описаны и исчерпаны. Люди уже давно пишут повторы и повторы повторов.

Если говорить о старой хорошей литературе, то в последние несколько лет перечитывал только Скотт Фитцджеральда (Великий Гэтсби и Ночь нежна), Толкиена (Сильмариллион), и Дюма ("Ночь во Флоренции" и "Сорок пять").

Надежду Попову прочтите, хотя бы первую книгу "Ловец человеков". Не лучшая книга, но впечатление создадите. В России самое хорошее всегда запрещенное.

Edited at 2016-02-08 17:56 (UTC)

-Жизнь в РФ сегодня вторична по отношению к Европе и США...
Поскольку наши "патриоты" молчат, позвольте мне выразить свое категорическое несогласие с этим утверждением.

Различия понятны но различия есть и между Италией и Францией и очень большие кстати.

Когда я переезжаю из Нью Джерси в Москву на месяц разницы в каркасе общества почти не ощущаю. Самолеты - самолеты, такси - такси, город- город, банки - банки, магазины - магазины, квартиры - квартиры, рестораны - рестораны. Деньги - деньги. Церкви - церкви. Друзья - друзья. Женщины - женщины.

Edited at 2016-02-08 20:31 (UTC)

Забавно про вторичность нашей жизни. Если Вы перестанете поливать лужайку - наш луг засохнет? Или хлеб вторичен по отношению Макдональдсу? Или волк вторичен по отношению к породистой собаке? Как-то непонятна Ваша мысль.

Российская жизнь это европейская жизнь много веков назад по социальным отношениям, но почти современная в технологической части. И в социальной и технологической части жизнь РФ заимствована из европейской по всем абсолютно критериям (и была заимствована все последние 500 лет да и раньше), что позволяет говорить о вторичности. Грубо говоря это отношения центра и самовольной периферии.

Похожие отношения у Европы с США, Австралией, Новой Зеландией, но там просто более успешные из-за общего языка и религии главным образом.

Ничего "в доску своего" в России сегодня не существует, что выглядит странновато даже учитывая взгляды людей. Язык впрочем свой уникальный (религия то греческая).

Кремль итальянский, Кутузовский проспект пленные немцы построили, железные дороги английские, автомобили американские, итальянские и немецкие, мобильники американские, джинсы американские (хотя французы считают что они изобрели джинсы). Бородинский хлеб - чисто французское изобретение, и выпускается с 19-го века по лицензии как и вологодское масло. Дальше сами можете продолжить. Атомные бомбы англо-американские, ракеты немецкие изначально. Кино американское (хотя французы опять поспорят).

Edited at 2016-02-09 17:55 (UTC)

Согласитесь, Гришковец - бездарь (у него все - что вижу, то пою)

Нет, Гришковец обычный средний писатель с театральным уклоном, не хуже других. Не бездарь. Пишет методом "потока сознания" как Джойс. Можно найти всеобщий контекст, так что удовлетворяет простейшиму критерию литературы. Например у Джойса в Улиссе сюжет действительно спародирован с Одиссея Гомера, человек возвращается домой к возможно неверной жене.

То есть поток сознания автором строго "фильтруется" он в действительности тонко сфабрикован. Метод служит приданию тексту большей "органичности", естественности, только и всего.

Скажу больше, наличие "всеобщего контекста" наряду с наличием "объекта" - критерии вообще любого искусства, например, художественной фотографии. Будете случайно шлепать изображения по принципу "ах красиво" - все пойдет потом в отвал... И в литературе, живописи так не говоря уж о кино.



Edited at 2016-02-09 16:32 (UTC)

Чем отличается поток сознания от "что вижу, то пою"? Гришковец это как приятель с пивом на лавочке вышел ты к нему и послушал как он тебе рассказал, как день провел. Стиль такой. Это не литература.

Нет, я знаю чем отличается. Я не понимаю чем именно у гришковуца отличается. Поток его сознания - просто описание действительности и его заурядных (как у любого, например, бомжа (рефлексий)

  • 1