?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
ЗАПИСКИ ОХОТНИКА. Новогодний тост
borisakunin
Писатель – это такой охотник. Все высматривает, где сидит фазан. Чуть увидит – ружье навскидку, пиф-паф! И фазан записан в блокнотик, а потом, ощипанный и зажаренный,  оказывается в романе.
В охотничьем деле что главное? Думаете, меткость? Ничего подобного. Хорошие места надо знать, правильные охотничьи тропы, где дичь сама лезет под прицел.
Вот у меня в Москве была просто волшебная охотничья тропа: Яузский-Покровский-Чистопрудный. Бывало, нужно что-нибудь придумать – берешь берданку и патронташ, в смысле записную книжку с ручкой, выходишь на Бульварное, и дальше все случается само собой, только успевай записывать.
А потом что-то с моей волшебной тропой произошло. Какой-то колдун ее заколдовал. Подозреваю, что  Вася Ложкин. Мне вдруг стали густо попадаться персонажи из его вселенной.
Например, суровые бабки с большими крестами.


Или георгиевские кавалеры не денисдавыдовской внешности. 
Один раз даже встретились казаки – с лампасами и нагайками, но на Григория Мелехова не похожие.
На стенах стали появляться загадочные письмена:


В общем, испоганили мою волшебную тропу, расшугали с нее всех фазанов. Пропал калабуховский дом.
И поехал я искать фазанов в другие края, совершенно не уверенный, что они там водятся.
Какими только дебрями не хаживал, какие только места не опробовал.
На днях решил побродить с ружьишком по Собачьему острову в восточном Лондоне. Место все-таки не вполне чужое: тут слуги Азазеля в 1876 году чуть не утопили юного Эраста Фандорина.
Проблема у меня была очень трудная: понять, как зовут женщину, в которую влюблен мой персонаж. Имя – это самое важное. Пока его не услышишь, героиня не оживет.
Иду, бормочу: Вероника? Вижу Веронику Долину, поет про радиатор. Чудесно, но не то.
Марианна? Кажется, у меня где-то уже была? И ну ее, Марианну, она какая-то темно-синяя, а мне нужна карминовая, с перламутровым отливом.
Лавиния? Нет, это окуджавщина.
Забрел черт-те куда, в совершенно нерусский ландшафт. Каналы с жилыми баржами, на баржах цветы в горшках. Всё вокруг такое ненамоленное, несоборное. Откуда здесь взяться фазану?
И вдруг вижу: а вот же он, прямо под ногами. На асфальте!
.



Я не удивился, потому что в моем ремесле такие маленькие чудеса случаются довольно часто. Ждешь какого-то знака – и получаешь его.
Русское любовное объяснение посреди Собачьего острова? Запросто. В моей писательской карьере бывали штуки и подиковинней.
Но, конечно, я ужасно обрадовался.
Каролина, значит?
Неожиданно. Ну, и с чего это ты вдруг Каролина? Расскажи, послушаю. Интересно.

Так выпьем же в новогоднюю ночь за звездное небо над нами и за фазанов с тараканами внутри нас!



 

  • 1
Гамлет Смоктуновского тоже человек действия. Он сначала размышляет, но потом обязательно действует. Нерешительность Гамлета это миф, идущий от соответствующего высказывания Сталина. Ведь нерешительным называют человека, который не в состоянии принять решение.

В пьесе Гамлет - это ангел смерти, карающая рука судьбы. В русском отображении это разговор на тему где Бог в силе или правде (оба слова я бы поставил в кавычки - "силе" или "правде" вот так).

Уж не знаю как это надо было изображать в фильме. И кто должен был играть Гамлета. У Смоктуновского слишком интеллигентное лицо. На мой взгляд Гамлета надо играть злобно и страшно. Гамлет - смерть (поэтому череп там есть в пьесе).

После Гамлета от государства остаются руины, это надо очень четко понимать. От него всем только хуже, и стране и народу, поскольку резка смена династии еще никому не помогла. Возможно от последующей борьбы за трон население Дании сократится на треть. Но справедливость торжествует. По моему Шекспир осуждает Гамлета, при этом полностью его понимает. Пьеса посвящена разрушительной силе кровной мести (как скажем Отелло - разрушительной силе ревности).

Король Лир в принципе даже менее выйгрышная вещь, слишком грустная, и даже более трагичная чем Гамлет, но для России актуальная. Это биография Николая Второго, ну почти.

Edited at 2016-02-22 20:38 (UTC)

ИМХО пьеса Король Лир гораздо слабее Гамлета. Там наиболее интересна роль шута. Аналогично, в Ромео и Джульетте наиболее интересна роль Меркуцио. У Козинцева роль шута блестяще играет Даль, а в фильме Дзеффирелли роль Меркуцио блестяще играет английский актер, фамилию которого я забыл.

Король Лир важнее в политическом смысле. Вся пьеса написана для того чтобы показать что король не может отрекаться от престола ни при каких обстоятельствах. Отречение скорее всего погубит и короля и его детей, и страну, создаст для всех жителей большие проблемы.

Еще Король Лир демонстрирует постоянный ход по нисходящей. Все пьесу ситуация делается хуже, хуже и хуже, как будто на короля и его детей давит Рок. Это поучительно посмотреть. Обычный человек живет "в полосочку", бывают люди постоянно на взлете, а тут приведена ситуация в свободном падении, ну или как на санках, с горки вниз..

В американской Википедии Козинцева хвалят. К тому же текст Пастернака, музыка Шостаковича. Мощно.

The only two significant big-screen performances of Shakespeare's text date from the early 1970s: Grigori Kozintsev was working on his Korol Lir[a] at the same time as Peter Brook was filming his King Lear.[84] Brook's film starkly divided the critics: Pauline Kael said "I didn't just dislike this production, I hated it!" and suggested the alternative title "Night of the Living Dead".[85] Yet Robert Hatch in The Nation thought it as "excellent a filming of the play as one can expect" and Vincent Canby in The New York Times called it "an exalting Lear, full of exquisite terror".[86] The film drew heavily on the ideas of Jan Kott, in particular his observation that King Lear was the precursor of absurdist theatre: in particular, the film has parallels with Beckett's Endgame.[87] Critics who dislike the film particularly draw attention to its bleak nature from its opening: complaining that the world of the play does not deteriorate with Lear's suffering, but commences dark, colourless and wintry, leaving (in Douglas Brode's words) "Lear, the land, and us with nowhere to go".[88] Cruelty pervades the film, which does not distinguish between the violence of ostensibly good and evil characters, presenting both savagely.[89] Paul Scofield, as Lear, eschews sentimentality: this demanding old man with a coterie of unruly knights provokes audience sympathy for the daughters in the early scenes, and his presentation explicitly rejects the tradition (as Daniel Rosenthal describes it) of playing Lear as "poor old white-haired patriarch".[90]

By contrast, Korol Lir has been praised, for example by critic Alexander Anikst for the "serious, deeply thoughtful" even "philosophical approach" of director Grigori Kozintsev and writer Boris Pasternak. Making a thinly veiled criticism of Brook in the process, Anikst praised the fact that there were "no attempts at sensationalism, no efforts to 'modernise' Shakespeare by introducing Freudian themes, Existentialist ideas, eroticism, or sexual perversion. [Kozintsev]... has simply made a film of Shakespeare's tragedy."[91] Dmitri Shostakovich provided an epic score, its motifs including an (increasingly ironic) trumpet fanfare for Lear, and a five-bar "Call to Death" marking each character's demise.[92] Kozintzev described his vision of the film as an ensemble piece: with Lear, played by a dynamic Jüri Järvet, as first among equals in a cast of fully developed characters.[93] The film highlights Lear's role as king by including his people throughout the film on a scale no stage production could emulate, charting the central character's decline from their god to their helpless equal; his final descent into madness marked by his realisation that he has neglected the 'poor naked wretches'.[94] As the film progresses, ruthless characters – Goneril, Regan, Edmund – increasingly appear isolated in shots, in contrast to the director's focus, throughout the film, on masses of human beings.[95]

Гамлет смотреть интереснее, но Лир тоже мощная вещь. Гамлет драматичнее, но Лир трагедийнее. В безысходности Король Лир есть что-то русское. Моя бабушка помню любила в кино именно поплакать.

Edited at 2016-02-24 17:01 (UTC)

  • 1