Previous Entry Поделиться Next Entry
Из жизни осьминога
borisakunin
Получил отчет по первым десяти дням жизни интерактивного проекта «Осьминог». По-моему, любопытно.

Во-первых, интересен расклад читательских предпочтений – кто на какую концовку вырулил. Самым популярным жанром оказалась сиропная любовь.


Самым непопулярным – философская хрень в духе «Сон разума рождает чудовищ», при том что, напоминаю, читатель знать не знает, куда его вынесет кривая подсознания.

Это означает, что у нас, как ни удивительно, преобладают люди  позитивного склада с верой в романтику, красоту и марш Мендельсона (тот, который свадебный, а не похоронный). Сюрприз.

Во-вторых, хочу поблагодарить всех, кто поделился своими замечаниями и соображениями. Для всякого нового дела это очень важно.
Мы подвинтили некоторые ляпы, мы поняли, что нужно будет сделать WEB-версию для обычных компьютеров, а лично  я понял, что книга слишком дорогая. При покупке отдельных глав снизить цену нельзя, она и так минимально допустимая для «Аппстора», но можно ужать стоимость полного комплекта. Я уже убедил издателя сделать это – в конце концов, на старте речь идет не о прибылях. Нужно понять, востребован такой тип литературной игры или нет, продолжать проект или закрыть и придумать что-то другое

 В-третьих, (тут начинается shop talk, разговор для профессионалов), получился познавательный эксперимент по  эффективности безрекламного запуска. Мы ведь пока не задействовали никаких платных способов раскрутки - только мой фейсбук и ЖЖ. Результативность такая: по линку на сайт проекта отправилась одна треть (это средненький показатель – значит, я неинтересно рассказал); из пришедших на сайт бесплатную часть повести «Сулажин» скачала тоже треть (очень высокий процент, особенно если учесть, что не у всех есть мобильные дивайсы); платный контент потом приобрела опять-таки треть (и это просто удивительно высокий процент). Теперь подключится платная реклама. Посмотрим, как это скажется на посещении и продажах.

Ну и четвертое, самое главное.
Господи, как же приятно заниматься чем-то новым и устремленным в будущее.

  • 1

Re: Время секонд хэнд.

Я же не написал "антисоветскую". Я написал "антитоталитарную". В роли объекта для "анти" выступает не ушедший в прошлое Советский Союз, а нечто гораздо большее: то, что было и в значительной степени остается Российской Империей. Старательно прорисован образ чего-то огромного и бесконечно тяжелого, отрешенно катящегося по человеческим судьбам.

Разноплановые свидетельства - это фильм "Покровские Ворота" Михаила Козакова. А "Время секонд хэнд", при всей мозаичности сюжетов, исключительно одноплановая книга.

Re: Время секонд хэнд.

Умолкаю перед неизбежным переходом на разбор личности и мантального возраста собеседника, понявшего больше о разноплановости эпохи из художественного фильма, нежели из собранных, пусть и а определенном ключе, документальных свидетельств о некоторых непростых судьбах тех времен.
Хоть фильм хороший, конечно :) А Анатолий Равикович был соседом моей мамы по лестничной площадке, кажется даже ухаживал за ней в молодости. Эта обстановка "Покровских ворот" ему (да и отчасти мне) знакома не понаслышке. Но сказать, что во всем этом присутствовало более многоплановое отражение эпохи, нежели у Алексиевич...да Вы шутите, чтоли, Алекс?

Re: Время секонд хэнд.

Нет, я вполне серьезно говорю. Фильм словно вернул меня на пару часов в мир, в котором прошло мое детство, окунув во множество узнаваемых подробностей и деталей быта и отношений между людьми. И персонажи, при некотором их гротеске, словно были срисованы со знакомых мне с детства людей. И общая атмосфера удивительно точно воспроизводила то, что мне запомнилось. А когда я читал "Время секонд хэнд", такого чувства узнаваемости не было. По большей части не покидало ощущение, что я читаю монологи совершенно незнакомых чужих людей с чужим и незнакомым восприятием мира. Персонажи "Время секонд хэнд" больше напоминают мне персонажей, типичных для жанра мягкой советской чернухи. О которых в скрытолиберальный период шевеления фигой в кармане в определенном кругу советской творческой интеллигенции было модно снимать фильмы и писать книги и журналистские очерки, но культурно-социальная репрезентативность которых в мире, в котором рос я, была близка к нулю. (Замечу в скобках при этом, что окружавших меня персонажей мира, в котором прошло мое детство, мне в журналистских очерках встречать практически не приходилось. Как если бы мир, в котором я рос и мир, который описывали журналисты вроде Алексиевич, существовали на совершенно разных планетах.)

Re: Время секонд хэнд.

Просто личный жизненный опыт человека вообще ограничен средой рождения. Вы общались с маршалами, секретарями райкомов партии, вернувшимися из Гулага, попавшими в плен в финскую войну, матерью,сын которой повесился, семьей, которую обобрали бандюги а лихие 90е, бывшим палачем, старыми большевиками доярками, рабочими , лекторами, инструкторами обкомов и т.п. у своих "Покровских ворот" , ? А если с кем-то и да, многое же невозможно было рассказать и тем более узнать из книг и газет. Да и сейчас с какой стати посторонние люди будут лично Вам рассказывать такие подробности о своей жизни? Книга предоставляет возможность взглянуть на действительность чужими глазами, под неизвестным углом зрения. Верить всему в ней необязательно. Но это как в жизни, везде нужно учиться отделять зерна необходимого знания от всякой чепухи, ошибок, иногда лжи , фантазий и недобросовестности.

Re: Время секонд хэнд.

Я вовсе не обвиняю Алексиевич во лжи. Просто она описывает жизненные истории, которые не были среднестатистическими и типичными. Большинство людей никто не грабил и никто из их родных не кончал с собой. Большинство людей жили, учились, влюблялись, работали, делали карьеру, разводили растительность на даче, дружили, занимались спортом, фотографией, музыкой, живописью, читали, смотрели фильмы, ходили на концерты, отдыхали, путешествовали по огромной красивой стране. Радовались жизнью, в общем. А с высшим генералитетом я как раз в советское время много общался. Люди как люди. Интересные, умные, с хорошим чувством юмора. Большие трудяги. Грустили только, помню, что на Западе военным их ранга полагается прекрасная пенсия и льготы, а им в старости придется довольствоваться немногим. Разве что от приобретенных на нервной работе болезней будет неплохо лечить в закрытых госпиталях при генштабе - вот и все блага.

А вот в США мне нередко приходится общаться и с семьями репрессированных, и с детьми убитых бизнесменов, и с теми, у кого конкуренты похищали родственников и поджигали дома и машины. И с бывшими советскими диссидентами, и с вовремя сбежавшими родственниками старых большевиков. В общем, с людьми, которые либо сами, либо через родных принадлежали к совсем другому миру, полному риска, конфликта и страдания. Здесь таких в эмигрантской среде очень много. А в советском обществе они составляли ничтожное меньшинство и были на виду разве что у охотников за яркими необычными острыми типажами: у журналистов, писателей, сценаристов и т д. Отсюда и разница в том мире, который описываю я и мире, который описывает Алексиевич.

Re: Время секонд хэнд.

Она предупреждала в своей книге, что намеренно выбирала "болевые точки". Но описано там и много событий, затронувших большинство советских людей. А болевые точки - это всё же отражение жизни не в меньшей степени, чем доступная поверхностному взгляду к счастью существующая светлая и спокойная сторона действительности.
Если в эмиграции много людей непростой судьбы, то и в России всегда хватало и хватает, просто менее заметно. Я встречала не так уж мало трагических ситуаций. Вот и сегодня разговаривала с женщиной, сын которой покончил жизнь самоубийством. Я его знала.

Re: Время секонд хэнд.

Ну Вы сами подумайте. Мы с Вами говорим не просто о книге, а книге с серьезнейшим замахом на документальность (а документальность большинство людей ассоциируют с объективным и непредвзятым отражением реальности). И не просто о книге с замахом на документальность, а о книге, получившей Нобелевскую премию. То есть, о книге, которую будут читать миллионы людей и по которой будут судить о жизни в СССР. Об эдакой "энциклопедии советской жизни".

И при этом оказывается, что автор вовсе не стремилась создать объективный портрет эпохи. А "намеренно выбирала болевые точки". И по этой годами преднамеренно собиравшейся коллекции "болевых точек" миллионы никогда не живших в СССР людей будут судить об эпохе.

Вот спасибо-то! Ай да автор! Ай да Нобелевский комитет!



Re: Время секонд хэнд.

Она писала книгу, а всё же не журналистское исследование эпохи с замахом на Нобелевскую премию. И получилось правдиво и интересно. Ни один здравомыслящий человек не составляет своё представление об эпохе по единственному источнику. А остальные и книг то таких не читают. Во Франции, кстати, не слишком высокое мнение о Нобелевском комитете, в области литературы во всяком случае, насколько мне известно. А то, что белорусской писательнице подкинули деньжат, так мне лично это приятно. Даёшь нобелевских лауреатов и из других бывших союзных республик! :)

Re: Время секонд хэнд.

Лучше бы эти деньги ей принесла читательская любовь к ее книгам. Для писателя получить деньги от Нобелевского комитета за антитоталитарную агитку, по-моему, как-то стыдно. Хотя, с точки зрения журналиста, это, наверное, вполне нормально и даже почетно.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account