?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Импортный продукт
borisakunin

          А ведь находятся люди, которым всё бы ругать тлетворное влияние Запада!
          Знаете ли вы, что Любовь – продукт импортный, завезенный в Россию всего лишь десять поколений назад и привившийся на нашей почве небыстро?
          Я сделал для себя это открытие, когда в качестве А.О.Брусникина придумывал любовную линию для романа «Девятный Спас», из петровской эпохи. Полез в источники за примерами старорусской любовной лексики – и обнаружил, что таковая отсутствует, ибо никакой любви в нашей стране триста лет назад еще не существовало. Совсем.
          Я имею в виду любовь как чувство, при помощи которого физиологическим отношениям придается возвышенно-романтический сверхсмысл.
          В Московии этого понятия, кажется, вообще не было. Жениться женились, блудить блудили, но о чувствах как-то никто не заикался. Все сказки про влюбленных царевичей и оживающих от поцелуя спящих красавицах появились значительно позднее – в основном в 19 веке. А предки обходились без всяких там «я тебя люблю, жить без тебя не могу». Первоначально, в петровские времена, это экзотическое и модное состояние называлось иностранным словом «амур», его завезли в Россию чужеземцы вместе с алонжевыми париками, земляным яблоком и кофеем. Предаваться столь изысканной эмоции можно было лишь где-нибудь на ассамблее, с бритым подбородком и табачной трубкой в руке. Полагалось вздыхать, закатывать глаза и изображать сердечное страдание – такой вот  новый тренд возник в узких кругах  продвинутой молодежи.



Этот лубок наши скопипастили с европейской гравюры

          Существуют разные мнения по поводу того, кто был первым русским лирическим поэтом и когда появилось первое любовное стихотворение.
          Очевидно, эту славу следует разделить между Антиохом Кантемиром и Василием Тредиаковским. Кантемир начал воспевать любовь чуть раньше. В  юности он слагал какие-то «Любовны песни», но они до нас не дошли, а сам поэт, повзрослев, отзывался о подобном сочинительстве пренебрежительно:

          Любовны песни писать, я чаю, тех дело,
          Коих столько ум неспел, сколько слабо тело.



Красивый Кантемир, разочаровавшийся в любовной поэзии

Зато любовная лирика Тредиаковского сохранилась. Она датирована 1730 годом, который, очевидно, и следует считать официальным рождением Русской Любви:

          Без любви и без страсти
          Все дни суть неприятны:
          Вздыхать надо, чтоб сласти

          Любовны были знатны.

          Прямо скажем, не девяностый сонет  Шекспира, но чем богаты.

Некрасивый Тредиаковский, первый соловей Русской Любви


          У меня в этой связи есть вопрос. Ну хорошо, слова «любовь» в его нынешнем смысле на Руси не существовало. Но сама-то любовь была или нет? Замирало ли сердце от восторга и тоски? Разила ли душу магическая молния? Разверзалось ли небо?  Останавливала ли Земля свое вращение? Становилась ли жизнь не мила без любимой?
          Или же все эти нервно-эмоциональные явления возникли позднее - когда поэты и писатели подробно объяснили читателям, что такое любовь и как должен происходить сей процесс?
          Эта версия мне как сочинителю лестна и приятна, но все же берет некоторое сомнение. 



Здравствуйте, приехали! А фольклор? Это литературы у нас толком не было, а не любви.

Была! Замирало! Разила! Разверзалось! Останавливала! Становилась!

Княгиня Ольга не могла не любить мужа. Иначе как объяснить ее поведение?

Вот уж что-что, а поведение "они убили нашего князя, а мы за это сожжем им город" всегда неплохо объяснялось и без любви...

а как же слово о полку игореве?

Вот-вот, и я о том же. Ярославна-то как же?

А если в старых народных сказках поискать, в царевну там влюбился Ваня, иль наподобие?

(Удалённый комментарий)
А не может такого быть, что стихов о любви не было, но сама любовь была?

Или вот ещё вспомнила "Слово о полку Игореве", плачь Яросланы разве не свидетельство её любви, хоть само это слово и не возникает?

Еще там кто-то вспоминал "своей Глебовны свычаи и обычаи", явно с нежностью

Может быть чувства были, просто ни кто не знал как их описать? А поэты и писатели придумали подходящие слова и обороты, облегчив страдальческие чувственные мычания изящными описаниями. Как маленький ребенок не может сказать, что у него и как болит, пока не узнает новые слова. Ну как-то так.:)

До Пушкина вообще не было настоящего литературного русского языка, так что ваше предположение логично.

Почему нет-то? Сколько в мире явлений, которые недостаточно осмыслены...
На Западе любовь в том смысле, о котором тут речь, "изобрели" в рамках развития куртуазной культуры, т.е. 12-13 века. До этого тоже "так обходились", видимо - в период между античностью и этой самой куртуазностью.

Кстати, в Европе этот культ, видимо, пошел от утонченных арабов. Мы-то вообще дети малые-неразумые еще...)))
Как раз в начале мая празднуют "Цветочные игры" в Тулузе - праздник куртуазной поэзии. Вот тут коротко об этом (три части:))
http://iren-larix.livejournal.com/11106.html

Вроде как понятие "любить" просто было отделено, как частный смысл более широкого понятия "жалеть" (означавшего тогда скорее "любить" - Желя в большей степени богиня любви, чем жалости). Просто появление моды и новых коннотаций ускорило процесс.

очередная провокация? :)))
любофф и слова о ней... три большие разницы :)

...черт побери
эти ваши выдумки -
не лгите
себе
ведь немного-то надо -
всего лишь
чьи-то
шершавые губы...

По-моему до сих пор спорят что такое любовь и есть ли она вообще))) Эмоции люди всегда испытывали, просто называли все по-другому) и выражали эти эмоции действиями, а не словами.

согласна. просто не было традиции облекать эти чувства в слова, а уж тем более переводить в письменную форму и фиксировать для потомков.

вот кто во всем виноват!

Замирало. Молча. Это был индивидуальный процесс.

Любовь была, слова не было

Плач Ярославны

На Дунаи Ярославнынъ гласъ ся слышитъ,
зегзицею незнаема рано кычеть:
«Полечю, — рече, — зегзицею по Дунаеви,
омочю бебрянъ рукавъ въ Каялѣ реце,
утру князю кровавыя его раны
на жестоцѣмъ его тѣлѣ».

Ярославна рано плачетъ
въ Путивле {на забрале}, аркучи:
«О вѣтрѣ, вѣтрило!
Чему, господине, насильно вѣеши?
Чему мычеши хиновьскыя стрѣлкы
{на своею нетрудною крилцю}
на моея лады вои?
Мало ли ти бяшетъ горѣ подъ облакы вѣяти,
лелѣючи корабли на синѣ морѣ?
Чему, господине, мое веселие
по ковылию развѣя?»

Ярославна рано плачеть
Путивлю городу на заборолѣ, аркучи:
«О Днепре Словутицю!
Ты пробилъ еси каменныя горы
сквозѣ землю Половецкую.
Ты лелѣял еси на себѣ Святославли но?сады
до плъку Кобякова.
Възлелѣй, господине, мою ладу къ мнѣ,
а быхъ не слала къ нему сле?зъ
на море рано».

Re: Любовь была, слова не было

Во, слова "лада" было. Но тут не тоска по любимому, а плач тревоги за жизнь дорогого человека. Что не одно и то же.