?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
По следам группы Дятлова. (Часть вторая)
borisakunin

Итак,  читатели без колебаний зарубили на корню шесть версий, а там две, которых мне жалко. С другой стороны, очень любопытно безусловное лидерство «линии Долотова» (55%!). Честно говоря, я этого не ожидал. Очевидно, слово «товарищи» по-прежнему имеет над людьми какую-то мистическую власть.
         Осталось три варианта финала. Какой развязки желало бы большинство, определится после сегодняшнего голосования.
         А еще хочу обратиться к «дятловедам», которые упрекают меня в разного рода вольностях. Я не утверждаю, что всё было именно так, как я описываю. Это беллетристика. Погодите, то ли еще в третьей части будет. 


Вот реальные, а не беллетристические следы группы Дятлова (фото из материалов следствия)



- Спокойно, товарищи! - бодрясь сказал Долотов. – Это лавина. Если бы накрыла, нас бы уже не было!
         - Не накрыла так накроет, - отозвался с другого конца палатки инструктор Зайцев. – Притормозила на плоском месте. Сейчас ветер посильней дунет – и кранты. Полундра!
         Он попробовал нащупать застежки на клапанной дверце, чертыхнулся, открыл складной нож, рассек тесемки. Снаружи была сплошная снежная стена.
         - Режь крышу, у кого ножи есть, скорее! – закричал Зайцев и, оттолкнув соседа, попробовал проткнуть палатку. Но она накренилась и провисла, разрезать ее было непросто.
         Игорю Долотову не понравилось, что распоряжается кто-то другой.
         - Всем приподняться! Натянуть палатку спинами! Колька, у тебя тоже нож, ты корейку резал. Кромсай!
         Вдали снова что-то грохотнуло, девушки завизжали.
         - Есть! – Нож Зайцева с хрустом распорол ткань. - Вылазь! Живо! Может, уйдем! Где наша не пропадала!
         Он толкнул вперед ближайшего, Сашу Копцова. Тот протиснулся в щель, а сзади лезли, мешая друг другу, Донченко  и Лебедев.
         Коля Шмит, пыхтя, тыкал в стенку ножом. Тот проходил насквозь, делал небольшие разрезы и срывался. Получилось только с четвертой или пятой попытки.
         - Зина, давай! Я за тобой! – Игорь раздвинул края дыры. Добрынина на четвереньках выбралась наружу.
         - Хоть обуйтесь, померзнете! – выкрикнул Зайцев, натягивая бурки.
         Его не слушали, всем хотелось поскорей выбраться из тесного мешка.
         В ночи что-то рычало и вздыхало. Вплотную к палатке, частично подмяв ее, жался снежный гребень. Метель вырывала из него хлопья. Казалось, белая стена вот-вот снова придет в движение.
         Все побежали вниз по склону – просто для того, чтобы быть подальше от угрожающей массы снега. Почти никто не успел схватить верхнюю одежду, а обутых было только двое: дежурный по лагерю  (он не успел снять валенки) да Зайцев.  Максим выбрался последним и поэтому отстал. Зато в руке у него был фонарик.
         - Быстрей, быстрей! – покрикивал Долотов. – Уходим!
         - Не вниз! – заорал инструктор. – Пойдет лавина – догонит! В сторону надо!
         Все остановились, не зная, кого слушать.
         - Куда в сторону? Ни черта не видно! И там снег глубже! – Игорь махнул рукой, но все же взял немного влево. - За мной, товарищи!
         У кого-то в кармане тоже оказался фонарик – впереди заметался луч. Но он был слабый, выхватывал из темноты только косо летящую метель.
         Поколебавшись, Зайцев бросился вслед за остальными.
         Бежали долго,  подгоняемые шумными вздохами горы. Что-то на ней осыпалось, двигалось.
         Ребята были спортивные, закаленные, но снег лежал неровно. На продуваемых ветрами участках он был плотно сбит и пружинил под ногами, а кое-где достигал метровой глубины, и там движение группы замедлялось. То и дело кто-то падал, ему помогали подняться.
         - Я больше не могу… - выдохнула Люда. – Всё… Правда, всё…
         Марат и Коля подхватили ее, но и они выбились из сил.
         - Товарищи, еще чуть-чуть! – Долотов показывал куда-то вперед. – Вон дерево! Большое! А вокруг маленькие! Сделаем костер!
         Действительно, впереди чернел довольно высокий кедр, окруженный низкорослыми пихтами, елями, чахлыми березками.


Тот самый кедр

- А лавина? – нервно оглянулся Донченко. – Она сюда не докатится?
         - Навряд ли. – Зайцев остановился, прикидывая расстояние. – Километра полтора пробежали. Там и снега-то столько нет, на горе. Но здесь оставаться нельзя. Открытое место, ветер доконает.
         - Максим, а когда можно будет назад вернуться? – спросила Зина, переступая с ноги на ногу. – Мы же в одних носках…
         Пока бежали, холодно никому не было, а сейчас начинало пробирать не на шутку.
         Зайцев покачал головой:
         - Пока метель не стихнет, нельзя. Надо до света докантоваться. Тогда видно будет, что это – лавина сошла или просто снежный навал. 
         Очень Игорю Долотову не понравилось, что Зина спросила не его, а Зайцева.
         - Не стойте! – приказал он. – Тащите хворост!
         - Как ты в пургу костер разожжешь? – спросил кто-то.
         - Разожгу.
         Голыми руками, обдираясь в кровь и не чувствуя этого, потому что пальцы онемели от холода, ребята наломали сучьев. Ловкий Лебедев вскарабкался на кедр, трещал там  ветками.
         - Встали плотно, заслонили меня! – Долотов накрылся с головой курткой, поколдовал. Над землей затрепетало пламя. Затрещало,  поднялось. По снегу побежали черно-красные тени.
         - Есть! Греемся!
         Но едва живая стена расступилась, ветер прижал костер к земле, разодрал на искры. Алый язык лизнул Юру Криворученко, тянувшего к огню руки, по штанине – и ворсистая ткань вспыхнула. С криком Юра повалился на снег. Пламя сбили, но вся голень была обожжена.
         Стонал Криворученко, правда, недолго. Холод – отличное обезболивающее.
         Сели с наветренной стороны, прикрывая телами костер. Так он не гас, но и проку от него было мало – метель уносила все тепло прочь.
         Мороз был не меньше тридцати. Через несколько минут Зайцев крикнул, заглушая свист пурги:
         - Нет, орлы, так дело не пойдет! Перемерзнем на хрен. Уходить надо от ветра!
         - Куда уходить?
         Он встал.
         - Я этот кедр помню. За ним овражек был. Укроемся. Вниз елок подложим, сверху лапником накроемся. Собьемся в кучу, авось до утра продержимся.
         - А костер? – вскинулся Долотов. - Бросим?
         Они заспорили.
         - Хочешь тут околевать – твое дело! – махнул Зайцев. - Кто со мной елки ломать?
         - Я. Хоть согреюсь, - сказал Шмит.
         - И я, - поднялся Копцов.
         Игорь попробовал их остановить:
         - Не слушайте вы его! Только силы зря потратите.
         Но трое ушли, исчезли во тьме. Через минуту оттуда раздался хруст и треск.
         - Игорь, мне все кажется, будто на нас из темноты кто-то смотрит... - дрожа сказала Зина.
         - Ерунда.
         Долотов поднес к лицу окоченевшие Зинины руки, пытался согреть их дыханием. Но дыхание было холодным.
         Никто уже не разговаривал. Сидели съежившись. Обожженный Криворученко лег на бок, свернулся калачиком.
         - Не спи, Юрка! Не проснешься! – потеребил его Донченко. Оба Юрия были закадычные друзья.
         - Игорь, мы погибнем? – спросила Люда.
         - Перестань, - сердито ответил Долотов. – Люди на фронте не такое выдерживали. Мне отец рассказывал, как в Финскую…
         - Эй, доходяги, околеете! Айда с нами!
         Из мрака к костру вышел Зайцев. Он держал на плечах  две молодые пихты, был весь облеплен снегом, усы заиндевели, низ лица будто оброс белой бородой. Дед Мороз да и только.
         - Я пойду… - Люда с трудом встала. – Извини, Игорек. Не могу здесь… Страшно.
         Он ничего ей не сказал. Не ответил и Зайцеву. Долотову и самому уже было ясно, что долго на ветру не продержаться, однако признать правоту инструктора не позволило самолюбие.
         Когда Максим с Людой ушли, Игорь поднялся. Прикрыв ладонью глаза, посмотрел назад, в сторону оставленной палатки.

ВНИМАНИЕ! Выбираем следующую фразу, от которой будет зависеть концовка.

Опрос #1850071 Голосуйте сердцем

Но лучше все-таки подумайте

- Товарищи, надо возвращаться.
1042(20.1%)
- Смотрите, кто это?!
2077(40.0%)
- Что это было? Вы слышали?!
2070(39.9%)

Срок голосования – сутки.  



(Окончание следует...)



(Удалённый комментарий)
ах, с языка сняли:) Видимо, линия с "товарищами" была более интересна автору, потому Григорий Шалвович и попробовал использовать магию слова:)
Кстати, на мой взгляд, в первом туре вариант с "товарищами" победил как самая логичная фраза в той ситуации:)

(Удалённый комментарий)
Это только под настроение, и при наличии способностей и куржа

А другие-то версии мы узнаем? Особенно те две, "которых жалко"?

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
Ну, опять про лавину... :/
Эх, как жаль зарубленных версий! А может мы потом к ним вернемся? Интересно узнать хотя бы те две, которых Вам жалко.

Похоже, дело не в слове "товарищ", а в расположении варианта. Опять лидирует третий :)

Да и когда выбирали сценарий, история группы Дятлова, была последней по списку. ;- )

Очень правдоподобная версия кстати про лавину. Мы в горы ходили когда по себе помню(нас гроза застала в горах) когда счет на секунды в одном ботинке выскочить вполне реально.

Там в остальном не сходится про лавину.

Тело Дятлова было найдено на пути возвращения в палатку. Оно лежало на склоне головой в сторону палатки, лицом вниз, руки были вытянуты вперед. Оставшиеся следы позволили сделать вывод, что он полз к палатке. Собственно, иной ответ кроме "Товарищи, надо возвращаться" уведет повествование по ложному пути. Единственное над чем стоит подумать - почему он полз, а не шел? Мог ли сильный холод так быстро усыпить молодого сильного мужчину?

> Я не утверждаю, что всё было именно так, как я описываю. Это беллетристика. Погодите, то ли еще в третьей части будет.

(Удалённый комментарий)
А я вот слово товарищ не так чтоб очень люблю, но что делать - голосую второй раз. Потому что не верю ни в посторонних участников истории, ни в участие красных шаров. Беллетристика беллетристикой, но хочется подумать о том, как было на самом деле. А фантазировать можно и без отсылки к судьбам реальных людей.

самые проработанные версии - Тиунова (очень маститого туриста и вообще не глупого человека) и Ракитина. И обе - с участием "посторонних". Почитайте - интересно. Там, конечно, не беллетристика, зато ближе к фактам

Неверной дорогой идем, товарищи

Григорий Шалвович, а может лучше прекратить демократизацию общества и избрать концовку которая авторитарно нравится лично Вам?

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
Как же не ожидали? Ведь Долотов - герой которого выделяете вы сами. Как же читатели могли выбрать не его ведущую линию?

Глупости. Ну, очень банально...
Мне например показалось, что выделен как раз Зайцев.

Увы, это очень плохо. За выходом была метель, поэтому начали резать стенку - малоправдоподобно. А за разрезанной стенкой не метель уже?
Не оделись и не обулись и так и побежали - совсем никак, извините.
Тупиковый путь, даже голосовать не хочется. Уже неинтересно.

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
Я за второй вариант, прямо чувствую, что кого-то не хватает.