?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
По следам группы Дятлова. (Часть вторая)
borisakunin

Итак,  читатели без колебаний зарубили на корню шесть версий, а там две, которых мне жалко. С другой стороны, очень любопытно безусловное лидерство «линии Долотова» (55%!). Честно говоря, я этого не ожидал. Очевидно, слово «товарищи» по-прежнему имеет над людьми какую-то мистическую власть.
         Осталось три варианта финала. Какой развязки желало бы большинство, определится после сегодняшнего голосования.
         А еще хочу обратиться к «дятловедам», которые упрекают меня в разного рода вольностях. Я не утверждаю, что всё было именно так, как я описываю. Это беллетристика. Погодите, то ли еще в третьей части будет. 


Вот реальные, а не беллетристические следы группы Дятлова (фото из материалов следствия)



- Спокойно, товарищи! - бодрясь сказал Долотов. – Это лавина. Если бы накрыла, нас бы уже не было!
         - Не накрыла так накроет, - отозвался с другого конца палатки инструктор Зайцев. – Притормозила на плоском месте. Сейчас ветер посильней дунет – и кранты. Полундра!
         Он попробовал нащупать застежки на клапанной дверце, чертыхнулся, открыл складной нож, рассек тесемки. Снаружи была сплошная снежная стена.
         - Режь крышу, у кого ножи есть, скорее! – закричал Зайцев и, оттолкнув соседа, попробовал проткнуть палатку. Но она накренилась и провисла, разрезать ее было непросто.
         Игорю Долотову не понравилось, что распоряжается кто-то другой.
         - Всем приподняться! Натянуть палатку спинами! Колька, у тебя тоже нож, ты корейку резал. Кромсай!
         Вдали снова что-то грохотнуло, девушки завизжали.
         - Есть! – Нож Зайцева с хрустом распорол ткань. - Вылазь! Живо! Может, уйдем! Где наша не пропадала!
         Он толкнул вперед ближайшего, Сашу Копцова. Тот протиснулся в щель, а сзади лезли, мешая друг другу, Донченко  и Лебедев.
         Коля Шмит, пыхтя, тыкал в стенку ножом. Тот проходил насквозь, делал небольшие разрезы и срывался. Получилось только с четвертой или пятой попытки.
         - Зина, давай! Я за тобой! – Игорь раздвинул края дыры. Добрынина на четвереньках выбралась наружу.
         - Хоть обуйтесь, померзнете! – выкрикнул Зайцев, натягивая бурки.
         Его не слушали, всем хотелось поскорей выбраться из тесного мешка.
         В ночи что-то рычало и вздыхало. Вплотную к палатке, частично подмяв ее, жался снежный гребень. Метель вырывала из него хлопья. Казалось, белая стена вот-вот снова придет в движение.
         Все побежали вниз по склону – просто для того, чтобы быть подальше от угрожающей массы снега. Почти никто не успел схватить верхнюю одежду, а обутых было только двое: дежурный по лагерю  (он не успел снять валенки) да Зайцев.  Максим выбрался последним и поэтому отстал. Зато в руке у него был фонарик.
         - Быстрей, быстрей! – покрикивал Долотов. – Уходим!
         - Не вниз! – заорал инструктор. – Пойдет лавина – догонит! В сторону надо!
         Все остановились, не зная, кого слушать.
         - Куда в сторону? Ни черта не видно! И там снег глубже! – Игорь махнул рукой, но все же взял немного влево. - За мной, товарищи!
         У кого-то в кармане тоже оказался фонарик – впереди заметался луч. Но он был слабый, выхватывал из темноты только косо летящую метель.
         Поколебавшись, Зайцев бросился вслед за остальными.
         Бежали долго,  подгоняемые шумными вздохами горы. Что-то на ней осыпалось, двигалось.
         Ребята были спортивные, закаленные, но снег лежал неровно. На продуваемых ветрами участках он был плотно сбит и пружинил под ногами, а кое-где достигал метровой глубины, и там движение группы замедлялось. То и дело кто-то падал, ему помогали подняться.
         - Я больше не могу… - выдохнула Люда. – Всё… Правда, всё…
         Марат и Коля подхватили ее, но и они выбились из сил.
         - Товарищи, еще чуть-чуть! – Долотов показывал куда-то вперед. – Вон дерево! Большое! А вокруг маленькие! Сделаем костер!
         Действительно, впереди чернел довольно высокий кедр, окруженный низкорослыми пихтами, елями, чахлыми березками.


Тот самый кедр

- А лавина? – нервно оглянулся Донченко. – Она сюда не докатится?
         - Навряд ли. – Зайцев остановился, прикидывая расстояние. – Километра полтора пробежали. Там и снега-то столько нет, на горе. Но здесь оставаться нельзя. Открытое место, ветер доконает.
         - Максим, а когда можно будет назад вернуться? – спросила Зина, переступая с ноги на ногу. – Мы же в одних носках…
         Пока бежали, холодно никому не было, а сейчас начинало пробирать не на шутку.
         Зайцев покачал головой:
         - Пока метель не стихнет, нельзя. Надо до света докантоваться. Тогда видно будет, что это – лавина сошла или просто снежный навал. 
         Очень Игорю Долотову не понравилось, что Зина спросила не его, а Зайцева.
         - Не стойте! – приказал он. – Тащите хворост!
         - Как ты в пургу костер разожжешь? – спросил кто-то.
         - Разожгу.
         Голыми руками, обдираясь в кровь и не чувствуя этого, потому что пальцы онемели от холода, ребята наломали сучьев. Ловкий Лебедев вскарабкался на кедр, трещал там  ветками.
         - Встали плотно, заслонили меня! – Долотов накрылся с головой курткой, поколдовал. Над землей затрепетало пламя. Затрещало,  поднялось. По снегу побежали черно-красные тени.
         - Есть! Греемся!
         Но едва живая стена расступилась, ветер прижал костер к земле, разодрал на искры. Алый язык лизнул Юру Криворученко, тянувшего к огню руки, по штанине – и ворсистая ткань вспыхнула. С криком Юра повалился на снег. Пламя сбили, но вся голень была обожжена.
         Стонал Криворученко, правда, недолго. Холод – отличное обезболивающее.
         Сели с наветренной стороны, прикрывая телами костер. Так он не гас, но и проку от него было мало – метель уносила все тепло прочь.
         Мороз был не меньше тридцати. Через несколько минут Зайцев крикнул, заглушая свист пурги:
         - Нет, орлы, так дело не пойдет! Перемерзнем на хрен. Уходить надо от ветра!
         - Куда уходить?
         Он встал.
         - Я этот кедр помню. За ним овражек был. Укроемся. Вниз елок подложим, сверху лапником накроемся. Собьемся в кучу, авось до утра продержимся.
         - А костер? – вскинулся Долотов. - Бросим?
         Они заспорили.
         - Хочешь тут околевать – твое дело! – махнул Зайцев. - Кто со мной елки ломать?
         - Я. Хоть согреюсь, - сказал Шмит.
         - И я, - поднялся Копцов.
         Игорь попробовал их остановить:
         - Не слушайте вы его! Только силы зря потратите.
         Но трое ушли, исчезли во тьме. Через минуту оттуда раздался хруст и треск.
         - Игорь, мне все кажется, будто на нас из темноты кто-то смотрит... - дрожа сказала Зина.
         - Ерунда.
         Долотов поднес к лицу окоченевшие Зинины руки, пытался согреть их дыханием. Но дыхание было холодным.
         Никто уже не разговаривал. Сидели съежившись. Обожженный Криворученко лег на бок, свернулся калачиком.
         - Не спи, Юрка! Не проснешься! – потеребил его Донченко. Оба Юрия были закадычные друзья.
         - Игорь, мы погибнем? – спросила Люда.
         - Перестань, - сердито ответил Долотов. – Люди на фронте не такое выдерживали. Мне отец рассказывал, как в Финскую…
         - Эй, доходяги, околеете! Айда с нами!
         Из мрака к костру вышел Зайцев. Он держал на плечах  две молодые пихты, был весь облеплен снегом, усы заиндевели, низ лица будто оброс белой бородой. Дед Мороз да и только.
         - Я пойду… - Люда с трудом встала. – Извини, Игорек. Не могу здесь… Страшно.
         Он ничего ей не сказал. Не ответил и Зайцеву. Долотову и самому уже было ясно, что долго на ветру не продержаться, однако признать правоту инструктора не позволило самолюбие.
         Когда Максим с Людой ушли, Игорь поднялся. Прикрыв ладонью глаза, посмотрел назад, в сторону оставленной палатки.

ВНИМАНИЕ! Выбираем следующую фразу, от которой будет зависеть концовка.

Опрос #1850071 Голосуйте сердцем

Но лучше все-таки подумайте

- Товарищи, надо возвращаться.
1042(20.1%)
- Смотрите, кто это?!
2077(40.0%)
- Что это было? Вы слышали?!
2070(39.9%)

Срок голосования – сутки.  



(Окончание следует...)



  • 1

Re: Оборотень

а главное - достоверно))))

  • 1