?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Девиртуализация
borisakunin

При  отсутствии нормального суда, нормального парламента и нормальных выборов у обычного человека мало способов бороться с несправедливостью.  Мне известны, пожалуй, только два. Первый – протестовать в Интернете, что многие охотно и делают, благо это нетрудно. Второй тоже не слишком сложен, но к нему прибегает значительно меньшее количество людей.
         Нужно пойти туда, куда нельзя не пойти, и просто предъявить себя. Не виртуального, а материального. Вот он я, не ник из ЖЖ и не этикетка из Фейсбука, а имярек, живой человек. Смотрите, что я поддерживаю и против чего протестую. Я сюда пришел, потому что других  способов выразить мою позицию вы мне не оставили.
         Завтра, на мой взгляд, именно та ситуация, когда нельзя не пойти.
         К трем часам я поеду в Хамовнический суд, чтобы просто побыть там. Многие, чьи фамилии стоят под этим обращением, тоже собираются  девиртуализироваться, так что я рассчитываю в 7-м Ростовском переулке не только встретиться со знакомыми, но и познакомиться с интересными мне людьми.
         Никто из них, по-моему, не надеется, что их приход как-то повлияет на вердикт – понятно, что решения такого рода у нас принимаются не в райсудах. Но Верховный суд от нашего письма отмахнулся, поскольку деятели культуры «не являются участниками процесса».  Ну так вот завтра деятели культуры придут продемонстрировать, что являются и еще как являются. Неохота жить в теократическом государстве, где гнев церковников и постановления Трульского, а также, прости Господи,  Лаодикийского соборов для прокуратуры и суда важнее конституции.

P. S.
         И о личном.
         Эта затянувшаяся эпопея абсурда всё больше обретает черты общественной обсессии. Я заражен ею не меньше, чем другие.
         Сижу тут, штудирую для дела нечто совершенно неполитическое и незлободневное:  «Исторические рассказы и анекдоты, записанные со слов именитых людей» Павла Федоровича Карабанова (1767 – 1851).
         Как обычно фоном бубнит радио. Слышу кодовое словосочетание Pussy Riot – навостряю уши.
         Оказывается, очередная высоконравственная артистка оскорблена в своих христианских чувствах и требует для бесовских девок сурового наказания.
         А я в это время как раз читаю про княгиню Ливен:  «При необыкновенном уме княгиня Шарлотта Карловна имела доброту сердечную, характер благородный и твердый. Вся жизнь ея представляет пример к ревностному подражанию в христианских добродетелях… После известных событий 14 декабря, когда производился суд над мятежниками, княгиня Ливен из патриотической ревности часто говорила, что она не перенесет равнодушно, если бунтовщикам оказано будет помилование».
         Перелистываю еще несколько страниц – тьфу, опять про то же. Сил никаких нет!
        «Многие опыты удостоверяют, что духовные особы паче мирских наклонны к ссоре, злопамятны и мстительныГосударыня [Екатерина Великая], приметя сие, сказала: «Чему вы удивляетесь? Инако быть не может: к нам приставлено по одному бесу, а к ним – по семи».

мятеж
«Мятеж пусей», терзающих святого отца бесовскими наваждениями


         Отпустили бы их уже поскорей, ей-богу. А то и Путину с Кириллом срамное уязвление, и мне работать невозможно…



  • 1
Да, наказание необходимо, но наказание, соответствующее закону. Они совершили административное правонарушение, а те люди, о которых я писала, требуют чуть ли не их смерти, упирая на то, что они устроили поругание святыни. Но ведь Бог поругаем не бывает.
Знаете, Христос сказал, что нас будут узнавать по любви друг к другу. Но мы хорошо маскируемся.

А если преступление все-таки уголовное? На самом-то деле проблемы в доказывании у следствия и обвинения - лишь оттого, что тщательно обходится настоящий мотив: "политическая ненависть". Старались доказать "религиозную", что сложнее. Но объективно действия вполне хулиганские, и субъективная сторона также присутствует. Деятельного раскаяния не видно, общественная опасность налицо. Почему же не уголовное-то?

Что все мы дурные христиане, от них же первый есмь аз - кто бы спорил. Но чтобы остановить эту обоюдную нелюбовь, первый очевидный шаг - назвать кощунство кощунством и прекратить с ним солидаризироваться. А призыв уважаемого хозяина блога есть именно акт солидарности, т.е. новое умножение дурной бесконечности.

Ключевая проблема отечественного законодательства - его несовершенство. 213 статью и еще ряд статей не так давно ужесточили, включив в перечень мотивов "идеологическую и политическую ненависть и вражду", но, наверное, правильнее было бы не с каждым годом ужесточать законы, а следить за должным исполнением уже существующих.
Экстремистские мотивы вообще сложно доказывать (сколько мы копий сломали на семинарах по уголовному праву!), несмотря на наличие в юридической доктрине понятия "политическая/религиозная ненависть", потому что мотив - это внутренние побуждения, это сфера действия разума и сердца человека. Поэтому всегда остается место определенной доле домысливания, в голову-то ведь к ним не залезешь.

Обоюдная нелюбовь началась тогда, когда СМИ начали акцентировать внимание на этом деле, чего делать не стоило ни в коем случае. Теперь любое высказывание любого заинтересованного или незаинтересованного лица становится полем битвы.

Тем не менее даже несовершенные законы нужно соблюдать. Не так уж сложно было бы властителям дум, вроде Акунина, сказать: давайте подождем приговора, а плевать в души верующим в любом случае не будем! Но сказано было то, что сказано - и что теперь удивляться результатам? Дай Бог, чтобы хуже не было...

Как можно соблюдать закон, когда вообще непонятно, что в нём имеется в виду... И про мотивы очень правильно сказано. Никакой суд не сможет достоверно определить, какие были мотивы, и хотелось ли что-то разжигать. Плюс даже понятию "хулиганство" нет хоть сколько-нибудь чёткого определения. Сюда можно при желании подогнать и надпись баллончиком на заборе, и испражнение под кустом, и удар по морде, и ещё много чего, что явно не должно караться по одной и той же статье. О каком соблюдении законов можно в такой ситуации говорить?

Кому именно непонятно? Вам? суду? подсудимым?

Что диспозиция статьи сформулирована юридически неопределенно, спорить не приходится. Тем не менее она описывает некий круг деяний. И суд обязан проверить: попало данное конкретное деяние в этот круг или выходит за него. А здесь разве это обсуждается? Нет. "Что никакого уголовного преступления тут не может быть, потому что не может быть никогда - это и так ясно, тут и обсуждать нечего; лучше давайте поговорим о том, как дурны Путин и Кирилл, и какие мы все д'Артаньяны!"

Что, не так разве?

Так в том-то и дело, что никакого чёткого круга деяний статья не описывает. При необходимости под неё можно подвести всё что угодно, или же, наоборот, вывести из неё.

Тем не менее, даже при отсутствии чётких юридических формулировок, здравый смысл подсказывает, что такое деяние не может быть уголовным.

"Никакого круга не описывает" и "не описывает четкого круга" - содержательно разные утверждения. В том-то и дело, что круг описывает - но нечетко. Четкое описание вообще не упоминало бы мотив - разве что в самом общем виде, как в советском уголовном праве. Просто "хулиганские побуждения", и всё. Зато объективная сторона деяния должна быть прописана как можно отчетливее. И если диспозиция будет охватывать вообще все явные и грубые нарушения общепринятых правил поведения в определенных общественных местах - кладбищах и иных мемориалах, музеях, культовых зданиях и т.д. - я бы в этом видел именно проявление здравого смысла.

Беда лишь в том, что при таком подходе "социально близким" пусям светило бы именно несколько лет возрождения к новой жизни в местах не столь отдаленных.

А Вам не кажется, что действие, не причиняющее кому-либо физического или материального вреда, в нормальном обществе не может быть уголовно наказуемым? А может быть таким только в обществе ультраконсервативном, ханжеском и мракобесном?

Мне кажется, что человек тем и выделен из животного мира, что для него духовные воздействия, в т.ч. "не-физический и не-материальный вред", вполне реальны и ощутимы. А для наиболее духовно развитых личностей такие воздействия даже более важны, чем материальные и физические. Вменять же их ни во что (особенно чужие моральные страдания, не свои) весьма характерно для ультрапрогрессивной, неханжеской и немракобесной тусовки. Что ее изрядно характеризует.

За моральные страдания и наказание должно быть моральным. Это может быть какое-то публичное осуждение со стороны общества. Чтобы нанесшему моральный вред стало стыдно (я понимаю, что это не всегда достижимо). Но вот за моральный вред требовать физического наказания - это как раз делает человека ближе к животному или к неандертальцу. Тебя обидели, а ты за это в морду дал (ну или в клетку посадил, в данном случае не суть важно).
Умный человек дураков игнорирует, а не обижается на них.

Главное предназначение уголовных санкций - не столько наказание за уже совершенное деяние, сколько предупреждение подобных деяний в будущем. Уповать на стыд Толоконниковой&Co - как минимум, непредусмотрительно.

То есть если кто-то, например, выбросил бутылку на улице, его тоже надо посадить в тюрьму, чтобы он больше не мог выбросить в будущем, да и другим неповадно было? Есть такая вещь, как соразмерность наказания преступлению.

Конечно, есть. Но не прогрессивной общественности оценивать чужие моральные страдания: она как-то совсем под другое заточена.

  • 1