Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Эффект Голема

     В России происходят важные и безусловно позитивные события. Люди, которых мир считает политзаключенными, один за другим выходят на свободу. Сначала несколько амнистированных «болотных», потом девочки из «Пусси Райот», потом гринписовцы, Михаил Ходорковский, теперь вот Платон Лебедев. Надеюсь, выпустят и остальных - потому что, если их не выпустить, пропадет весь эффект.
     Одни говорят, что это предолимпийские маневры и в марте снова начнутся репрессии. Другие говорят, что это долгожданный переход от политики запугивания к гражданскому диалогу. Не знаю, кто прав. Надеюсь на второе. Может быть, украинские события наконец донесли до путинского сознания простую истину: нельзя бесконечно закручивать гайку – может сорваться резьба.
     Очень плохо и стыдно, что настоящее и будущее России до такой степени зависят от одного человека. Это свидетельствует не столько о его силе, сколько  о слабости гражданского общества. Однако факт остается фактом: мы все - заложники процессов, происходящих (или буксующих) в сознании правителя.
     И сознание это нам суждено анализировать еще бог знает сколько времени. Вся страна потихоньку стала коллективным психоаналитиком, специализирующимся на внутреннем мире  одного-единственного пациента.
     Что ж, попробую поставить диагноз и я. Я ведь, как и вы, тоже наблюдаю пациента П. уже пятнадцатый год.

     Я не думаю, что Путин правит так, как он правит, потому что хочет любой ценой удержаться у власти.
     Я не думаю, что цель Путина - побольше нахапать для себя и своих друзей.
     Мне кажется, что этот человек, вознесенный наверх случайными обстоятельствами и оставшийся там, наверху, из-за обстоятельств неслучайных, установил недемократический и, прямо скажем, хамский способ правления, по другой причине.
    Просто у него такая картина мира.

     Попытаюсь ее реконструировать.
     Я полагаю, что Путин вовсе не является заклятым врагом демократии и, вероятно, не станет спорить, что в некоторых странах этот принцип государственного устройства неплохо работает. Однако Путин, видимо, уверен, что для России в ее нынешнем состоянии демократия не подходит, потому что народ не дорос. Когда-нибудь в будущем, очень возможно, дорастет. Но сначала пускай научится дисциплине, ответственности, законопослушанию (а также мыть руки перед едой и чистить зубы по утрам). Полагаю, что, по путинскому представлению, страна наша – средней паршивости, качественный уровень населения на троечку с минусом, а так называемая элита продажна, беспринципна, ради места у кормушки готова хрюкать и бегать на четвереньках, и всякий русский, дай ему кусочек власти, непременно начнет воровать – поэтому коррупция неизбежна, как утреннее похмелье, и нужно лишь, чтоб всяк чиновник воровал в меру, по чину, не зарывался. Россиянам только дай подлинную демократию – они наворотят дел. Навидались в девяностые, знаем. Опять распояшутся олигархи, бандиты, местные князьки. Шахтеры застучат касками по рельсам. Парламентарии в Думе будут бить друг другу морду на потеху всему миру. Автономии потребуют независимости. И рухнет держава. Одним Владимиром Владимировичем и держится, сволочи вы неблагодарные.
     Как-то примерно так, я думаю, видит правитель Россию из своей Барвихи. Поэтому и обкорнал все ветви власти кроме исполнительной, превратил выборы в фикцию, давит ростки гражданского общества и так далее. Он уверен, что с нами иначе нельзя.

2
А потому что демократия детям не игрушка.

     Кто-то из вас сейчас говорит себе: но ведь это правда, так и есть (а некоторые, возможно, даже согласятся, что всё держится на одном Владимире Владимировиче).
     Тогда позвольте спросить: вы знаете, что такое «эффект Голема»?   
     Ну, кто такой Голем, вы помните: глиняный франкенштейн, не имеющий собственной воли и делающий то, что прикажет хозяин. А «эффект Голема» - это психологический термин, который означает, что, если быть о человеке низкого мнения и постоянно это демонстрировать, человек будет вести себя всё хуже.

3
          
     «Эффект Голема» действует и в масштабах целого общества - уже как социологический закон. Если правительство дает понять населению: ты  быдло и самоуправления не заслуживаешь; ты  воровское отродье, я тебя насквозь вижу; тебе можно врать в глаза, и ты проглотишь; у тебя нет чувства собственного достоинства, так что не изображай из себя цацу, – то в стране установятся соответствующие правила поведения. Преимущество получат люди скверного качества, органично вписывающиеся в такую систему координат. Быть же приличным человеком станет невыгодно, а то и опасно.
     Главная моя претензия к Владимиру Путину заключается в том, что он ввел бесстыдство, вранье и коррупцию  во всероссийскую норму. Этот правитель объективно ухудшает качество нации, развращает ее, подвергает «эффекту Голема».
     Любая власть, даже самая что ни на есть авторитарная, может изменить не столь уж многое. Ей так или иначе приходится приспосабливаться к объективным экономическим, социальным и политическим обстоятельствам. Немного ускорить или немного затормозить эволюцию – вот и всё, что может власть, а если слишком ускоряет или слишком тормозит, ее свергают.
     Но что точно могут и даже обязаны делать правители, - это, во-первых, подавать пример достойного поведения, а во-вторых, создавать в обществе атмосферу, в которой стимулируются и поощряются не худшие, а лучшие человеческие качества: честность, гражданственность, милосердие, уважение к закону, предприимчивость, трудолюбие. Я, как это часто со мной случается, опять излагаю азбучные истины, но в сегодняшней России нам приходится заново учить буквы алфавита и напоминать себе: черное выглядит вот так, а белое – вот так.

4
Учим азбуку: «Мы-не-ра-бы, ра-бы-не-мы».

     Между прочим, для правления, которое улучшает качество населения, потому что относится к людям с уважением и доверием, тоже есть социологический термин: «эффект Пигмалиона».
     Может, кто-нибудь уже опробует  его действие на россиянах? Уверен, что результаты, как говорится в рекламе, нас приятно удивят.

Десять лет спустя

     Нынче я отмечаю одну неисторическую, но памятную для меня дату: десятилетие кругосветного плавания. Вроде бы ничего особенного, турпоездка и турпоездка, а в то же время некая отдельная жизнь протяженностью в три месяца, полоса отчуждения между тем, что было раньше и что было потом.
     Ввязался  я в ту историю не просто так.
     Мой японский приятель, который живет писательской профессией со студенческого возраста, давно меня предупреждал: «Через семь лет после первой книги будет первый творческий кризис. Жди». Так оно и вышло.
     После «Алмазной колесницы» я почувствовал, что аккумулятор сел, машина дальше сама не поедет, нужно толкать. По-прежнему писать не могу, надоело. А как по-новому - не знаю.
     Тогда и решил взять длинный тайм-аут, оторваться, уплыть из реальной жизни. Я знал, что на корабле будет очень скучно. И что скука – самая лучшая среда для новых идей. С этой надеждой и отправился в путь протяженностью в несколько десятков тысяч километров из точки А в точку А, из Саутгемптона в Саутгемптон.
     Скучно было очень. Никому не посоветую. Моя бедная жена просто извелась от однообразия, чуть в кружок икэбаны не записалась, а это, скажу я вам, предпоследняя стадия энтропии.
     Пароход был британский, публика, на русский взгляд, жутко чуднáя (я почти фотографически описал  этот паноптикум в романе «Сокол и ласточка»). Знакомиться ни с кем было ни в коем случае нельзя - добрые английские друзья еще в Лондоне предостерегли. Иначе потом будешь три месяца, десять раз на дню встречаясь на палубе, разговаривать о погоде, меню и президенте Путине (он тогда уже был, и давно).
     Пароход назывался по-революционному – «Aurora» (произносится «Орóра»). В Гонконге таксист с китайским придыханием обозвал его очень уместно: Хоррора.
     Я часто ощущал там экзистенциальный ужас. Днем видишь, что наша планета мокрая и голая, с редкими пупырышками суши. И понимаешь, что правильное имя для нее было бы не Земля, а Вода (именно так будет называться следующая повесть о Фандорине, придуманная в том плавании: «Планета Вода»).

1

           
     Ночью на верхней палубе было жутко. Моря не видно, сверху и снизу чернота, и кажется, что ты на космической станции, летящей сквозь безвоздушное пространство.
     А еще все пассажиры старые-престарые (в трехмесячное плавание могут отправиться только пенсионеры), всё бесплатно, умиротворяющая музыка, тихие улыбки – и думаешь: вдруг ты на самом деле умер и находишься в Элизиуме?
     Но это всё не имело значения. Главное, что моя надежда оправдалась.
     Посреди Атлантики, день на третий или четвертый, воображение вдруг включилось - и как с цепи сорвалось. Идеи, персонажи, сюжетные повороты посыпались, будто из рога изобилия. Перепуганный мозг торопился заполнить фигурными композициями абсолютно пустые горизонты.

2


     На пароходе я написал два романа и набросал черновик третьего. Книжки были не похожи на прежние. Я за те три месяца вообще много чего придумал, до сих пор еще не всё осуществил. Потому и отмечаю десятилетие.

     Это был не последний и даже не предпоследний писательский кризис, но больше на такой экстрим я уже не отваживался. Полагаю, во второй раз  средство не сработало бы.
     Сейчас, когда я вспоминаю, где я был и что видел, в голову почему-то лезут одни зверушки, которых я повсюду гладил.
     Например, в Австралии (то ли в Брисбейне, то ли в Дарвине) - гигантского питона и, наоборот, очень маленького крокодила.
     Я всегда ненавидел змей. Они юркие, подлые, скользкохолодные и пресмыкаются. А питон был тихий, толстый, спокойный, с задумчивым взглядом – прямо как из мультфильма. К тому же оказался приятно шершавым и теплым. Я решил, что впредь гигантских питонов за змей считать не буду.
     Крокодил же лежал на столе паспортного контроля (там в порту всё было очень приветливо, по-домашнему). Меньше метра длиной. Пасть стянута обычной канцелярской резинкой. Мне объяснили, что у крокодилов очень сильные мышцы, работающие на смыкание, а те, что обеспечивают размыкание, слабые, и резинки вполне довольно.
     Ящер, когда я его гладил, смотрел на меня с терпеливой ненавистью. В желтых глазах читалось: «Ух, я вырасту, и вы у меня запоете».
     Было жарко. Я хотел искупаться в бухте. Антиподы сказали: опасно. «Что, акулы?» «Нет, акул сожрали солтис». «Кто?» Оказалось, salties – это крокодилы, живущие в соленой воде. Детеныш с резинкой на морде был из той же породы.

     Добавлю-ка я вам еще фотозоопарка, вдогонку к предыдущим постам про лошадок и собачек.

Collapse )

Геополитические фантазии

     В почтовом ящике есть вопрос, который заставил меня крепко задуматься. Ответ длинный, поэтому выношу сюда.

bota_nick
Здравствуйте.
Вот читаю периодически ваши экскурсы в историю. И там вы рассуждаете очень здраво.
Но при этом не совсем понятна ваша позицию по современной геополитике. Комментируете вы очень редко, а при этом вопросы звучат интересные.

Первый вопрос.
Какую аналогию геополитических взаимоотношений вы считаете более верной?
1. антропоморфную, когда все отношения между странами воспринимаются как между добрыми и гуманными родственниками (яркие проявления и доводы в пользу - ООН, Юнеско, демократические патрули США на Ближнем Востоке).
2. экономическую, когда все отношения между странами воспринимаются как следствие конкуренции интересов и борьбы за сферы влияния (новые рынки).
3. ваша версия.

Второй вопрос.
Когда вы анализируете различные политические организации, вы обращаете внимание в первую очередь... на что? Прошу расставьте приоритеты: программа организации, структура, лидеры, спонсоры (источники финансирования).

Ну, и наконец, третья просьба. Могли бы вы, вжившись в образ мышления Эраста Петровича, вкратце проанализировать текущую геополитическую ситуацию в мире и в России, и проследить в общих чертах, какая же Россия выгодна для наших стран соседей (от Запада до Востока).


     Вторая тема простая, углубляться в нее не буду (обращаю внимание на программу + этичность методов); третья тема связана с первой.
     А вот первая требует вдумчивости, тем более что геополитические построения  для меня – материя непривычная. Не то чтоб я совсем никогда ничего про это не думал и не говорил, но появился повод собрать разрозненные и туманные чувствования воедино.
     Я в таких делах вообще-то мало что смыслю, мои представления носят довольно умозрительный характер. Но, как говорится, чем богат, тем и рад. (И не нужно обзывать меня маниловым и кабинетным мечтателем. Спросили – отвечаю, что думаю).

1
Мои представления о геополитике

     Ни «антропоморфная», ни сугубо экономическая модели сосуществования стран не кажутся мне правильными. С моей точки зрения, главной отличительной чертой современной политической ситуации в мире является неравенство между странами. Причем я имею в виду не экономическое, военное или имущественное неравенство, а разницу в «зрелости»: в силу различных причин (исторических, социальных, культурных, религиозных и т.п.) есть общества более взрослые и менее взрослые. Это проявляется и в том, как устроена в стране внутренняя жизнь, и в том, как ведет себя государство на международной арене. Более подробно этот взгляд изложен в моем романе «Аристономия», так что не стану сейчас детализировать.
     По этой градации, самые «зрелые» – страны вроде Норвегии, Нидерландов или Швеции. Самые инфантильные - … Ладно, не буду называть, а то подростки обидчивы. Вы и сами сообразите, какие страны я имею в виду.
     По параметру «зрелости»  Россия, как мне кажется, находится где-то посередине общемировой шкалы или, может быть, чуть выше середины. Если сравнивать с человеческим возрастом, нам сейчас лет восемнадцать. Вроде бы уже есть право голосовать на выборах, но не очень понятно, зачем тратить на это выходной. Есть масса занятий поинтересней: спорт, танцы, кино, гаджеты всякие.
     Но мы как общество взрослеем, причем быстро. Еще несколько лет, и, пожалуй, посолиднеем. Тогда в мире найдется много желающих с нами дружить и делать совместные дела. Пока же мы, как и подобает еще не совсем вышедшим из переходного возраста 18-летним, предпочитаем водиться с теми, кто младше и слабее нас - чтоб слушались и смотрели нам в рот. С «взрослыми» нам пока неуютно, поэтому мы их задираем, самоутверждаемся, комплексуем. (Кстати говоря, Соединенные Штаты Америки я сильно «взрослой» страной не считаю. Двадцать, двадцать один – как дембелю, который ощутил себя бесконтрольным и от этого «старикует»).
     Насчет российского геополитического будущего скажу для либерала нечто чудное. Думаю, мы никуда не денемся от имперского сознания. Это историческая судьба и особый тип психологии, накрепко вписанный в нашу матрицу. Проблема не в имперском сознании, а в том, как оно функционирует.
     Российская империя должна быть не такой, как сейчас или в прошлом; строить ее надо не на насилии и принуждении, а – только не смейтесь -  на любви. Прочным и надежным бывает только завоевание любовью. Это означает, что нужно построить у себя такую завидную жизнь, создать такую мощную экономику, излучать такую красивую культурную энергию, что соседи сами захотят быть вместе с нами; захотят жить, как мы.
     Представьте себе, допустим, следующее. Вот Украина сейчас войдет в Европу, ценой огромных усилий освоится там, всё у них наконец станет чудесно (искренне им этого желаю) – а следующее поколение возьмет, да и скажет родителям: ну вас с вашей Европой, в России лучше, хотим быть с ними. Вот что такое правильная российская империя.
     Ну, а в экономическом и стратегическом смысле (говорю осторожно, поскольку это совсем уж далеко от  моей компетенции), мне кажется, что будущий путь России будет лежать не через Запад, а через Восток. «Атлантическому союзу» Америки и Европы мы не особенно нужны. Иное дело – Тихоокеанское направление. Рискну предположить, что наши перспективы сосредоточены там и что еще в этом столетии второй столицей станет Владивосток. Будущее России, по-моему, в союзе с обновленным Китаем, с моей любимой Японией, с объединенной Кореей. Все мы нужны друг другу; у каждого есть то, чего не хватает соседям. Давайте наконец возьмем от нашего азиатского «гена» лучшее, а не худшее.

2
                              

     Миру незачем быть однополярным. Пусть останутся Запад и Восток. Пусть конкурируют между собой. Природа неспроста поделила всё на Инь и Ян. Возникающее между ними притяжение-отталкивание является мотором эволюции.
     Впрочем, отлично понимаю спорность каждого из вышеприведенных тезисов (разве что кроме самого последнего).

Имперское (Опрос)

     На наших глазах в Украине разворачиваются драматические события, исход которых пока неясен, однако при любом повороте – выгонит ли Майдан Януковича или же Янукович задавит Майдан – ясно, что украинцы к России будут относиться хуже, наши страны отдалятся друг от друга. Ни украинская власть, ни украинский народ не простят России вмешательства (или попытки вмешательства) в свою жизнь.
     Но я хочу поговорить с вами не о тяжелой ошибке, которую совершил Путин. Меня занимает глубинная причина этой ошибки. Вот зачем нам всё это: чтобы соседи непременно занимали подчиненное положение? Почему для российского режима так важно любой ценой удержать их в зоне своего политического влияния? Почему страны, отказывающиеся повиноваться Москве, немедленно становятся нашими врагами и к ним применяются жесткие санкции? Только не надо про экономические выгоды имперского статуса. Эту сателлитность оплачиваем мы, из своего бюджета - льготами и поблажками.
     Совершенно из той же оперы все дипломатические дуэты с самыми отвратительными диктаторскими режимами, которые Россия упорно поддерживает и защищает от мирового сообщества.
     Причина такого поведения ясна: это фантомные боли имперского сознания, жалкие попытки собрать ошметки былого советского величия. Только ведь ни черта у наших правителей не выйдет кроме ущерба для российской экономики и репутации. Никакой империи они не восстановят.
     Знаете почему?
     Расскажу одну историю из времен моей юности. Вернее, перескажу содержание одного давнего разговора.
     В двадцать четыре что ли года у меня случилась памятная беседа с одним умным дядькой. Он заведовал управлением (или отделом, не помню) международных связей в министерстве, где я подрабатывал переводчиком. Разумеется, на такой должности он не мог не быть гебешником. Почему-то мне, мальчишке, этот большой начальник симпатизировал, звал выпивать к себе в кабинет, рассказывал всякое интересное, нисколько не важничал. И вот однажды я поговорил с ним начистоту - сказал, что думаю о коммунизме, о родных «органах», о только что начавшейся афганской войне. Выпили мы изрядно, но я никогда не умел пьянеть, поэтому алкоголь ни при чем. Просто дядька был действительно умный, и я захотел понять, что у таких людей внутри - я всегда был любопытен. К тому же я твердо знал, что стучать он не станет, не того калибра человек.
     Он не удивился моим юношеским наскокам, а произнес целую речь. Очень складную – будто заранее приготовленную. Наверное, он когда-то составил ее для самого себя в качестве этического обоснования собственной жизни. Слово «империя» мой собеседник не употреблял, он говорил «держава». Я потом воспроизвел этот дискурс в романе “Vremena Goda”, вставив его в уста одного похожего персонажа, так что возьму из текста:
    «- Такая у нас страна. Исторически, энергетически, духовно. Одно слово: держава. Миссия всякой державы – собирать вокруг себя народы. Не сосать из них соки, а питать своей кровью. Мы, Советский Союз, так всегда и делали… Полтысячелетия наши предки Третий Рим строили. Хорошо ли, плохо ли, но с полной отдачей. Не жалея живота своего. Православие-самодержавие или социализм-коммунизм – неважно, как называется идеология. Суть в том, через какую точку проходит силовая ось мира. Вокруг какого стержня земля вертится».
     Ну и так далее. Мой коммунист и полковник (а может, и генерал) КГБ говорил с глубокой убежденностью, обычно насмешливые глаза горели мистическим огнем. Его речь была длиннее, чем вышеприведенная. И экспрессивней -  из-за большого количества мастерски использованной обсценной лексики. Я вдруг увидел, как остроумец и бонвиван превращается в жреца некоего могучего и грозного культа. (Кто читал мои романы про товарища Октябрьского, примерно представляет, что я имею в виду).
     Разговор произвел на меня сильное впечатление. Не думаю, что таких жрецов Третьего Рима в советской номенклатуре было очень уж много, но, видимо, достаточно. Иначе СССР не смог бы, вопреки физике и математике, соперничать с Западом на протяжении сорока с лишним лет – пока не надорвался под неподъемной ношей.
     Дослушав до конца, я спросил: «А зачем?». Он не понял: «Что зачем?». «Ну, строить Третий Рим зачем?». «Если надо объяснять, значит, я в тебе ошибся», - сказал начальник, и  больше мы с ним никогда уже не выпивали.
     Не знаю, как этот человек потом пережил гибель империи и что с ним стало. Почему-то я уверен, что он не открыл свой бизнес и не возглавил службу безопасности какого-нибудь коммерческого банка.
     А вот наши нынешние правители – они как раз из тех, кто отлично приспособился к реалиям капитализма. Тихой сапой, не забывая по дороге подкормиться, вскарабкались на самый верх, там подхарчились уже как следует,  на все катушку – и, сыто рыгнув, решили вспомнить про державу. Да только никакие они не жрецы, а если и жрецы, то исключительно от слова «жрать». Мистический огонь в их глазах не пылает, а без него империи не создаются. В конечном итоге, когда совсем уж припрет, верх возьмут прагматизм и соображения личной выгоды. (Скажу от всей души: «И слава богу!». "Ворюга" мне не намного милей, чем "кровопийца", но с ним все-таки можно договориться).
     Ладно, про Путина и его команду неинтересно. Интересно про вас, дорогие читатели - прежде всего российские.
     Для вас – лично для вас - важно, чтобы Россия была империей? Чтобы ближние страны нам повиновались, а дальние пускай нас и не любили бы, зато боялись? Чтобы мы, как прежде, были Великой Державой, даже если за это придется платить личными свободами и бедностью?


Poll #1946458 Вопрос к российским читателям блога.

Хотите ли вы, чтобы наша страна была империей?

Да, и за ценой не постою.
483(10.6%)
Да, если только за это не придется слишком дорого платить.
715(15.7%)
Нет, это моей стране во вред.
2695(59.1%)
Мне до этого нет никакого дела.
668(14.6%)



 

Про Алексея Навального и «Русский марш»

     В августе, во время московской предвыборной кампании, я всячески поддерживал кандидатуру Алексея Навального, однако написал, что у меня есть к нему вопросы, которые я обязательно задам, если режим не укатает его в узилище.
     Серьезная претензия к Навальному у меня, собственно, была одна: его склонность к националистической риторике и, в особенности, отношение к пресловутому «Русскому маршу». Для меня участие в «Русском марше» - признак профнепригодности для человека, претендующего на роль лидера демократической оппозиции. В переводе на сущностный язык мой вопрос к Навальному означал бы: «Годитесь вы нам в лидеры или нет?».
     Вопрос про национализм и «Русский марш» я Навальному некоторое время назад задал – письменно и предложил ответить публично. Он сказал, что и без меня собирается написать на эту тему специальный текст: ждите, мол, оттуда всё узнаете.
     Хорошо, я стал ждать.
     Вот он, этот текст: http://navalny.livejournal.com/877154.html
     Смысл его таков: на «Русский Марш» Навальный не пойдет, но вообще-то эту акцию горячо одобряет. Призывает всех не сомневаться, а идти и маршировать.
     Ну что ж. Выходит, я ошибался, полагая, что националистическая чушь была для Алексея Навального юношеским недугом, которым он уже отболел. Не отболел. А это означает (во всяком случае, для меня), что до политика общероссийского уровня этот человек еще не вырос. Может быть, со временем. Способности у него для этого имеются, но одних способностей тут недостаточно.
     Извините, что приходится повторять азбучные истины, но в стране, где живет много наций, любое политическое движение с этническим уклоном чревато погромами, а то и распадом страны. России необходимо нечто диаметрально противоположное: общее дело, общий проект, общая цель – то, что объединяет всех жителей страны, а не разгоняет их по национальным отсекам. И пока Навальный этого не поймет, пусть лучше остается борцом с шубохранилищами, распилами и нечестными тарифами ЖКХ. Это всё дела важные, нужные и для страны неопасные.
     А в лидеры общедемократического фронта этот политик, по-моему, не годится. Во временные союзники по каким-то отдельным направлениям деятельности – может быть. Но и только.
     Пожалуй, оно и к лучшему. Хватит нам группироваться вокруг лидеров, пора объединяться вокруг идей, программ и платформ. Как-то оно надежней.

 

Дзуйхицу о выборах

     Пробую уложить у себя в голове первые впечатления от выборного марафона. Извините, если получится разрозненно и сумбурно, в стиле дзуйхицу. Следую за кисточкой.

     1. Режим здорово облажался. Вдохнул в протест новую жизнь и энергетику, помог оппозиции организоваться и ничего не получил взамен – ни легитимности, ни возврата к гражданскому диалогу. Еще и сами от переговоров отказались, мудрецы.

     2. Какие же они неумные, что испугались второго тура, чего-то там по-мелкому нахимичили со своими полутора процентами. Ведь победили бы, и всем нам пришлось бы Собянина уважать. А так фига с два.

     3. Оппозиция наконец-то вскарабкалась на следующую ступеньку эволюции. Вот теперь созрели условия для оформления эмоции в политическое движение. Осталось только придумать ему правильное название.

     4. Протест обрел новое дыхание. Кризис преодолен. Вчера на Болотной в воздухе витало предчувствие победы. Вокруг меня почти все, девяносто процентов, были молодые. Я отказался выступать на митинге, потому что старый и пахну нафталином. Пускай у них получится то, что в свое время не получилось у нас.

1
Вы эти фото, конечно, уже видели. Но не могу отказать себе в удовольствии.

     5. Навальный был молодец. Больше всего лично мне понравилось в его речи, что он отказался от искушения использовать людей обманным образом. Сказал: я звал вас сюда не для «майдана» и значит, ни к какому «майдану» призывать не буду.
     Очень не хватает честности в политике. Думаю, что на давешнем концерте Вячеслав Петкун выразил общее чувство, когда сказал  Навальному: "Лёша, только гадом не окажись".
    
     6. Еще про Навального. Ну, если наши держиморды теперь вздумают его сажать, будет дело под Полтавой, дело славное, друзья. Я вчера на Болотной как-то очень плотно это ощутил.
     Весьма глупо будет даже давать ему условный приговор, исключив тем самым из поля легальной политики. Столько энергии, влияния и харизмы выводить в неконтролируемую зону просто опасно.

     7. В прошлом посте я писал про то, как ставить «отметку» московским выборам. Вношу коррекцию, внесенную низкой явкой. По количеству проголосовавших за «жесткую» оппозицию (официальная цифра 630.000) вроде бы получается «трояк», но по проценту (официально 27,2, на самом деле видимо несколько больше) выходит «пятерка», так что ставим твердое «хорошо».

     8. В общем, с новым этапом общественно-политической жизни, дамы и господа.
     Давайте верить в себя и в то, что страна у нас не пропащая. По вере коемужды и воздастся.

    Всё, в следующий раз с удовольствием напишу не про политику, а про что-нибудь мирное.



 

Про выборы

     Для России сегодня нет темы более важной, чем московские выборы. Мне удивительны люди, которые этого не понимают.

     Я хочу обратиться к тем, кто не собирается голосовать, считая, что эти выборы – фарс и все равно ничего не изменишь, или что Навальный недостаточно хороший, или что он вовсе плохой.
     Про «фарс» потом. Сначала про Навального.
     У меня нет уверенности, что он годится в лидеры демократической оппозиции. Во время предвыборной кампании он наговорил много такого, что вызывает вопросы. Обязательно ему их задам, и публично. Но после выборов. Если он не сядет в тюрьму.
     Сейчас же давайте про нас с вами, а не про «мэра Навального».

     «Помилуйте, мы с вами не ребяты» - мы отлично знаем, что никаким мэром ему стать не дадут. И смысл голосования 8 сентября совсем не в этом.
     От того, что произойдет в это день, напрямую зависит:
     - Продолжатся ли репрессии или начнется постепенный переход к политической конкуренции;
     - Закончится ли тюремными сроками процесс по «делу 6 мая»; будет ли третий процесс ЮКОСа; отпустят ли девочек; будут ли новые аресты и посадки.
     - Произойдет ли в России революция или все же как-то обойдемся без нее;
     - Смогут ли многие из нас жить дома или придется уезжать;
     - Станет ли свободнее дышать или смрад сгустится еще больше.

     Вот за что собираюсь голосовать лично я, а вовсе не за «мэра Навального». И никакого «фарса» в таком голосовании не вижу.
     8 сентября нас ждет экзамен, который мы или завалим, или сдадим – причем можем получить разную оценку.
     Мое представление об отметке, которую нужно будет поставить этим выборам, вот какое:

     - Если демократическая оппозиция набирает меньше полумиллиона голосов – это значит «садись, двойка». Для многих - «садись» в буквальном смысле слова, потому что такой численный итог даст режиму карт-бланш на дальнейшие репрессии.

4
Страна смотрит на Москву, горе луковое. За Навального проголосовало 300 тысяч…

     - От полумиллиона до миллиона – «трояк». С таким результатом ситуация может повернуть и так, и этак.
     - От миллиона до полутора – «четверка». Это значит, что режиму придется отказаться от  идеи полицейского государства и впредь проводить более гибкую политику. Семизначное число столичных жителей, проголосовавших за самого антирежимного кандидата, это сила, с которой нельзя не считаться.
     - Наконец, если голосов наберется больше полутора миллионов или пусть даже меньше, но достаточно для второго тура, это уже «отлично». Думаю, что в этом случае перемены в стране начнутся быстро. Если не начнутся – то мы вот они, прямо около Кремля, нас очень-очень много, и мы никуда отсюда не денемся.

5
Полтора миллиона. Дедушку построили.

     А еще, уважаемые не собирающиеся голосовать,  я надеюсь, вы хорошо понимаете, что 8 сентября в ту или иную сторону повернет судьба не только столицы, но всей страны. В общем, подумайте, пожалуйста.

     Отдельно обращаюсь к тем, кто и так голосует за Навального.
     Дамы и господа, этого мало. Давайте проведем акцию, которая поможет нам получить «отметку» получше. Это очень просто. Только нужно, чтобы поучаствовали мы все.
     Условное название акции – дай пять!

6

     Остается пять дней. Если в каждый из этих дней вы поговорите с одним родственником или знакомым, кто не собирается голосовать, и переубедите его или ее, нас станет в пять раз больше. И тогда всё здесь переменится.
     Пускай вы даже живете не в Москве, наверняка у вас есть знакомые москвичи. Напишите, позвоните им. Объясните, как это важно.

     Один разговор в день – только и всего.
     

           

Тест на объективность

     Одна из самых трудных проверок на чувство справедливости: способен ли ты испытывать уважение к тому, кого очень сильно не любишь или даже ненавидишь.
     Ведь это так легко и удобно: убедить себя, что твой враг - подлая скотина и бесчестная тварь, руководствующаяся во всех своих поступках исключительно шкурными интересами.
     Особенно наглядно это общечеловеческое свойство, конечно, проявляется в период общественного и политического напряжения - вроде нынешнего.
     Любой шаг заметного деятеля из противоположного лагеря немедленно получает разоблачительную трактовку. «Он это сказал, потому что ему заплатили». «Он метит на такой-то пост». «Он просто испугался». Годятся какие угодно мотивы, но непременно низменные.
     Правило это распространяется не только на врагов, но и на союзников, с которыми нет полного единодушия. Если говорить о «нашем» лагере, то объявляется, что имярек «слился» или «расчехлился». В противоположном стане своих обычно подозревают в том, что они недостаточно твердые путинцы и тайно мечтают о воцарении Медведева. (Степень идиотизма в обоих случаях примерно равна).
     В последнем номере «Афиши» напечатан наш с Михаилом Шишкиным диалог, где я говорю очень несвоевременные вещи о необходимости – несмотря ни на что - гражданского диалога. (Я обязательно потом размещу здесь, в блоге, эту длинную беседу, просто я обещал, что дам журналу вывеситься первому).
     Вопрос, который я хочу поставить перед вами сейчас, косвенно с этой темой связан.

    Есть ли среди тех, кто из-за несовпадения политических позиций или по иной причине  вам ужасно не нравится, личности, которым вы не можете отказать в определенном уважении, кому отдаете должное?

     В  числе симпатичных мне людей много имен, которые, на мой взгляд, должны вызывать уважение даже у заклятых врагов. (Хотя, может быть, я и ошибаюсь). Нет, ну правда. По-моему, трудно не уважать Ходорковского, который не гнется и не ломается. Трудно не уважать Навального, который за убеждения готов сесть в тюрьму, пожертвовать семейным счастьем (а там ох есть чем жертвовать). Трудно не уважать 86-летнюю Людмилу Алексееву, которая уже еле ходит, но продолжает биться за права человека. Не представляю, как можно не уважать Иру Ясину, которая уже и не ходит, однако тянет воз за сотню здоровых.
     Ладно, я увлекся. Своих хвалить легко и приятно.
     С чужими будет тяжелее.
     И все-таки попробую.

     Первым на ум приходит Петр Столыпин.

1

     Это явный враг идей, которые я считаю правильными. Столыпинский вагон, столыпинский галстук, разгул реакции, разгон парламента. Но даже среди люто ненавидевших Петра Аркадьевича революционеров я не встречал таких, кто относился бы к этой сильной и трагической фигуре без уважения.
     Или покончившие с собой путчисты 91-го года: Борис Пуго, Сергей Ахромеев.

2

     Пока были живы, они мне казались исчадиями ада. Но как не уважать людей, для которых поражение страшнее смерти? (И, пожалуйста, не говорите мне, что они струсили, испугались суда и так далее – иначе отправлю вас читать пост с самого начала).
     Окей, снижу градус. Приведу пример поближе и покомичней.
     Вот, скажем, у меня жуткая аллергия на Иосифа Кобзона.

3

     Мне его не то что даром не надо, но я еще и приплатил бы, чтобы он улетел в многолетний межпланетный полет и вернулся, когда меня на этом свете уже не будет. (Пусть бы еще взял с собой в космонавты кучу других звезд телеэкрана – список я подготовлю). Но я никогда не забуду, как в ужасные дни «Норд-Оста» Кобзон четыре раза ходил к террористам и спас от гибели несколько человек.
     Ладно, пусть не улетает на Марс, я потерплю.
     В общем, вы поняли, о чем я.

     Так есть у вас антагонисты и аллергены, которых вы, пусть нехотя, но уважаете? Предупреждаю: вам будет трудно.

Плетью обуха не перешибешь, говорите?

     А вот теперь всё может измениться. Не так, как всегда, а в лучшую сторону. Оказывается, для этого достаточно, чтобы  десять тысяч человек в Москве и, наверное, суммарно еще столько же по другим городам не побоялись выйти на несанкционированную акцию.
     Несомненно, что теперь Навальный становится вполне реальным претендентом на победу. Он и его команда умеют работать с людьми гораздо лучше, чем кислые собянинцы. И мы все Навальному чем можем поможем – от души и на всю катушку.

     Дальше такие варианты:

Вариант 1. Навальному дают поагитировать и, испугавшись его рейтинга, сажают перед выборами.
Результат: В Москве будет бунт.

Вариант 2. На выборах происходит обычный чуровский мухлеж с каруселями, вбросами и обсчетами.
Результат: В Москве будет бунт.

Вариант 3. Навального приходится пустить в мэры.
Результат: Перестройка-2.

Вариант 4. Собянин побеждает в упорной, но честной борьбе.
Результат: Правила управления все равно меняются. То есть опять-таки Перестройка-2.

     Меня радует не победа оппозиции над реакцией – хватит уже называться «оппозицией». Как кто-то недавно хорошо сказал: «Мы просто здесь живем».
     Меня радует победа разума над тупостью.

     Значит, снова есть надежда?

Пожизненное лишение выборов

- вот что означает приговор не только для Навального, но для всех, кто допускал возможность изменения системы через выборы. Пока жив путинский режим, выборов не будет. Ответ на вопрос «to b. or not to b.» (бойкотировать или не бойкотировать) получен. На другие вопросы тоже.
        У меня сегодня обычный московский день с кучей обычных московских дел. Придется отменять.
Увидимся вечером.

(Перепост из моего FB)