Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Российские травмы. Опрос-3

    Результаты предыдущего опроса впечатляют. Я и не думал, что такая высокая доля читателей (больше шестидесяти процентов) имеют родственников, пострадавших от сталинских репрессий.
    И все же самым тяжелым потрясением последнего столетия для России, видимо, была Отечественная война, точное количество жертв которой до сих пор не подсчитано, причем разница в оценках идет на миллионы.
Николай Никулин, автор солдатских воспоминаний, которые многие из вас называли, когда мы здесь обсуждали лучшие военные книги (сам я никулинские мемуары, безусловно честные, не люблю - очень уж они беспросветны), делает из своего фронтового опыта выводы, от которых мороз по коже. Никулин долго находился в одной из самых чудовищных мясорубок, под Погостьем, на Ленинградском фронте. Он  пишет, как месяц за месяцем происходил геноцид нации:  погибали лучшие, выживали худшие. «Если  у него [командира] болит душа и есть совесть,  - пишет мемуарист, - он сам участвует в бою и гибнет.  Происходит своеобразный естественный отбор.  Слабонервные и чувствительные не выживают. Остаются жестокие, сильные личности, способные воевать в сложившихся условиях. Им известен только один способ войны – давить массой тел. Кто-нибудь да убьет немца». «На войне особенно отчетливо проявилась подлость большевистского строя. Как в мирное время проводились аресты и казни самых работящих, честных, интеллигентных, активных и разумных людей, так и на фронте происходило то же самое, но в еще более открытой, омерзительной форме».
    Прогноз этого на всю жизнь травмированного войной человека страшен: «Надо думать, эта селекция русского народа – бомба замедленного действия:  она взорвется через несколько поколений, в XXI или XXII веке, когда отобранная и взлелеянная большевиками масса подонков породит новые поколения себе подобных».
    Соглашаться с этим мрачным пророчеством –  значит, записывать в «подонки» и самих себя.  Я к этому не готов. Вы, я надеюсь, тоже. Как мне кажется, жизнь устроена таким удивительным образом, что, когда рождаются новые поколения,  в них мистическим образом воспроизводится примерно одно и то же соотношение шкурников и альтруистов, трусов и храбрецов, мерзавцев и праведников. Или нет? Может быть, качество нации от тяжелых травм действительно ухудшается? Это опять тема для отдельного долгого разговора.
    Пока же давайте посмотрим, много ли  здесь тех, у кого война не отобрала никого из прямых (подчеркиваю) предков.  (Если считать двоюродных-троюродных, то, наверное, получится вся страна). У меня, например, из родственников погибли дядя (примерно в тех местах, где воевал Николай Никулин) и двоюродный дядя (под Сталинградом), так что я отмечусь во второй категории.

1
  

Poll #1975488 Вторая мировая война

Погиб ли (пропал без вести) на войне кто-то из ваших прямых предков: родители, (пра)дедушки или (пра)бабушки?

Да
1694(48.8%)
Нет
1659(47.8%)
Не знаю
116(3.3%)


Российские травмы. (Опрос 2)

     Следующей после гражданской войны тяжелой национальной травмой были сталинские репрессии. На междоусобной войне погибло четыре с половиной миллиона человек, шесть миллионов умерли от голода и эпидемий, не менее миллиона (в основном, представители образованного сословия, и так немногочисленного) покинули страну.
     Сталин и его команда казнили, уморили голодом, посадили, депортировали - по разным данным - от четырех до чуть ли не сорока миллионов человек, то есть от трех до тридцати процентов населения.
     Хочу проверить на аудитории нашего блога, какая из цифр ближе к реальности – первая или вторая?

1
Рисунок Е.Керсновской


Poll #1975080 Сталинский террор

Были ли в вашей семье репрессированные, депортированные, умершие от Голодомора?

Да
2295(61.0%)
Нет
1126(29.9%)
Не знаю
343(9.1%)



     И еще вот что в этой связи. Недавно у нас в России возникло движение под названием «Последний адрес». Оно действует по тому же принципу, что всеевропейская акция «Камни преткновения», в ходе которой уже установлено около 50 тысяч персональных памятных табличек с именами жертв Холокоста – там, где эти люди жили и откуда их отправили в концлагеря.
     Наш «Последний адрес» вывешивает такие таблички на домах, где перед арестом жили те, кого расстреляли в годы сталинских чисток, а потом реабилитировали.

2
  
       
     Это инициатива не государственная, а сугубо частная. Денег на нее местные бюджеты не выделяют. Официальным властям затея явно не нравится. Зачем ворошить старое? Зачем вспоминать тяжелое и стыдное, когда всё так бравурно и отлично? Давайте гордиться Сталинградом, Девятым мая и Гагариным. А тех, кого когда-то там кто-то расстрелял, все равно не вернешь. И георгиевскую ленточку к расстрельной табличке не прицепишь.
     Если кому-то из вас памятны «сталинские щепки», если вы не хотите их забывать, вот вам ссылка. Там всё подробно написано. Чем больше денег соберет «Последний адрес», тем лучше будет работать наша коллективная память.

 

Российские травмы (Опрос 1)

     Существует мнение, что Россия сегодняшняя и Россия дореволюционная – две разные страны и что нынешние россияне происходят не от обитателей канувшей в Лету империи, а от «новой исторической общности», советского народа.
     Эту точку зрения талантливо и убедительно отстаивает в своей последней картине Леонид Парфенов. О том же, среди прочего, говорили на Потсдамском симпозиуме, в котором я недавно участвовал.
     Один из персонажей моего романа «Алтын-толобас», эмигрант, излагает эту позицию следующим образом: «Никакой России не существует. Понимаешь, Никол, есть географическое пространство, на котором прежде находилась страна с похожим названием, но всё ее население вымерло. Теперь на развалинах Колизея живут остготы. Жгут там костры и пасут коз. У остготов свои обычаи и нравы, свой язык. Нам, Фандориным, это видеть незачем. Читай старые романы, слушай музыку, листай альбомы. Это и есть наша с тобой Россия».
     Скажу сразу, что я с таким взглядом на современную Россию не согласен. Особенно теперь, когда дотошно вчитываюсь в историю нашей страны. Метаморфозы с ней случались и прежде - не менее масштабные, чем катастрофы ХХ века. Несколько раз Россия, как змея, выползала из одной кожи и отращивала новую. Так было в эпоху монгольского завоевания, в Смутное Время, при петровской вестернизации – те события были не менее драматичны, чем беды последнего русского столетия. Однако, меняясь внешне и внутренне, страна не прерывала своей эволюции, которая, как мне кажется, понятна и по-своему логична. Но я не собираюсь здесь, в формате блога, затевать этот длинный и трудный разговор. На то у меня есть моя восьмитомная «История». Кому интересны мои доводы – прочтут.
     Зато блог – удобная площадка для того, чтобы провести несколько опросов: как роковые потрясения века отразились в памяти обычных российских семей. И какая из национальных трагедий затронула наибольшее число соотечественников, в том числе бывших, которые теперь живут в разных государствах.

     Первый опрос - о Гражданской войне. Меня интересует опыт вашей конкретной семьи: участвовали ли ваши деды, прадеды или, если вы молоды, прапрадеды в междоусобной распре. И на чьей стороне.

1


Poll #1974651 Белые или красные

Участвовали ли в гражданской войне ваши предки?

Нет, не участвовали.
692(23.6%)
Да, воевали за красных.
570(19.4%)
Да, воевали за белых.
192(6.5%)
Кто-то за красных, кто-то за белых.
486(16.6%)
Не знаю.
996(33.9%)



     Будет интересно посмотреть на результаты. А потом мы их обсудим.




 

К славной годовщине

     Ровно год назад наша несчастная Дума запустила мракобесный закон об уголовном наказании за «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений». Чего это они вдруг в ХХI веке озаботились подобной тематикой – черт их знает. Видимо, что-то личное.
      В этой связи мне вспомнилась одна поучительная история.
     Когда я сочинял повесть «Узница башни», где японец Маса учится у доктора Ватсона искусству написания детективных произведений, меня заинтересовала тема длинных и витиеватых заголовков, после которых саму книгу можно уже не читать. (Маса там в конце концов придумывает детектив с названием «Печальная новелла о благородной госпоже, хитроумно погубленной неверным супругом»).
     Меня впечатлил титул книги  1710 года: «Дело Джона Этертона, Епископа Уотерфордского, что в Ирландии, каковой Епископ был осужден за греховную Нечистоту, свершенную с Коровой и иными Тварями, за что и был повешен в Дублине в 1640 году».
     Заинтригованный столь многосторонним епископом, я немного погуглил и установил, что насчет Коровы – это позднейшие выдумки, а под «иными Тварями» имелись в виду всего лишь мужчины. Эка невидаль, разочаровался я, но стал читать дальше и был вознагражден.

     С чувством глубокого удовлетворения я узнал, что проказник-епископ несколькими годами ранее развернул широкую кампанию против «содомитов», добиваясь для них смертной казни. И добился. «Нетрадиционные сексуальные отношения» стали считаться в Англии особо тяжким преступлением и за них отныне полагалась виселица.
     На нее одним из первых и отправился преосвященный Этертон,  вместе с «соучастником», мелким служкой. За что боролся, на то и напоролся.

1
Вид у повешенного довольный: сделал хорошее дело, теперь и помереть не жалко

     Пожелаем справедливого воздаяния и нашим депутатам – не только в связи с этим скверным законом, но и в связи со всеми другими скверными законами, которые они напринимали.

Детективы. Самые.

     Пора поговорить о серьезном. О списке любимых детективов.
     На свете мало людей, которые прочитали больше детективных книг, чем я. Я читал их по-русски, по-английски, по-японски, по-французски, по-немецки и даже по-польски – специально обучился в советские времена, потому что поляки переводили много криминальных романов, и их можно было купить на улице Горького в магазине соцстрановских книг «Дружба».
     В детективе меня больше всего подкупала интерактивность – слово, которого в те времена еще не существовало, и я называл это свойство «ктокого». В смысле кто кого переиграет: писатель меня или я писателя. Разгадаю я его шараду прежде концовки или же писатель меня обдурит. Единственным автором, который очень долго меня переигрывал, была старушка Агата. Потом, правда, я сообразил, что нужно не раздумывая брать наименее подозрительного персонажа из экспозиции, и перпетрейтором почти наверняка окажется он(а).
     Свой первый детектив я попробовал написать, когда мне было лет тридцать. Сыщиком сделал мудрого столетнего ворона, жившего у старушки, которую хитроумно умертвил сосед по коммуналке. Не дописал, потому что на середине почувствовал, что не хватает навыка в обращении со словами. (Потом мудрая птица пригодилась мне в «Соколе и Ласточке»).
     В 1997 году я начал сочинять детективы уже всерьез. И тогда же перестал их читать. Вел серию зарубежных кримиз в издательстве «Иностранка», а ни одно из произведений до конца не дочитывал. Работал дегустатором: открою, прочту начало, вдохну аромат, оценю букет – и решаю, годится или нет.
     Поэтому главные мои фавориты из далекого прошлого, когда я был еще читатель, а не писатель.

    Список получается  вот какой (по алфавиту):

    Жан-Кристоф Гранже. Багровые реки
     Так и не знаю, чем оно там закончилось, поскольку читал этот роман уже будучи работающим беллетристом и остановился примерно на пятидесятой странице. Но тигра видно по когтям и, чтобы убедиться в качестве коньяка, не обязательно выдувать всю бутылку до донышка. Это был единственный случай, когда мне в самом деле захотелось узнать, как оно всё развяжется. Но я устоял. В память о проявленной выдержке и включаю.

1
Фильм я тоже не смотрел. Говорят, хороший


    Роберт Ван Гулик. Призрак Храма Багровых Туч
     Назвал эту повесть, а мог бы взять почти любую другую из цикла про судью Ди. Детективы Ван Гулика не особенно изобретательны по фабуле, но в них есть нечто гораздо более важное: ощущение победы Правильности над Хаосом. Ведь все лучшие детективные романы именно про это. Во тьме бродит Страх, безликий и ужасный. Однако храбрый и проницательный сыщик оказывается сильнее чудовища. Торжествует Правильность.
     В жизни такое, увы, случается нечасто. Герой-цзюнцзы и конфуцианский идеализм с его верой в возможность разумного миропорядка – вот что  я люблю у Ван Гулика.

2
Судья Ди ведет расследование


    Ф.Д.Джеймс. Неестественные причины
     Когда-то, лет двадцать назад, я в Кембридже был на лекции писательницы. Смотрел на славную, улыбчивую старушку, слушал ее нарочито неяркую речь и думал: это мисс Марпл. Прикидывается овечкой, а сама, как всякий настоящий детективщик – волчище с зубами.
     Именно этот роман славной баронессы я выбрал, потому что был одним из его переводчиков. Ах, какой там классный злодей. И sleuth суперинтендант Далглиш тоже хорош.

3
На этом снимке она овечкой не прикидывается


    Элизабет Джордж. Расплата кровью.
     Американская писательница, которая, как и я, ушиблена британским классическим детективом, из-за чего прикидывается стопроцентной англичанкой. Довольно убедительно. Вот есть другая американская детективщица, Донна Леон, которая притворяется стопроцентной венецианкой – у той этот номер не проходит, а Элизабет Джордж молодец.
     Все-таки получается, что и сегодня в жанре лидируют женщины. Они изобретательнее, в них меньше занудства, и они не увлекаются  натуралистической требухой.

4
Елизавета Георгиевна


    Себастьен Жапризо. Дама в автомобиле, в очках и с ружьем
     Это из моего советского прошлого. Насколько я не любил Сименона с его вялой фабулой и социальной назидательностью, настолько мне нравился веселый и напористый Жапризо. Даже удивительно, как цензоры пропустили такой задорный и нестандартный роман. В библиотеках очередь на тот сборник была многонедельная.

5
По лицу видно: только и думал, как бы надуть читателя


    Артур Конан-Дойл. Этюд в багровых тонах
     Зря я расположил список по алфавиту. Надо было начать с этой повести, потому что с нее вообще начинается взрослый возраст детективного жанра. Даже не буду объяснять, почему я люблю «Этюд». Все читали, все знают.
«Молодой  Стэмфорд  как-то  неопределенно  посмотрел  на  меня  поверх стакана с вином.
    - Вы ведь еще не знаете, что такое этот Шерлок Холмс, - сказал он.  - Быть может, вам и не захочется жить с ним в постоянном соседстве».
     Захочется, захочется.
6


    Агата Кристи. Кто убил Роджера Акройда
     Лучший роман лучшей детектившицы всех времен и народов. Помню, первый раз дочитал и взвыл: «Так нечестно!». Обидно же, когда автор обдуривает тебя настолько просто.

7
Молодая Агата


    Агата Кристи. Десять негритят
     Second best роман лучшей детектившицы всех времен и народов. И мировой рекордсмен среди детективной литературы по количеству проданных экземпляров (больше 100 миллионов). По-английски сейчас он политкорректно называется «And Then There Were None». Я читал, что в современных изданиях неприличное слово на букву «n» и в тексте заменяют каким-нибудь другим. Это все равно что в «Тарасе Бульбе» взять и превратить «жида Янкеля» в «лицо еврейской национальности Янкеля». Ладно, это я отвлекся на другую тему – об издержках политкорректности. Надо будет ее тоже как-нибудь обсудить.

8
  Старая Агата


    Артуро Перес-Реверте. Клуб Дюма, или Тень Ришелье
     Самый мне близкий по духу и, кажется, движимый теми же мотивациями автор. А это его лучший роман.

9
Между прочим, тоже с бородой и в очках


    Умберто Эко. Имя Розы
     Впервые я проглотил роман в журнальном, вдвое сокращенном варианте, когда мы печатали его в «Иностранной литературе». И надо сказать, что потом, когда я прочитал его в полном виде, он понравился мне существенно меньше. Остросюжетность и интрига утонули в жировых складках авторской эрудиции и игры ума. Роман от этого выигрывает, а детектив проигрывает. Но первое впечатление было таким сильным, что без этой книги в списке никак.

10
Фильм, впрочем, был так себе


     Ну вот, а теперь вы делитесь своим заветным. Мои детективы, пожалуйста, не называйте. Я их читал.

 

Про «человека команды» и про «оставить в покое». (Из «Почтового ящика»)

     В «Почтовом ящике» много вопросов про Крым и Украину, но я на эти темы уже высказывался, добавить особенно нечего. Да и вы эту болезненную тему обсудили весьма подробно – больше трех тысяч комментариев.
     Поэтому я выбрал для подробного ответа два вопроса – тоже политических, но более общего порядка. На остальные – ответы  в ящике.

degtayr
Дорогой ГШ, в связи с последними событиями (Крым, Дождь и т.п), хочу вам задать следующие вопросы:
1. Вы идентифицируете себя как члена определенной команды (неформальной конечно же)? Части оппозиции например. Или вы всегда сам по себе и ваши действия и высказывания всегда независимы?
2. Если вы член команды (или были бы им), то до какой степени вы готовы поддерживать команду, если ваши взгляды идут, если не в разрез , то не в том ключе , что у всей команда? Готовы ли вы отстаивать свою точку зрения в команде или подчинитесь призыву большинства?
3. Как вы считаете, если один или несколько членов команды делают заявления, с которыми вы не согласны, то достаточно их не поддержать (промолчать) или необходимо публично "откреститься" от таких заявлений?
4. Что для вас важнее дружба или ваша позиция?


     На эти вопросы не так просто ответить. Ну, кроме первого. Я не член никакой команды, я не связан обязательствами или упаси боже «партийной дисциплиной». Во времена «Оргкомитета» (первых болотно-сахаровских митингов) и «Лиги избирателей» - да, чувствовал себя членом команды, и это было не самое комфортное ощущение.
     Сейчас я сам по себе. И когда я говорю или делаю что-нибудь, так сказать, «общественное», то руководствуюсь только внутренним чувством правильности. Или ощущением, что отмолчаться по данному поводу тоже было бы поступком, причем малодушным.
     Безусловно, есть люди, позицию которых я разделяю. Среди них есть и такие, кто мне симпатичен по своим человеческим качествам. Но если завтра мы в чем-то разойдемся, я не буду их поддерживать только из-за личной симпатии. Меня в политике интересуют не личности, а программы и платформы. Если столкнутся неприятный мне человек, который отстаивает правильные (с моей точки зрения) идеи, и человек приятный, но в политическом смысле вредный (опять-таки, на мой взгляд), я безусловно буду поддерживать первого. Вот почему меня так бесит идиотский вопрос «Кто если не Путин?». Не «кто», а «что»: честные выборы, разделение властей и неподцензурная пресса (эта нехитрая комбинация называется «демократия»). Хватит уже подстраиваться под лидеров, это свидетельство незрелости общества.
     Насчет несогласия с союзниками или единомышленниками. Бывают моменты, когда невозможно устраивать внутренние разбирательства. Например, сейчас, когда на российскую демократическую оппозицию обрушился весь этот селевой поток воспаленного национализма, имперской истерики, нетерпимости, ксенофобии, кликушества. Сейчас надо помогать друг другу, беречь друг друга, поддерживать тех, кто оказался под ударом. Доспорим потом, когда ситуация нормализуется. Боюсь только, это будет еще не скоро.


ad_lich
Григорий Шалвович, в одном из последних постов вы отметили, что "Наше общество сегодня делится на две части. К первой, многочисленной, относятся люди, которые довольны российской жизнью или недовольны, но считают, что плетью обуха не перешибешь. Мне, честно говоря, эта часть, пускай она в явном большинстве, не очень интересна". В связи с этим у меня есть вопрос: почему бы не оставить Россию такой, какая она есть, если сложившийся в ней уклад жизни подходит большинству российских жителей? Если перемены случатся, как будет себя чувствовать то самое большинство, которое на данный момент жизнью в России довольно? Для несогласного меньшинства границы открыты и выбор есть. Сразу оговорюсь, что я отношусь к несогласному меньшинству. И я понимаю, к чему может привести путинская политика, точнее, уже привела. Но я пытаюсь посмотреть на ситуацию с точки зрения тех людей, которых всё устраивает. Например, коррупция в высших учебных заведениях позволяет молодым людям со средними способностями получить диплом о высшем образовании и даже титр кандидата наук. И они счастливы, что у них есть такая возможность. У них есть мечты, амбиции и удивительное место под названием Россия, которое может им помочь эти мечты осуществить. Почему бы не оставить этих людей с их мечтами в покое, если их большинство?

     В этой связи у меня возникают вопросы.

     1. А их точно большинство, тех, кому нравится путинская Россия? Как это проверить? Опросам, извините, не верю. Особенно в полицейском государстве, когда многие отвечают не то, что думают. Ну вот представьте себе ситуацию. Подходит к вам на улице молодой человек с опросным листом и спрашивает: «Вы поддерживаете или не поддерживаете Путина (присоединение Крыма, Восточной Украины и т.п.)?». А черт его знает, кто он на самом деле, этот молодой человек. И на кой вам нужны лишние неприятности?

     2. Если даже там большинство – эти люди правильно и достаточно информированы? Знают ли они, что можно жить и по-другому? Без грязи, без коррупции, без тотальной брехни? С нормальным социальным обеспечением, с нормальными социальными лифтами, с нормальной полицией, нормальными депутатами, нормальными судами? А если не знают, то насколько прочно их одобрение?

     3. Но ладно. Пускай люди демократических взглядов у нас в меньшинстве.
     А вдруг их все равно много? Миллионы или даже десятки миллионов?
     А что если это люди, чей уровень образования и информированности выше, чем у «большинства»?
     Вот возьмите человеческое тело: большинство массы там занимает не голова и тем более не головной мозг, правда?

     Ну а насчет того, чтобы «оставить в покое» – такое искушение, честно скажу, периодически возникает. Но как-то стыдновато. Три вопроса с неочевидными на них ответами мешают.

     И, может быть, вообще все не так страшно, как кажется? Режим-то вороватый, жирноватый, трусоватый. Надолго ли его хватит?

     Поглядишь – ужас-ужас:
1

А присмотришься:
Collapse )

Попытка подвести итоги

     В прошлом посте я попросил читателей из Украины рассказать о том, что  происходит в местности, где они живут или находятся.
     Было больше полутора тысяч откликов плюс очень много рассказов, которые мне в личку прислали  не-члены нашего клуба.
     Теперь я представляю себе ситуацию лучше и хочу поделиться с вами общим впечатлением. Какие-то вещи были очевидны и так, какие-то оказались для меня внове.

     Выводы у меня получаются вот какие:

     1. Украинское государство в кризисе и раздрае; нынешняя власть слаба и малоэффективна. Может быть, после выборов станет лучше, но пока вот так.

     2. В проблемных регионах линия раскола проходит не по национальному и не по языковому, а по социальному признаку. Мятеж в основном поддерживают люди, которым очень плохо живется: из-за безработицы, из-за низких зарплат-пенсий, из-за отсутствия веры в украинское государство, от которого они ничего хорошего не видели. Эти люди связывают надежды на лучшую жизнь с Россией, потому что там выше уровень жизни и потому что насмотрелись российского телевидения, которое сильно искажает нашу действительность. Объяснять этим людям, что в России жизнь тоже не сахарная, бесполезно – сейчас не поверят.

     3. Очень многие сторонники единой Украины  выступают за подавление мятежа силой. Но, во-первых, это большая кровь и многолетняя незаживающая рана. Во-вторых, есть твердое ощущение, что у нынешней киевской власти для «силового» варианта все равно нет ни возможностей, ни ресурсов, ни достаточной поддержки местного населения.

     4. Непохоже, что и  сепаратисты могут добиться победы силовыми методами - у них тем более нет поддержки большинства, даже в Донецкой и Луганской областях.

     5. Россия, судя по всему, вводить туда войска не решится - и правильно сделает. Это было бы чревато уже не мелкими щипками кооператива «Озеро», а настоящими санкциями вроде эмбарго на импорт российского топлива. Такого  наша экономика точно не выдержит.

     Главный мой вопрос к читателям был: что делать? Как избежать большой гражданской войны, потому что малая уже вовсю идет?

     Когда ни одна из сторон не может взять верх, а ситуация с каждым днем становится всё более опасной, выход только один: перестать демонизировать противоположную сторону и начать как-то договариваться. Иначе будет дальнейшая эскалация ожесточения с обеих сторон, новые жертвы, одним словом – гражданская война.
     Видимо, федерализация.  Соединенные Штаты Украины, Федеративная Республика Украина. По-другому не получается.
     Да, это вызовет много проблем. Восточные «штаты», вероятно, будут плохо слушаться Киев. Может быть, даже станут «троянским конем» и  зоной московского влияния. Но лучше противостояние политическое, чем военное. Если угодно, конкуренция двух систем. Одни области будут жить в большей степени «по-европейски», другие в большей степени «по-российски». В конце концов станет видно, какая модель для страны более пригодна.

     В общем, к таким итогам я прихожу после нашей  дискуссии. Но, может быть, ваши выводы не совпадают с моими?
     Пишите, с чем согласны, а с чем нет. И еще раз: пожалуйста, будьте взвешены в формулировках. Все встревожены, все волнуются, чувства воспалены. При малейшей агрессивности тона буду удалять.


 

Хорошие сценарии для хорошей страны

     Меня пригласили в жюри литературного конкурса «Хорошие сценарии для России», и я согласился, хотя всегда отказываюсь, потому что не люблю читать чужие художественные тексты, это для писателей неполезно.
     Хочу объяснить, почему согласился.
     Идея принадлежит Марату Гельману. И она мне очень понравилась.
     Наше общество сегодня делится на две части. К первой,  многочисленной, относятся люди, которые довольны российской жизнью или недовольны, но считают, что плетью обуха не перешибешь. Мне, честно говоря, эта часть, пускай она в явном большинстве, не очень интересна.
     Все надежды на перемены к лучшему я связываю с людьми, которые сопротивляются уродству существующей системы или хотя бы просто протестуют, не молчат.
     Но и эта группа соотечественников что-то стала наводить тоску.
     Жутко надоела игра на оппозиционной гитаре, в которой только две струны: сердитая да унылая.

1
Оппозиция в 2014 году

     Критики и обличители режима, борцы с коррупцией безусловно герои и молодцы. Критиковать и обличать необходимо. Но этого мало. Помню, как во время московской избирательной кампании я публично обращался к кандидату Алексею Навальному: просил перестать уже рассказывать, какой плохой мэр Собянин, а лучше объяснить, каким хорошим мэром будет сам Навальный. Со второй задачей кандидат, увы, справился хуже, чем с первой. А то, уверен, получил бы в прошлом сентябре намного больше голосов.

2
Прямо не верится, что это было всего несколько месяцев назад. zyalt.livejournal.com

     Еще пронзительней, чем разоблачительная, звучит в последнее время струна пессимистическая. «Наша» половина общества совсем пала духом, видя, что режим делается всё мракобеснее, что никакого просвета нет и дальше будет только хуже.  «Белые вороны», не разделяющие всенародного восхищения Великим Крымским Завоевателем, всё каркают и каркают, всё стонут и стонут, так что, начитавшись фейсбука, бормочешь: «Яду мне, яду!».

3
  Ознакомившись с френд-лентой…

     Очень не хватает позитива. А конкурс «Хорошие сценарии для России» – как раз про это.
     Мы отлично знаем, как мы жить не хотим. Мы всё про это уже рассказали, пятьсот миллионов раз.
     Давайте же теперь расскажем друг другу и всем, кто захочет послушать, а чего мы, собственно, добиваемся? В какой России мы хотели бы жить? О какой России мы мечтаем?
     На политиков в смысле позитива рассчитывать что-то не приходится. Может быть, получится у литераторов?
     Присылайте на конкурс новеллы, рассказы, сценарии, да хоть поэмы в стихах (дарю название: «В какой Руси жить хорошо») - про то, как мы преодолеем все трудности и всё у нас получится; какой хорошей страной станет Россия, когда забрезжит рассвет и упыри забьются по щелям. И что нужно сделать, чтобы рассвет наступил поскорей.
     Форма – художественная. Объем – ограниченный. Сроки тоже. Подробности здесь.

     Помечтаем? Глядишь, выловится что-нибудь полезное, практически применимое. А нет – хоть потешимся сладкими грезами.
     В общем, хороший конкурс. Мне нравится.

Ну что ж, давайте и мы

     Вчера в Крыму состоялся референдум, к которому Российское государство относится хорошо, а все остальные государства – плохо.
     Думаю, что отношение мира к референдуму было бы иным, если бы он проводился в иных условиях:
     - без присутствия иностранных войск;
     - без заполошности, а в нормальные сроки;
     - под эгидой международных организаций и под контролем корпуса международных наблюдателей.
     Но что произошло, то произошло. Жители Крыма проголосовали. Чуть не 100% участников референдума хотят жить в составе России.
     Не думаю, чтобы наше правительство устроило референдум по крымскому вопросу среди россиян, хотя последствия этого важного шага коснутся всех и каждого. Но я не правительство и хотел бы знать хотя бы мнение читателей этого блога.
     Вы хотите, чтобы Крым присоединился к России, даже если мировое сообщество откажется признавать результаты референдума и это повлечет за собой политическую и экономическую изоляцию нашей страны?

1
В прошлый раз Крым  стал  российским в 1783 году: Шахин-гирей вверяет ханство России, указывая на бюст государыни

     Прежде чем проголосовать, советую сначала почитать комментарии. Там наверняка будут изложены аргументы «за» и «против». Может быть, они на вас подействуют.
     Я мог бы сейчас долго и страстно излагать собственное мнение по данному предмету, но воздержусь, чтобы не уподобляться нашему телевидению, которое злоупотребляет своей монополией для трансляции одной-единственной точки зрения.
     Думайте и решайте сами.
     Предполагаю, что моя позиция не совпадает с позицией большинства, но интересно увидеть пропорции.

     Итак.


Poll #1960918 Хотите ли вы, чтобы Крым вошел в состав Российской Федерации?

Предупреждение: голосуют только жители России

Да
5000(47.0%)
Нет
5637(53.0%)

Что-то я давно на вопросы не отвечал

Это длинные ответы. Короткие – прямо в «Почтовом ящике».

al_kesta
В ваших произведениях целая галерея всевозможных злодеев-акунинов - лихих людей, политиков, разбойников, шпионов, революционеров, наемных убийц и мафиози, играющих на стороне зла, но по своим твёрдым правилам, на основе своих твёрдых принципов. Вы считаете подобных персонажей фигурами чисто беллетристическими или в реальности они вам тоже встречались? Можете привести пример настоящих реальных некнижных акунинов из самой недавней истории? (Про ныне здравствующих не спрашиваю, их называть может быть неудобно, наверно... но услышать про них было бы особенно интересно).

     В истории таких людей было много. Напомню, что в моей интерпретации «аку-нин» - это не мелкая корыстная сволочь, не шкурник, а человек масштабный, бесстрашный, готовый к самопожертвованию и главное – с Идеей. Только идея эта ущербная, потому и «аку-нин», то есть буквально «человек Зла». При этом акунин-то обычно уверен, что несет Добро.
     К той же породе относятся люди, идея которого вполне хороша, но ради ее осуществления они, что называется, пасть порвут. Дорога в ад вымощена идеалистами, которые ради высокой цели не брезговали низкими средствами.
     Я бы зачислили в акунины многочисленных строителей земного рая, от «океанического государя» Чингисхана до Ленина. Ущербность проектов идеального мироустройства заключается в том, что они невозможны без насильственного подчинения большого количества людей единой воле. Мне кажется, что рай на земле теоретически возможен, но не раньше, чем произойдут существенные изменения в сознании и манерах обитателей планеты. Административными методами ни идеальную империю, ни Город Солнца, ни коммунизм построить невозможно. Получится только кровь и ужас. Мало ли было пламенных революционеров, людей героических и даже альтруистических. Они натворили больше бед, чем все бандиты с маньяками вместе взятые.
     А если в последней части вопроса Вы имели в виду современных российских правителей, то акунинов я среди них не вижу. По-моему, там одни сяожэни, то есть нехорошие люди с гнильцой. Слово «коррупция», как известно, и означает «гниение».

weider13
В вашем романе "Азазель" описаны такое чудесное учебное заведение как "эстернат", где еще в детстве выявляют к какой профессии человек более всего расположен. Еще школьником, прочитав это произведение, очень жалел, что таких заведений не бывает и это все выдумка. Теперь уже возраст подошел к 30, а я все еще не нашел себя, свое призвание.
И у меня к вам вопрос. Опишите, пожалуйста способ как найти свое призвание? Может быть у вас, как у создателя идеи "эстерната", есть какой-то универсальный способ? Или дайте пожалуйста какие-нибудь советы на этот счет! Также интересно как вы сами нашли свое призвание? В каком возрасте вы поняли, что это ваше и как именно вы это поняли? Очень надеюсь, что ответите, так как это злободневная для меня тема.


     Хотел написать что-нибудь дурашливое, потому что неохота изображать из себя доморощенного Карнеги или сладкоречивого телепроповедника, но вопрос задан серьезно, поэтому серьезно и отвечу. Я на встречах с читателями даже на вопрос «В чем смысл жизни?» отвечаю без дураков: смысл жизни, говорю, в том-то и том-то.  
    Итак.
    Найти свое призвание - злободневная тема для всех, не только для Вас. Ничего важнее на свете вообще, я думаю, нет: понять, что ты умеешь хорошо делать, и потом уже не тратить жизнь на ерунду.
Первое и главное: Нужно просто поставить перед собой эту задачу и работать над ней.
Второе: Не падать духом, если поиски будут долгими и приведут к ошибкам. Хотя вообще-то сам процесс поиска весьма увлекателен.
Третье: Чтобы понять, для чего ты создан, хорошо бы сначала понять свое устройство. То есть определить, в чем твое слабые и сильные стороны. Первым воли не давать, вторые развивать.
Четвертое: После того как повернешь в правильном направлении, должен сам собой включиться локатор «теплее, теплее». Только учтите, что, если движение по этому пути позволяет расслабиться и не требует напряжения, это скорее всего тупик. Вперед и вверх без напряжения не бывает.
Ну и пятое: Семья, воспитание детей – это одно из самых важных и благодарных направлений работы над собой. Очень может быть, что твой талант в способности любить – может быть, самом ценном из всех. Так что, если Вы не стали великим художником или министром, не убивайтесь. Они почти все несчастные.

Извините за прописи. Ничего более оригинального по данному предмету сказать не могу.


rastrepav
mi3ch приводит слова Сьюзен Зонтаг.
Писатель должен состоять из четырех человек:
1. Одержимого
2. Глупца
3. Стилиста
4. Критика
Первый поставляет материал, второй позволяет ему выйти наружу, третий отвечает за вкус, четвертый – за интеллект.
В великом писателе присутствуют все четыре, но вы все равно можете быть хорошим писателем, если в вас есть только первые два, потому что они самые важные.
Есть совпадения с вашими человеками, ГШ?


     В смысле со мной как автором? Не особенно. Да и вообще не думаю, что эта формула верная. Мне случалось беседовать с Сьюзан Зонтаг. Она была дамой яркой, но весьма категоричной в суждениях, что иногда уводило ее довольно далеко от реальности.
     Если говорить о «четырех человеках», то мне они представляются иначе.
     За исключением разве что одного.
     Писатель, на мой взгляд, это прежде всего человек, умеющий колдовать словами. Чувствовать, какие сочетаются, а какие – нет; как они расставляются в предложении единственно возможным образом; как сделать, чтоб фраза журчала, скрежетала, ласкала, царапала. Лаконично выражаясь – да, Стилист. То есть здесь я с СЗ согласен.
     Второй человек – Нарратор. Это почти то же самое, что рассказчик, но не совсем. Дар наррации – это умение посадить читателя на санки, слегка подтолкнуть их, и дальше они катятся уже как бы сами. Читателю то весело, то грустно, то страшно, то мужественно, а бывает, что и противно, но при этом вылезти из санок он ни за что не согласится.
     Третий человек – Носитель Знания, то есть  некоей ценной или просто любопытной информации, которая очень нужна или очень интересна читателю.
     Наконец, четвертый – Транслятор Идей, которые откроют читателю что-то важное, или поразят его, или даже изменят его жизнь (желательно к лучшему, но бывает, что и наоборот).
     Если в авторе не сидит никого из этой «четверки», то это графоман. Если же окопался хоть какой-то один, то это уже настоящий писатель. Если два (любых) – выдающийся. Если три – великий. Ну, а чтоб совпадали все четыре – такого писателя, по-моему, еще не случилось. Может, Толстой приближается, но у него даже в лучших романах есть серьезные перебои с наррацией, да и стилист он, по-моему, неровный.

     А есть ли, по-вашему, писатели, у которых присутствуют все четыре качества? (Кто напишет: «Вы, дорогой ГШ!» - забаню за глум).
     Или, может быть, вы назовете каких-то других «внутренних человеков»?