?

Log in

No account? Create an account
Испортить себе некролог
borisakunin
     Не знал, кто автор этого расхожего выражения. Оказывается (Гугл подсказал), всё тот же  Лев Рубинштейн.
     Смысл понятен. Это когда какой-то известный человек живет достойным образом, обзаводится почтенной репутацией, а потом вдруг совершает нечто такое, после чего относиться по-прежнему к нему уже не получается. И все говорят: «Да, конечно, стыд и срам. Но зато какой он был раньше…»
     С этой опасностью чаще всего сталкиваются художники, которым не повезло посетить сей мир в его минуты роковые.
     Наверное, самый хрестоматийный и ужасно грустный пример испорченного некролога – Алексей Максимович Горький.
     Невероятно сильный талант, очень красивая жизнь, в которой было всё: мощные книги и всемирная слава, любовь прекрасных женщин и обожание читателей, большие гонорары и большая щедрость, борьба с диктатурой царизма и борьба с диктатурой большевизма. Если бы Алексей Максимович умер десятью годами раньше, в эмиграции, он остался бы в нашей памяти как одна из самых светлых фигур русской культуры.
     Но финал его жизни был так жалок, что перечеркнул все былые заслуги. Поездка на Соловки посмотреть на перевоспитание зеков; восторженный отчет об этой поездке; «Если враг не сдается – его истребляют»; особняк Рябушинского; Нижний Новгород, переименованный в город Горький при живом Горьком…  Господи, до чего же всё это стыдно.

1
Великий пролетарский писатель с великими перевоспитателями

     Или Кнут Гамсун. В восемьдесят лет – живой классик. В девяносто – позор норвежской нации, осужденный за поддержку фашистов. Пел дифирамбы Гитлеру, преподнес свою нобелевскую медаль Геббельсу. Мафусаила пожалели, в тюрьму не посадили. Доживал, как зачумленный. И сейчас невозможно читать «Плоды земли», не помня о том, к чему в конце концов пришел автор знаменитого романа.

     Всё дело в том, что большой художник в чем-то очень силен, а в чем-то очень слаб. На этом они, бедные, и подламываются.
     Воланды и его мелкие хвостатые родственники отлично знают, на чем можно поймать Мастера.
     Он часто бывает тщеславен и падок на почитание. Его надо по шерстке, по шерстке, да сахарку ему, да золотую дверцу распахнуть. Он и не поймет, что дверца ведет в золотую клетку. А войдет – хлоп, и обратной дороги нет.
     Максима Горького большевики и гепеушники обхаживали очень долго, ключики подбирали терпеливо, сам Вождь не жалел времени и усилий  – писал душевные письма: «Ввиду горячки в работе, не писал Вам. Это, конечно, нехорошо. Но Вы должны меня извинить». Какой человек извинения просит, подумать только!
     А Гамсуном восхищался Геббельс и уважил своим личным вниманием фюрер германской нации. Один великий человек, так сказать, оценил величие другого великого человека.

2
Кадр из игрового фильма про Гамсуна, которого играет Макс фон Зюдов

     Есть два железных правила, которые предохраняют художника от испорченного некролога.
     Во-первых, держись подальше от диктаторов и авторитарных правителей (а лучше вообще от всяких правителей, ну их к лешему).
     Во-вторых, как бы ты ни был эстетически сложен, оставайся этически прост. Любуясь оттенками серого, не разучись отличать черное от белого.
     В общем, не спи, не спи, художник. Придет серенький волчок и испортит некролог.
 

Любимые и нелюбимые цари
borisakunin
     Вывешиваю во второй раз, потому что при первой попытке потерялся один важный монарх. Прошу извинения у тех, кто успел проголосовать.
  
     Дамы и господа, помогите историку-любителю в работе.
     Мне нужно узнать, кого из русских самодержцев вы любите и кого не любите.  Неважно, если вы плохо знаете историю – все равно какое-то мнение о том или ином царе у вас сложилось, хотя бы по романам и художественным фильмам.
     Отсчет веду от последнего Романова до Ивана Грозного, который в 1547 году впервые принял титул «Царя Всея Руси».
     Монархов, которые правили недолго,  я опускаю. Для Годунова сделал исключение,  потому что хотя официально он царствовал всего семь лет, но фактически правил существенно дольше, а для Павла - потому что очень уж  колоритен.
     Буду признателен, если в комментах вы коротко обоснуете свою позицию.

1


Опрос #1964509 Кто из российских царей вам больше всего нравится?

Выбрать можно только один вариант

Николай II
181(3.8%)
Александр III
483(10.3%)
Александр II
1201(25.5%)
Николай I
104(2.2%)
Александр I
289(6.1%)
Павел I
134(2.8%)
Екатерина II
855(18.2%)
Елизавета Петровна
131(2.8%)
Анна Иоанновна
14(0.3%)
Петр I
934(19.8%)
Алексей Михайлович
122(2.6%)
Михаил Федорович
24(0.5%)
Борис Годунов
114(2.4%)
Федор Иоаннович
14(0.3%)
Иоанн Васильевич
108(2.3%)



Опрос #1964510 Кто из российских царей вам больше всего не нравится?

Выбрать можно только один вариант

Николай II
1101(27.7%)
Александр III
120(3.0%)
Александр II
39(1.0%)
Николай I
275(6.9%)
Александр I
37(0.9%)
Павел I
446(11.2%)
Екатерина II
84(2.1%)
Елизавета Петровна
38(1.0%)
Анна Иоанновна
486(12.2%)
Петр I
226(5.7%)
Алексей Михайлович
28(0.7%)
Михаил Федорович
13(0.3%)
Борис Годунов
80(2.0%)
Федор Иоаннович
31(0.8%)
Иоанн Васильевич
970(24.4%)

Ответы не на ваши вопросы,
borisakunin
а на вопросы, которые мне задали члены «Акунин-клуба». Это сообщество, складывающееся из тех, кто купил «Акунин-бук» в материальном (как ридер) или виртуальном (как программа) виде.

1
       
    Поскольку у меня самого ай-пад, на который загрузить эту читалку пока нельзя, я сапожник без сапог. Обещают выпустить  в мае. Жду.
    А вопросы и ответы – вот они:

Исторические романы
borisakunin
     Продолжаю знакомить вас со своими «любимыми десятью книгами» - по жанрам.
     Что я люблю историю, ясно из названия моего блога. У меня такое ощущение, что я с этой любовью прямо и родился.
     Свое первое литературное произведение я попробовал написать в семилетнем возрасте. Это была историческая повесть. Она начиналась так: «В помещичьей усадьбе наступило утро. Борис проснулся». (Это я прочитал «Дубровского» и решил, что хочу быть писателем. Имя «Борис» в моем нынешнем псевдониме – отсюда. Правда, Борис проснется только через тридцать лет и три года). Дальше мой текст не продвинулся, потому что я увлекся иллюстрированием будущего произведения.
     Но читать я, разумеется, начал раньше, чем писать. И читал – все детские годы – исключительно исторические романы, больше меня совсем ничего не интересовало. Я даже на «Незнайку» не поднялся, а «Урфин Джюса» прочитал только потому, что его деревянные солдаты на картинках были в красивых мундирах.
     Действовал я так. Записывался в библиотеку, прочитывал подряд все исторические романы, которые там имелись, не разбирая, хорошие они или плохие. Потом переходил в другую библиотеку. Я был такой очкастый мальчик, все время уткнутый носом в книжку. Даже на ходу читал, чтобы не тратить попусту время.
     Не могу объяснить, почему я интересовался только романами из прошлого. Думаю, меня интриговала загадка ушедшего времени. А может быть, определенность. Это с ныне живущими непонятно, чего от них ждать. Вдруг полюбишь какого-то героя, а он бац и погиб. С историческими персонажами спокойно. Всё было давно, всё закончилось, все так или иначе умерли. Впрочем, может, это я сейчас теоретизирую, а причина была в чем-то другом.
     Неважно. Этой преамбулой я хочу вам дать понять, что я – знаток и гурман исторических романов. Во всяком случае, был им в детстве, отрочестве и юности. Из тех времен и почерпнут список.

     Итак, вот вам мой исторический «топ-тен» (по алфавиту):

Марк Алданов. Чертов мост
Морис ДРЮОН. Проклятые короли
Генрих Манн. Молодые годы короля Генриха IV
Владимир Нефф. У королев не бывает ног
Генрик СЕНКЕВИЧ. Крестоносцы
Алексей Толстой. Петр Первый
Юрий Тынянов. Смерть Вазир-Мухтара
Сесил Скотт ФОРЕСТЕР. Хорнблауэр
Генри Райдер Хаггард. Дочь Монтесумы
Алексей ЧАПЫГИН. Гулящие люди

     Если найдутся любители литературного анализа, они без труда обнаружат, что именно из этих компонентов складывается и моя собственная истбеллетристика. Да и как могло быть иначе? Мы – то, что мы едим.

     По порядку.

                               
     Алданов мне ближе всего по настроению: он пишет об истории серьезно, без скидки на иные времена, иные нравы. Сам я, может, пишу иначе, потому что у меня другой жанр, авантюрный, но именно такие исторические романы мне как читателю больше всего нравятся.

1
Он еще и красивый

     Серия Дрюона хороша тем, что по ней отлично запоминается история. Как я сто лет назад прочитал эту длинную и, честно говоря, местами нудную эпопею, так с тех пор намертво и запомнил, какие во Франции четырнадцатого века были короли и что в их правление происходило. Хотел бы я, чтобы мое беллетристическое сопровождение «ИРГ» давало такой же эффект.

2
Сжигают тамплиеров. Они проклинают королей. Красивая история.

     Роман про молодого Генриха Наваррского - самый любимый из всех. Он отлично начинается: «Мальчик был маленький, а горы были большие» - это про маленького принца, выросшего у подножия Пиренеев. Я прочитал эту книгу лет в девять и по-прежнему, в моем нынешнем возрасте, считаю ее замечательной. «Зрелые годы», увы, уже не так хороши. (А по-нормальному должно было бы быть наоборот).

3
Молодой король с молодой королевой. Он умный, она дура.

     Книга чешского писателя Владимира Неффа кажется мне идеальным приключенческим романом. Когда я в юности его читал, то думал: если бы я был писателем, то именно так и писал бы. Что потом и исполнил. Во всяком случае, пытался.

4
Не читали? Зря.

     Вот «Крестоносцев» я тысячу лет не перечитывал. Подозреваю, что сейчас стиль покажется мне утомительно цветистым. Там всё сплошные инверсии, возвышенные чувства да польский патриотизм. Но лет в одиннадцать – самое оно. И фильм был классный. 
 
5    
Исторически там всё не очень правдиво, но какая разница? Это ж роман.


     Алексей Толстой. Ну что сказать? Шедевр. Жалко только, не закончен. А может, и хорошо, что не закончен. Боюсь, что талантливый, но гибкий автор в конце концов превратил бы Петра Алексеевича в Иосифа Виссарионовича и всех бы стошнило.

6
В фильме под конец иногда прямо не отличить

     Тынянов – фантастический стилист. Каждую его фразу нужно неторопливо разглядывать, как рисунок на рисовом зернышке. А я люблю тексты, которые подхватывают читателя и не дают ему возможности восхищаться стилем. «Смерть Вазир-Мухтара» - единственный тыняновский роман, где у автора (на мой субъективный взгляд, да?) всё гармонично: музыка не заглушает текст, сюжет не является второстепенностью. Читаешь быстро и навылет, а послевкусием наслаждаешься уже потом.

7
Вазир-Мухтар – пятый справа.


     Вот не знаю, переведена ли эпопея С.С.Форестера про доблестного морского офицера Хорнблауэра на русский язык. Черчилль  говорил, что это его любимый автор, а Черчилль - это голова. Ничего лучше в военной маринистике не знаю. И сериал был неплохой, жалко короткий.

8
Пока еще мичман Хорнблауэр. Под конец станет адмиралом.

     Десять лет мне было, когда одноклассник дал почитать «Дочь Монтесумы». На одну ночь. Это была – на тот момент – лучшая ночь в моей жизни.
9
Хаггард: человек с завидной фантазией

     Роман Чапыгина про «бунташный» семнадцатый век, к сожалению, почти забыт. Ну да, он такой соцреалистический, с правильным классовым подходом. Но до чего же качественный, фактурный, дотошно написанный. И толстый. Люблю толстые исторические романы, в них проваливаешься, как в хронодыру, и живешь в другом времени.

10
Алексей Павлович Чапыгин (1870 – 1937). Слава богу, своей смертью.  

     Кто не любит исторические романы – sorry. Через некоторое время расскажу про мои любимые детективы.

День дурака в мировой истории
borisakunin
Реферат

     Решил подойти к проблеме основательно. Пора бы. Много лет в этот день не доверяю никаким новостям, а откуда взялась традиция первого апреля морочить людям голову, знать не знаю.
   
     Оказывается, никто толком не знает, когда и почему первое апреля решили сделать днем розыгрышей.
     Наиболее правдоподобная версия предполагает, что праздник дурацких шуток появился благодаря французскому королю Карлу IХ, который вообще-то был тот еще шутник (вспомним Варфоломеевскую ночь). Король, собственно, и не собирался шутить, а просто в 1564 году постановил вести отсчет года с 1 января. Раньше во Франции новый год начинался 25 марта, до 1 апреля продолжались праздники, и в самый последний их день полагалось дарить подарки и раздавать слугам чаевые.
     Отныне настоящие подарки стали преподносить 1 января, а в «старый новый год» давали что-нибудь не имеющее ценности, часто дурашливое. Века этак с восемнадцатого смешной французский праздник распространился по всей Европе, причем с особенным усердием его принялись отмечать англичане, любители юмора и всяческих чудачеств.
     Именно британцы, кажется, придумали использовать для первоапрельского надувательства печать – и вот уже триста лет успешно эксплуатируют доверие публики к средствам массовой информации.
     Одну из первых шуток такого рода отмочил Джонатан Свифт. В 1708 году он под псевдонимом «астролог Исаак Бикерстафф» опубликовал альманах с предсказаниями. Согласно одному из них, самый знаменитый тогдашний астролог по имени Партридж 29 марта должен был отправиться в мир иной. 30 марта в газете появилось сообщение, что мистер Партридж действительно приказал долго жить, а 1 апреля к «покойнику» домой пришли из похоронной конторы выяснять насчет траурной церемонии. На улице к Партриджу подходили и говорили, что он очень похож на умершего астролога; многие от него шарахались и крестились. Партридж опубликовал опровержение: я жив, жив! Но Свифт напечатал опровержение этого опровержения…

1
«Исаак Бикерстафф» и его альманах

     По нынешним временам остроумие не ахти какое, но девственных англичан 1708 года оно просто сразило своей замысловатой изысканностью. Кто бы мог вообразить, что альманахи и газеты могут шутить?!

     Как говорится, шли годы. В девятнадцатом веке юмор стал не скажу, что тоньше, но несколько изобретательней.
     31 марта 1846 года вполне респектабельное лондонское издание «Ивнинг стар» напечатало объявление: «Завтра на сельскохозяйственной выставке в Айлингтоне состоится невиданный по своей представительности показ ослов». Зеваки, пришедшие поглазеть на этих мало распространенных в Англии животных, обнаружили, что на роль ослов редакция определила своих доверчивых читателей.

     Подлинного расцвета первоапрельское надувательство достигло в ХХ веке. Самый знаменитый и удачный розыгрыш устроил канал Би-Би-Си 1 апреля 1957 года. Тщательно подготовленный и срежессированный репортаж сообщил аудитории, что в южной Швейцарии из-за мягкой зимы собран невиданный урожай спагетти. Было видно, как счастливые фермеры укладывают длиннющую пасту в корзины. «Нет ничего вкуснее настоящих спагетти, выращенных в домашних условиях», - такими словами  закончил диктор вешать макаронные изделия на уши телезрителей. Очень многие поверили и начали названивать на телевидение: где достать семена? Телефонистки отвечали: «Возьмите кусочек спагетти, посадите в банку с томатным соусом и молитесь, чтобы пророс».

2


     Ладно, бог с ними, с англичанами. Давайте я лучше расскажу вам про несколько первоапрельских шуток, связанных с Россией, великой нашей державой, которая иностранцам почему-то всегда казалась то страшной, то смешной, а то и страшно смешной.

     Однажды (дело было в XVIII веке) французский драматург Антуан Пуансинэ получил извещение, что он избран почетным членом Санкт-Петербургской академии наук. Он возгордился и взволновался, бросился за советом к друзьям – тем самым, кто прислал липовый документ. Они сказали: «Ты должен поехать в Россию и произнести перед императрицей Екатериной речь на русском языке. Царица будет потрясена и одарит тебя щедрее, чем Вольтера». Очень кстати нашелся и учитель. Бедный Пуансинэ прозанимался у него полгода, пока случайно не выяснил, что постигает премудрости древнего гэльского языка…

     А вот  русофильская или русофобская (решайте сами) шутка из относительно недавних времен.
     1 апреля 1984 года в сети Usenet, предвестнице Интернета, появилось сообщение о том, что к сообществу присоединяется новый член – Советский Союз.

3
Обратите внимание на имя «контакта»

     Две недели все шумно радовались, что технический прогресс охватил тогдашнюю Evil Empire, но потом кто-то догадался посмотреть на дату… Между прочим, это, кажется, был вообще первый розыгрыш в Сети.

     В 1995 году первого апреля шутников почему-то массово повело на нашего Владимира Ильича. В итальянском городе Кавриаго вдруг замироточила молочно-белыми слезами статуя вождя пролетарской революции (уж не знаю, откуда она там взялась - наверное, город был коммунистический). И в тот же день ирландская газета «Айриш таймс» напечатала сенсационное известие: компания "Дисней" приобрела у Российской Федерации мумию Ленина, которая теперь будет выставлена в Евродиснейленде, где построят специальный павильон со светоцветовыми эффектами и сувенирным магазином. «Дисней»-де хотел купить и мавзолей, но русские пожелали оставить его на Красной площади, чтобы перезахоронить там останки Николая Второго.

     А напоследок совсем свежая шутка по поводу другого Великого Вождя. По-моему, удачная.
     Американское интернет-издание «Онион» объявило подушкообразного корейского лидера Ким Чен Ына «самым сексуальным мужчиной 2012 года».

4

     «Ким покорил редакцию безупречностью туалетов, стильностью прически и, конечно,  своей знаменитой улыбкой», - говорилось в комментарии. Не особенно остроумно, правда? Нашли над кем иронизировать. Но через несколько дней стало по-настоящему смешно. Когда новость на полном серьезе перепечатала мощная китайская  «Жэньминь Жибао» - тут уж всем пришлось признать, что шутка удалась.
     Единственный ее недостаток – что статья была опубликована осенью. Но по духу шутка стопроцентно первоапрельская…

     В общем, всех с праздником дураков.
     Жду от вас рассказов об удачных первоапрельских шутках.

Картинки из интернета
borisakunin
     Есть ли у вас привычка собирать любопытные картинки из интернета? У меня таких накопилось море. Я их коллекционирую, как дембель, наклеивавший вырезки из цветных журналов на крышку чемодана.

8
                                 

     Решил вот поделиться с вами этой несказанной красотой.
     Начну с жуткой жути.

    Читать дальше...Свернуть )
 

Литература трудных времен
borisakunin
     Не думаю, что многие из вас обзавелись ридерным или андроидным «акунин-буком», где собраны все мои рекомендационные списки для чтения, поэтому вот вам еще один – мои любимые десять литературных произведений из «трудных времен».
    Я имею в виду книги, написанные в советский период, когда цензурные ограничения или просто инстинкт самосохранения вынуждали авторов осторожничать, эзопничать, бунтовать на коленях, прятать в кармане фиги и т.п.
     Русским писателям советского периода было очень трудно работать. Поэтому те из них, кто все же сумел создать выдающиеся произведения, вызывают у меня уважение и восхищение.
     Хотя тут вот еще что.
     С одной стороны, для свободы творчества состояние подцензурности  ненормально. С другой стороны,  внешнее давление сжимает в талантливом писателе некую пружину, которая не может полностью распрямиться, что придает тексту особенную внутреннюю  силу.
     Чего греха таить, наша нынешняя художественная проза заметно уступает по качеству лучшим образцам советской литературы. (Правда, имеет значение и то, что в посткоммунистические времена роль литературы и вообще писателей  сильно скукожилась. Мы перестали быть властителями дум и остались только инженерами человеческих душ.Или массовиками-затейниками).

     Вот он, мой субъективный список любимой советской литературы (по алфавиту):

Василий АКСЕНОВ. Жаль, что вас не было с нами
Михаил БУЛГАКОВ. Белая гвардия
Сергей Довлатов. Заповедник
Василий Гроссман. Жизнь и судьба
Булат ОКУДЖАВА. Путешествие дилетантов
Владимир ОРЛОВ. Альтист Данилов
Юрий Трифонов. Старик
Юрий Трифонов. Дом на набережной
Юрий Трифонов. Время и место
Евгений ШВАРЦ. Дракон

     Комментирую по порядку.
     Аксеновская новелла совершенно очаровательна. Написанная в самые безвоздушные времена засилия «секретарской литературы», она напоминает мне картину другого Васи (Ложкина) про гламурную кису в маршрутке:

1


     Когда Аксенов эмигрировал, у меня долго хранилась пластинка, где картавый автор читал это чуднóе произведение. Помню, я слушал, смотрел на фотографию усатого Василия Павловича и говорил ей: «Ах, Вася, на кого ж ты нас покинул?». Кстати говоря, избавившись от цензуры, Аксенов так упруго, талантливо и многослойно уже не писал (по-моему).

     «Белая гвардия» - вообще шедевр. Прямо небесная музыка, в которой всё совершенство: и мелодия, и слова, и инструментальное сопровождение. «Велик был год и страшен год по Рождестве Христовом 1918-ый, от начала же революции второй. Был он обилен летом солнцем, а зимою снегом, и особенно высоко в небе стояли две звезды: звезда пастушеская — вечерняя Венера и красный, дрожащий Марс». Волшебство.

2
Люблю эту фотографию           


     Довлатовский «Заповедник» - очень нерусская литература. Высшее стилистическое щегольство: минимализм, андерстейтмент. Правда, ничего советского и трудного в повести нет. Автор плевал на цензуру, печататься в совжурналах не собирался, поэтому я его сюда вставил не совсем честно. Разве что по предмету описания и ландшафту.

3          
Говорил про себя, что средний писатель


     Насчет гроссмановского романа скажу вот что. Я никогда не задумывался о его литературных достоинствах. Потому что дикое мясо советской жизни, авторская боль и авторская честность делают мастерство незаметным и неважным. Хотя оно, конечно, есть.  И еще удручает непреходящая актуальность.  Вроде всё переменилось, а самое скверное никуда не делось. Худший враг страны и народа по-прежнему собственное начальство. И новые Штрумы всё подписывают верноподданнические письма, выискивая себе этические оправдания…

4          
Прекрасный фильм, по-моему.


     «Путешествие дилетантов»… Как же у меня в юности щемило сердце от этого чтения. Особенно от фразы "Иногда очень хочется кричать, но хорошее воспитание не позволяет". Помню, был я в те годы на творческой встрече с писателем Окуджавой. Ему нравилось ощущать себя прозаиком, ему хотелось говорить о романе. Мне тоже очень хотелось про это слушать. Он как раз начал рассказывать о прототипах – Лавинии Жадимировской и Сергее Трубецком, ужасно интересно. А из зала все слали записки: спойте то, спойте сё. Окуджава наконец разозлился и сказал: «Может, вам еще и сплясать? Это встреча с писателем». Я один в зале захлопал.

5
Вот такая книжка у меня была, скучного вида


     «Альтиста Данилова» с тех пор не перечитывал и не буду. Потому что очень любил, а всё изменилось. Кто не читал, прочтите, пожалуйста, и расскажите, какое впечатление этот роман производит сейчас.
     А вот взял и рискнул, открыл самое начало. Да нет, хорошо. Замечательный лаконизм, нерв, предвкушение чуда: «Данилов считался другом семьи Муравлевых. Он и был им.  Он  и  теперь остается другом семьи. В Москве каждая культурная  семья  нынче  старается иметь своего друга. О том, что он демон, кроме меня, никто не знает.  Я  и сам узнал об этом не  слишком  давно,  хотя,  пожалуй,  и  раньше  обращал внимание на некоторые странности Данилова. Но это так, между прочим».           

     По тому что у меня в списке целых три Трифонова, вы уже поняли, кого я считаю главным советским писателем. «Советским» не в смысле советским, а в смысле эпохи.
     Роман «Старик» для меня – лучшая попытка понять тайну времени. Как оно меняет цвет, вкус и запах. Как одна эпоха переходит в другую. С тех пор, как тридцать с чем-то лет назад я впервые прочитал «Старика», время перекрасилось еще бог знает сколько раз. Удивительный писатель, удивительная страна.
     «Дом на набережной». Это про Родину. Которая теперь навсегда будет состоять не только из Пушкина с Достоевским, но еще и из этого. Не забудешь, не выкинешь.
     «Время и место». Наверное, самая горькая цитата в нашей и без того не слишком сладкой литературе: «Мальчик Саша вырос и состарился. Поэтому никому ничего не надо». Читаю Трифонова – и понимаю, что надо. Что всё не бесследно и всё не напрасно.

6
Как же рано он умер…


     Ну, про «Дракона» мы тут уже беседовали. Жутко смешная пьеса, прямо обхохочешься. Особенно, если живешь в ее третьем действии и никак из него не выберешься.

8
«Сейчас победитель дракона, президент вольного города выйдет к вам. Запомните — говорить надо стройно и вместе с тем задушевно, гуманно, демократично».

      А что с любимыми советскими книгами у вас?

Правильный хоккей
borisakunin
     Захотелось написать про что-нибудь успокоительно неполитическое и по возможности прекрасное.
     Не про клюшку с шайбой, как вы могли подумать. А про то, что меня всегда умиротворяет, – про хокку. Сяду-ка я на своего любимого конька и немного на нем покатаюсь. Подремонтирую душевную гармонию.

     Однажды мне нужно было сформулировать главный (для меня) метод искусства. И я решил, что его следует назвать «принцип хокку».
     Это художественная манера, при которой самое важное и ценное не суется читателю или зрителю под нос, а наоборот, маскируется от невнимательного или неподготовленного глаза какой-то мишурой. Тот, кому эта суть ни к чему, скользнет скучающим взглядом, пожмет плечами, да и отойдет в сторону. Бог с ним, не для него написано, нарисовано, снято.
     Зато тот, кому действительно нужно – адресат, – ощутит укол в сердце. Именно для этого человека "хокку" и создавалось.
     Форма вовсе не обязательно должна быть минималистичной. Я знаю толстенные авантюрные романы, которые написаны не ради приключений, а, скажем, для упаковки некоей идеи или концепции ("Остров сокровищ", например. Или "Имя Розы"). Кому идея неинтересна, следит за сюжетом, который в идеале должен быть вполне самодостаточен.
     Мне кажется, что это вообще особенность всякого сильного произведения искусства: оно всегда на самом деле не о том, о чем рассказывает или что показывает. Потому что если о том – это уже не искусство, а декларация; не fiction, а non-fiction; не живопись, а фотография (хотя среди фотографий тоже встречаются снимки, сделанные по «принципу хокку»).

     Давайте я вам продемонстрирую на нескольких примерах, как «принцип хокку» сработал для меня - в жанрах искусства, в которых я малоискушен и потому медленно «догоняю».
     Допустим, я давным-давно знаю вот эту песню БГ:



     И только недавно, слушая ее на концерте, вдруг понял, про что она: совсем не про анютины глазки и не про божьих коровок, а про то,


Читать дальше...Свернуть )

 

Ну что ж, давайте и мы
borisakunin
     Вчера в Крыму состоялся референдум, к которому Российское государство относится хорошо, а все остальные государства – плохо.
     Думаю, что отношение мира к референдуму было бы иным, если бы он проводился в иных условиях:
     - без присутствия иностранных войск;
     - без заполошности, а в нормальные сроки;
     - под эгидой международных организаций и под контролем корпуса международных наблюдателей.
     Но что произошло, то произошло. Жители Крыма проголосовали. Чуть не 100% участников референдума хотят жить в составе России.
     Не думаю, чтобы наше правительство устроило референдум по крымскому вопросу среди россиян, хотя последствия этого важного шага коснутся всех и каждого. Но я не правительство и хотел бы знать хотя бы мнение читателей этого блога.
     Вы хотите, чтобы Крым присоединился к России, даже если мировое сообщество откажется признавать результаты референдума и это повлечет за собой политическую и экономическую изоляцию нашей страны?

1
В прошлый раз Крым  стал  российским в 1783 году: Шахин-гирей вверяет ханство России, указывая на бюст государыни

     Прежде чем проголосовать, советую сначала почитать комментарии. Там наверняка будут изложены аргументы «за» и «против». Может быть, они на вас подействуют.
     Я мог бы сейчас долго и страстно излагать собственное мнение по данному предмету, но воздержусь, чтобы не уподобляться нашему телевидению, которое злоупотребляет своей монополией для трансляции одной-единственной точки зрения.
     Думайте и решайте сами.
     Предполагаю, что моя позиция не совпадает с позицией большинства, но интересно увидеть пропорции.

     Итак.


Опрос #1960918 Хотите ли вы, чтобы Крым вошел в состав Российской Федерации?

Предупреждение: голосуют только жители России

Да
5000(47.0%)
Нет
5637(53.0%)

Акция солидарности
borisakunin
    Предыдущая публикация - первый в истории моего блога репост. Это акция солидарности с человеком, которому заткнули рот. Публикация не означает, что я  во всем с Алексеем Навальным согласен, но у него есть право быть услышанным и никто не смеет его этого права лишать.
    Если согласны с такой позицией, сделайте то же самое.