Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Российские травмы (Опрос 1)

     Существует мнение, что Россия сегодняшняя и Россия дореволюционная – две разные страны и что нынешние россияне происходят не от обитателей канувшей в Лету империи, а от «новой исторической общности», советского народа.
     Эту точку зрения талантливо и убедительно отстаивает в своей последней картине Леонид Парфенов. О том же, среди прочего, говорили на Потсдамском симпозиуме, в котором я недавно участвовал.
     Один из персонажей моего романа «Алтын-толобас», эмигрант, излагает эту позицию следующим образом: «Никакой России не существует. Понимаешь, Никол, есть географическое пространство, на котором прежде находилась страна с похожим названием, но всё ее население вымерло. Теперь на развалинах Колизея живут остготы. Жгут там костры и пасут коз. У остготов свои обычаи и нравы, свой язык. Нам, Фандориным, это видеть незачем. Читай старые романы, слушай музыку, листай альбомы. Это и есть наша с тобой Россия».
     Скажу сразу, что я с таким взглядом на современную Россию не согласен. Особенно теперь, когда дотошно вчитываюсь в историю нашей страны. Метаморфозы с ней случались и прежде - не менее масштабные, чем катастрофы ХХ века. Несколько раз Россия, как змея, выползала из одной кожи и отращивала новую. Так было в эпоху монгольского завоевания, в Смутное Время, при петровской вестернизации – те события были не менее драматичны, чем беды последнего русского столетия. Однако, меняясь внешне и внутренне, страна не прерывала своей эволюции, которая, как мне кажется, понятна и по-своему логична. Но я не собираюсь здесь, в формате блога, затевать этот длинный и трудный разговор. На то у меня есть моя восьмитомная «История». Кому интересны мои доводы – прочтут.
     Зато блог – удобная площадка для того, чтобы провести несколько опросов: как роковые потрясения века отразились в памяти обычных российских семей. И какая из национальных трагедий затронула наибольшее число соотечественников, в том числе бывших, которые теперь живут в разных государствах.

     Первый опрос - о Гражданской войне. Меня интересует опыт вашей конкретной семьи: участвовали ли ваши деды, прадеды или, если вы молоды, прапрадеды в междоусобной распре. И на чьей стороне.

1


Poll #1974651 Белые или красные

Участвовали ли в гражданской войне ваши предки?

Нет, не участвовали.
692(23.6%)
Да, воевали за красных.
571(19.4%)
Да, воевали за белых.
192(6.5%)
Кто-то за красных, кто-то за белых.
486(16.5%)
Не знаю.
996(33.9%)



     Будет интересно посмотреть на результаты. А потом мы их обсудим.




 

Встретил знакомого


В прошлый раз я написал, что сейчас читаю интересные мемуары Н.Волкова-Муромцева. 

1
Н.В.Волков-Муромцев (1902 – 1995)

Пятнадцатилетним мальчиком автор воспоминаний по несчастливой случайности оказался в чекистской тюрьме. Дело было летом 1918 года, вскоре начались массовые расстрелы. Из тюрьмы людей ежедневно уводили на казнь десятками.
         Читаю про всё это и вдруг натыкаюсь на пассаж, от которого ощущение, будто внезапно встретил доброго знакомого. Кто читал вот этот пост, поймет.
         «В те дни я познакомился с господином Виленкиным. Он был бывший адвокат из евреев. В начале войны пошел добровольцем в армию, был произведен в офицеры. Фриде [гвардейский полковник, заговорщик, расстрелян. – Г.Ч.] его и до Лубянки знал Он был очень милый человек. Фриде мне сказал, что на фронте он был герой. Когда его вызвали, он откуда-то вытянул св. Владимира с мечами и офицерский Георгиевский крест и прицепил их себе на куртку. Остановился и громко сказал:
         — Ребята, пока прощайте, мы скоро все встретимся на том свете, это не так страшно, вы все под огнем были.
         Результат был совершенно невероятный. Все выпрямились. Кто-то крикнул:
         — За Россию с Богом!
         И комната загудела: "За Россию с Богом!"
         Виленкин как на параде пошел, и за ним таким же твердым шагом пошли другие.
         Это меня совершенно потрясло. Мне вдруг показалось, что мы все герои, что мы все умрем за славу России. На ступеньках Виленкин повернулся и крикнул: "За Царя, за Родину, за Веру!", и все единым голосом его поддержали.
         После этого несколько дней люди говорили громче, подбодрились, даже новые, которые приходили, и даже те, которых ночью вызывали.
         И все это было нелогично. Многие из арестованных были или эсеры или меньшевики, отчего они вдруг, свергнув царя и запродавши немцам пол-России, кричали теперь: "За Царя, за Родину, за Веру"?»

Мечта об очереди


Посмотрел результаты вот этого опроса и ужасно расстроился. Оказывается, только десять процентов россиян считают августовские события 1991 года победой демократической революции, а остальные относятся к этому событию отрицательно или безразлично пожимают плечами… Неужели правда? Неужели девяносто процентов уверены, что стадное, постыдное советское существование было лучше?  Знаете, я вообще-то убежденный и даже форсированный позитивист, верователь в разум и прогресс, но тут накатила тоска.
         В российской истории есть некоторое количество славных дат: 9 мая, 12 апреля, 19 февраля, 26 августа. Я отношусь к ним с почтением, но без гордости. Все те события – и победа над фашизмом, и победа над космосом, и победа над рабством, и бородинское поражение, которое стоило иных триумфов – достались мне по наследству. Моей заслуги там нет.
         Иное дело – 19 августа. Ничего героического я тогда, положим, не совершил. Но это моя Москва не испугалась танков. Это мое поколение отказалось проваливаться обратно в застойный маразм. Других заслуг за моим городом и моим поколением, может быть, и не числится.
         Мне дороги те воспоминания.
         Как я вечером засобирался к Белому дому, потому что пошли слухи о предстоящем штурме.
         Как жена меня ни в какую не отпускала, прямо как на полотне Маковского, и пришлось взять ее с собой.
         Как сразу же пошел проливной дождь, и мы вымокли до нитки.
         Как было страшно, когда ровно в полночь по небу полетели трассирующие очереди.
         Как мимо прошли двое молодых парней, один обернулся и сердито сказал второму: «Отстань! Я не для того сюда пришел, чтоб отсиживаться в кустах!» Парень был худой, черноволосый. Может, это был Илья Кричевский, один из трех убитых в ту ночь. Во всяком случае в моей памяти у того парня лицо Кричевского.
         Как мы все время встречали знакомых и почему-то быстро расходились. Все много смеялись и были очень нервные, не могли долго стоять на месте.
         Вот и всё. Когда рассвело и стало ясно, что штурма не будет, мы поехали домой и проспали весь день.
         Этим мое участие в защите российской демократии, собственно, исчерпывается. Но, кажется, я уже тогда понимал, что это, может быть, самая значительная ночь в моей жизни.
         Ну и пусть кто-то забыл, или не понял, или скучает по хлеву с гарантированными отрубями в корыте. А может, «Левада-центр» кого-то не того опрашивал?
         Завтра наши десять процентов будут целый день нести цветы к стеле, поставленной над туннелем, где погибли Владимир Усов, Дмитрий Комарь и Илья Кричевский. Мы их не забыли. У нас хорошая память.

наверху
Это вот здесь, наверху

Первое слово, которое мне ассоциативно приходит на ум при слове «Советский Союз» - это «очередь». Как же я их ненавидел, эти бесконечные унизительные очереди за любой ерундой, за всем на свете. Для меня очередь - это символ великой империи, которую кто-то там потерял и хочет отыскать обратно.
         Но как же мне хочется, чтобы завтра, когда я принесу к стеле цветы, там собралась бы очередь. В такой очереди я охотно бы постоял.
         Понимаю: если она и будет, то вряд ли длинной.  Ну, какая будет – такая будет.