Category: кино

Кролик. Белый кролик

     Некоторое время назад, выйдя из библиотеки Британского музея и еще не вполне выкарабкавшись из параллельной реальности, я вдруг увидел на одной из соседних улиц интригующую мемориальную доску.
  

«Подполковник авиации Ф.Ф.Э.ЙЕО-ТОМАС, кавалер Георгиевского Креста (1902 – 1964),
секретный агент по кличке «БЕЛЫЙ КРОЛИК», жил здесь».

     Разумеется, я немедленно полез в карман за волшебной палочкой-выручалочкой, погуглил и вычитал, что Форрест Йео-Томас был прототипом Джеймса Бонда. Ян Флеминг придумал своего агента 007, следя за приключениями «Белого Кролика».

Bond. James Bond                                             и                                  Rabbit. White Rabbit

     Ныне, прочитав две биографии Йео-Томаса, я знаю о нем гораздо больше, чем в свое время знал Флеминг.
     Вот вам не сказка про белого бычка, а быль про Белого Кролика.
Collapse )
 

Про кино

     Это ответ на вопрос из «Почтового ящика» (остальные ответы – в ящике).

paparazzigirl
С удовольствием читала ваши списки самых любимых книг в разных жанрах. Любите ли вы кино? Голливудское, наше, французское, итальянское и так далее? Если у вас будет когда-нибудь настроение поделиться списками любимых фильмов в разных жанрах (или разных стран), было бы очень интересно почитать и посмотреть. И интересно, какие актеры и режиссеры у вас любимые...


     Раньше я кино очень любил. Во времена моего детства, да и много позже, других развлечений в СССР практически не было. Я смотрел всё подряд. Тогда все смотрели всё подряд.
     Сейчас я хожу в кино, только если что-то совсем уж особенное (ну вот, на «Левиафана» сходил несколько месяцев назад), да и дома смотрю новые фильмы с большой опаской. В девятнадцати случаях из двадцати через пять-десять минут выключаю. При моей профессии неталантливые или среднеталантливые фильмы (то же относится к литературным произведениям и театру) вредны. Внутри что-то деревенеет и потом трудно работать.
     В общем и целом я любитель массового кино, а не так называемого «фестивального». «Кино не для всех» не люблю, за очень редкими исключениями. Гордиться тут, разумеется, нечем. Просто мое отношение к кино сформировалось в детстве, пожизненно. Мне подавай  захватывающее приключение и праздник – правда, с возрастом мои представления о приключениях и праздниках менялись.

1
Первый фильм, на который я сходил самостоятельно. Билет стоил 10 копеек.

     В последние годы я вообще-то перешел на телесериалы, американские и английские. По-моему, сейчас всё самое творчески интересное происходит именно там, а не в кино. Но про сериалы поговорим как-нибудь в другой раз. Вопрос был про кино.

     Давайте начнем с нашего. Про иностранное тоже когда-нибудь потом, если захотите.
     Все хорошие отечественные картины (о нехороших что говорить?) я делю на «классические» и «живые». «Классика» - это то, что я сегодня уже не могу смотреть без скидки на архаичность. Нечто почтенное, но не затрагивающее чувства.

2
Неживая классика (in my humble, разумеется)

     В советском кино хронологический рубеж, после которого начинают появляться «живые» картины, для меня проходит по середине шестидесятых. «Летят журавли», «Девять дней одного года» или «Я шагаю по Москве» - классика, история кинематографа.  Но года с 1965-го появляются фильмы, которые для меня нисколько не устарели. Потому они для меня и живые. Скажем, «Три тополя на Плющихе» или «Берегись автомобиля» (и это еще не самые-самые).
     По такой субъективной классификации первая пятерка моих любимых советских фильмов, которые я могу смотреть сколько угодно раз с любого места, наверное, будет выглядеть так:

«Служили два товарища».

3

     Здесь поражает не мастерство сценария (Дунский и Фрид везде хороши), а то, что рано умерший режиссер Евгений Карелов больше ничего выдающегося и даже полувыдающегося не снял. Мастер одного шедевра.


«Мой друг Иван Лапшин» Алексея Германа.

4
 
    Помню, смотрел первый раз в унылые черненковские времена в каком-то сарае (фильм шел «третьим экраном»), и в носу щипало от, извините, патриотизма. Это со мной происходит всякий раз, когда я сталкиваюсь с чем-то интенсивно талантливым отечественного производства. Нечасто, увы, бывает.


«Неоконченная пьеса для механического пианино» Никиты Михалкова. 
5

     И каким бы потом ни стал Никита Михалков, за этот фильм - не забуду и прощу.


«Порох» Виктора Аристова.
6

     Лучший фильм о войне, а их у нас мильоны. Вышел почти одновременно с «Лапшиным» и ничуть не хуже, но несправедливо обойден народной любовью.


«Не горюй».

7

     Нашему искусству лучше дается «радость со слезами на глазах», а вот печаль с беззаботной улыбкой  как-то не очень. У Георгия Данелии получилось.


     А теперь давайте вы. Пять любимых отечественных фильмов (не сериалов). Меньше пяти - можно. Больше пяти нельзя.

Про парадоксы

     Трое документалистов, Алексей Пивоваров, Александр  Расторгуев и Павел Костомаров, по-человечески мне интересные и симпатичные, сняли фильм «Срок», который мне очень не понравился. По причинам, которые внятно изложил здесь Кирилл Серебренников. Но вы посмотрите сами, кто еще не видел (фильм вывешен в Сети). Скучно не будет.

     Захар Прилепин, писатель, который  (вернее, всегдашний публицистический мессидж которого) мне несимпатичен и неинтересен, опубликовал роман «Обитель». По-моему, хороший, а хорошие романы появляются нечасто. Кто не читал, прочтите.

     А кто смотрел и/или читал, напишите, что думаете.

     В чем причина таких парадоксов, думаю я. Вероятно в честном отношении к профессии. Творческий человек может находиться в плену заблуждений или поддаваться слабости, но, если он талантлив, он слышит внутри себя некую ноту, и честность не дает сфальшивить. Или дает.
 

Российское телевидение: провал во времени

     Представьте себе, что в одной точке пересекаются три линии, каждая из которых вам очень нравится.
     Вот я, например:
     - люблю историю последнего периода Российской империи;
     - люблю старые фотографии;
     - люблю фильмы Леонида Парфенова.
     Завтра, 12 июня по Первому каналу  покажут нечто, будто специально сделанное по моему заказу: фильм Леонида Парфенова про человека, снимавшего на цветные фотопластины старую, навсегда ушедшую Россию.

1


     Сейчас стало модно раскрашивать старые черно-белые снимки и кинохронику. Это здорово, но не возникает ощущения подлинности. А у Прокудина-Горского цвета имена такие, какими они были на самом деле, вплоть до румянца на щеках.

2


     Про великого фотографа Прокудина-Горского, я думаю, вам рассказывать не нужно.
     А теперь посмотрите парфеновский фильм. Я-то его видел давно, на премьере в кинотеатре, и был уверен, что на телеэкран  картина не попадет, очень уж она выпадает из нынешнего российского телеряда. Рад, что ошибся. Покажут, правда, очень поздно - в 23.50. Чтобы было поменьше зрителей?
     Должен сказать, что, на мой вкус, из всех замечательных фильмов Леонида Геннадьевича этот – самый лучший. Не преувеличиваю.

3
Это не реконструкция. Это Парфенов проник в старый снимок. Дух захватывает.

     Даже те, кто давно перестал смотреть «ящик»: на сей раз смахните с него паутину. Только осторожно, не повредите. Потом сразу  вешайте ее обратно.


 

Снова хоровод

     Во-первых, посмотрите, кто не видел, фильм «Счастливые люди» документалиста Дмитрия Васюкова. Здесь первая серия.
     Если понравится – продолжение отыщете в ютьюбе сами.
     Это фильм, то есть, собственно, минисериал, про счастливых людей, которые живут в Сибири.  У меня другое представление о счастье, поэтому смотреть было очень интересно.
     Фильм с успехом прошел в Европе и США. У нас выкуплен Первым каналом еще три года назад, но так ни разу и не показан. Возможно, с точки зрения Константина Эрнста, эти люди счастливы как-то неправильно.

1
               Дмитрий Васюков                        Международная версия фильма

     Во-вторых, режиссер Васюков собирает деньги на еще один фильм про счастливых людей, теперь с Алтая. Соберет – снимет. Не соберет – не снимет. Тут дело ясное: без русского народного хоровода под названием «Краудфандинг» кина не будет.
     Поскольку лично я хочу, чтобы Васюков кино про Алтай снял, свой взнос я перевел. (Здесь вот объяснено, куда и как переводить).
     А вы, когда посмотрите уже снятый фильм, решайте сами.
 

Пора отвечать на вопросы

postman
     Как обычно: короткие ответы - в «почтовом ящике», более развернутые – здесь.

1. Про писательство

Было два вопроса про писательское ремесло. Поскольку страна у нас литературоцентричная и многие хотят стать писателями, отвечаю подробно. Не знаю, многим ли это будет интересно, но, может быть, кому-то пригодится.

roterdamskii
Уважаемый Григорий Шалвович, здравствуйте, сейчас делаю проект в школе, на тему "Тяжело ли быть писателем?"/…/ Возможно, подробнее расскажете мне о трудностях с которыми встречаетесь во время работы над новым произведением. Как вы думаете, какими качествами должен обладать писатель?

viktor_kozak
Муза - дама ветреная, и у каждого "творящего" к ней свой подход. Некоторые не могут работать в тишине, другие не выносят шума. Кто-то взахлеб читает любимые книги, кого-то вообще сбивают с настроя чужие тексты (совсем тонкий намек))). Если не тяжело, расскажите, что для Вас является "рабочей обстановкой", и как вообще происходит процесс написания книги. На что похожи Ваши черновики (если они, конечно, есть) и как Вы систематизируете материал (если систематизируете). Выписываете нужную инфу в блокнот карандашом или используете ноутбук-планшет-телефон-диктофон? Рисуете чертиков (иероглифы) на полях или строгие блок-схемы? Что происходит с черновиками после выхода книги?


     Какими качествами должен обладать писатель? Наверное, в идеале он должен уметь хорошо складывать слова; должен знать, как воздействовать на чувства читателей; должен обладать даром рассказывать истории. Последнее, впрочем, обязательно лишь для беллетристики. Для серьезной литературы это, пожалуй, роскошь. Серьезная литература не обязана быть легкой для чтения. Ни Кафка, ни Платонов, ни даже Набоков, на мой взгляд, особенно блистательными рассказчиками не являются.
     Что касается технологии, то у каждого она своя. У меня вот какая.
     Для романа мне нужен некий толчок, некая искра, изначальный сюжетный трюк. (Я сейчас говорю о детективно-приключенческом жанре, не об «Аристономии»). Например, одиннадцать единиц в романе «Весь мир театр».
     У меня есть целый резервный файл с такими идеями – на будущее. Их там много. В повесть «Креативщик» я запихнул сразу семь или восемь сюжетогенных идей, потому что всё равно столько романов мне не сочинить.
     Для идеи нужны реализаторы – персонажи. И на втором этапе я, что называется, «работаю с людьми»: населяю пространство будущего романа героями. Каждый из них, даже третьестепенный, должен быть живым. Поэтому я сочиняю им всем биографии, даже если всё это останется за рамками повествования. Этакая «система Станиславского».
     Потом… А впрочем, давайте лучше покажу наглядно.
     Так выглядит рабочая директория романа «Черный город»:

3
                   
     Здесь большинство файлов касаются сбора материалов, снятия вопросов со специалистами и прочих служебных штук.  Главные, этапные файлы даны большими буквами.
     Про «Идеи» - уже объяснил. Туда по ходу дела собираются и всякие мелкие придумки, двигающие повествование.
     Про «Персонажи» - тоже рассказал. Этот файл дополняется и исправляется на протяжении всей работы, потому что возникают новые эпизодические персонажи, и про каждого нужно понять, что это за человек.
     Потом я делаю «ActionFrame» - это голая последовательность событий.
     Далее «План по главам»: фабула дополняется всякими оживляющими вставками, девиациями (вроде фандоринского дневника) и т.п.. Всё это нужно разделить на более или менее равномерные куски и – это очень важно – правильно «прошить» соединения.
     Основной этап работы – «Script», то есть развернутый сценарий романа. В нем есть всё, кроме описаний и неключевых диалогов. Как видите, файл этот тяжелый, потому что в нем много иллюстраций – я должен видеть, что описываю. Это пейзажи, улицы, дома, одежда, оружие, предметы быта и так далее.
     Ну и самый последний этап – собственно «Текст». Самое простое: сижу и декорирую «скрипт».

2. Про кино

mike_bb
В фильме "Анна Каренина"(2011) реж. Джо Райта, сцен. Стоппарда допущено столько исторических ошибок, что можно устраивать конкурс - кто больше найдёт.
Хотелось бы знать ваше мнение об этом, бесспорно талантливом фильме?
В тот момент, когда Константин Дмитрич приближался к своему деревенскому дому и на горизонте появилась знаменитая кижевская 2-х этажная изба, мне подумалось ну уж это чересчур! Потом - а почему бы Левина не встречали на пороге слуги негры? Нет - слуги у Левина были белые. Удивительно :-)))



     Отвечаю на этот вопрос подробно, потому что посмотрел эту картину не далее как вчера и полон впечатлений.
     «Каренина» Райта относится к разряду произведений, которые либо очень нравятся, либо принимаются в штыки, без середины. Мне она очень понравилась.
     Это экранизация, снятая не для тех, кто следит за сюжетом, а для людей, которые роман хорошо помнят и смотрели все прежние экранизации – то есть, собственно, почти для всех.
     Фильм показался мне нахальным, смешным и трогательным. Вечная стоппардовская веселая любовь к русской классике (тем, кто не видел трилогии «Берег Утопии» в РАМТе - искренне сочувствую).

1
Снята лента по законам театрального спектакля, реалистической не прикидывается,
поэтому все претензии по реалиям не работают.

     Россия и русские выглядят комичными и симпатичными. Я бы очень хотел, чтобы не только Стоппард с Райтом воспринимали нас такими.
     Знаете, я не часто гогочу, когда смотрю фильмы, а тут, должен признаться, несколько раз покатывался со смеху.
     И вот что странно. Вроде авторы и потешаются над клишированной «русскостью», и поезд у них игрушечный, и скачки происходят на театральной сцене, а чувства получаются настоящими.
     В общем, советую посмотреть, кто не видел. Составьте собственное суждение.

     И заодно еще про один фильм, самое сильное мое киновпечатление за очень долгое время. И тут уж я не советую, я прямо-таки требую: обязательно посмотрите.
     Это я про телевизионную картину Сергея Урсуляка «Жизнь и судьба». Вот случай, когда я совершенно не понимаю хулителей. Ну, то есть понимаю (люди любят роман Гроссмана и сличают с ним экранизацию), но категорически не согласен. Хотите картинок к любимой книге? Нарисуйте какие вам нравятся и радуйтесь, а кино – не иллюстрация, это независимый жанр. (Это понимание пришло ко мне не сразу, я его что называется выстрадал на собственном экранизационном опыте).
     Я садился смотреть фильм с неохотой. Думал, господи-боже, ну что еще можно снять про Сталинградскую битву? Опять  ряженые в щетине и неубедительно грязных ватниках будут учить меня патриотизму.
 
2
Так всё и вышло. Небритые в грязных ватниках. Научили. И не только патриотизму.

     Уж на что моя жена терпеть не может военные фильмы, а этот смотрела не отрываясь. Я Сергею Урсуляку потом эсэмэску послал с письменным обещанием: если когда-нибудь будет что-то мое экранизировать (периодически возникают такие прожекты), я ни во что вмешиваться не буду. Никогда в жизни никакому кинематографисту такого не обещал.
     Думаю, это лучший отечественный телефильм за весь постсоветский период.


3. Про надоевшее, но неизбывное

alexzaharich
Интересная эволюция: 20 лет тому назад в России ругательным было слово "патриот", примерно с 2000-го года (пусть ошибаюсь - неважно) - слово "демократ", а нынче многие из российского "думающего сословия" хватаются за пистолет не при слове "нацист", а при слове "либерал". В чем, по-вашему, секрет такой лютой ненависти части современных российских... м-м... интеллигентов к либерализму и либералам? Ненависть ренегатов? Самоподкачка брутальности? Или какие-либо объективные и вполне разумные причины, мне неведомые? Я спрашивал об этом и лютого ненавистника либералов, и лютого либерала (причем, весьма известного публициста), но оба сразу начали брызгать слюной и кидаться ярлыками. Очень бы хотелось узнать ваше мнение по этому вопросу.


     По-моему, многие сегодня, ругая либералов, имеют в виду нечто, к реальному либерализму отношения не имеющее.  Давайте я буду говорить не за кого-то там, а за себя. Вот я по своим убеждениям – типичный либерал. Применительно к нашей стране это означает, в сущности, очень простую вещь: расстановку приоритетов. На протяжении всей российской истории государство давило человека, заставляло его подчинять свою жизнь диктату иерархической пирамиды, которую во имя торжественности именовало «Родиной», или «Партией», или «Царем-Батюшкой», или «товарищем Сталиным» или еще как-то. А либерал – это человек, который считает, что не человек должен служить государству, а государство должно обслуживать человека. Это главное. Прочее вписывается в эту систему взглядов. Она подразумевает и уважение к правам личности, и демократические свободы, и равенство перед законом, и толерантность ко всему нестандартному.
     Отлично знаю, что ярлыки могут раздражать и сбивать с толку. Поэтому некоторое время назад – члены нашего Собрания, вероятно, помнят – провел показательный эксперимент. Сначала выяснил, кто здесь считает себя либералом. Таковых получилось не очень много. А потом, не употребляя этого термина, я поставил на голосование согласие-несогласие с основными либеральными тезисами. И под этой программой подписались больше девяноста процентов.
     Так что вы почти все либералы, только называете это по-другому. Ну и ради бога, какая разница.

To whom it may concern

Те, кто не видел в кинотеатре или на диске экранизацию моего «Шпионского романа», поступили мудро. Завтра в 20.35 РТР покажет не куцую киношную, а полную телевизионную версию. Она вдвое длиннее и вдвое лучше.

1

В прокате фильм «Шпион», прямо скажем, не блеснул (всего лишь 700 тысяч зрителей), а мне он кажется вполне качественным, особенно на тусклом фоне современного отечественного кинематографа.  Говорю это безо всякого стеснения, поскольку в работе над картиной никак не участвовал, даже сценарий не писал.
         Режиссер-дебютант Алексей Андрианов, по-моему, молодец. И актеры тоже. Я бы с ними всеми, пожалуй, поработал еще.
         В общем, смотрите, хвалите, ругайте.


Белые амазонки (окончание)

Эту-то женщину вы почти наверняка знаете, а во времена моего детства, когда телесериалов было мало и каждый из них становился событием, ее знала вся страна. Правда, многие думали, что ротмистр Мария Захарченко из фильма «Операция «Трест»» - персонаж вымышленный или, по крайней мере, сценаристы нарочно подбавили «женщине с маузером» колорита.

1
Самая яркая роль фильма

А вот и нет. Реальная Мария Лысова-Михно-Захарченко-Шульц прожила жизнь еще более поразительную, чем героиня Людмилы Касаткиной. В кино, снятом к «пятидесятилетию великого Октября», всей правды про белогвардейскую подпольщицу, конечно, рассказать было невозможно, но чувствовалось, что авторы против воли восхищаются этим вроде бы отрицательным персонажем.
         Кстати говоря, написал про «пятидесятилетие октября» - и вздрогнул. Мальчишкой я смотрел тот фильм про чекистов и белых террористов как сказку про невозможно далекие времена. А ведь 1967 год от наших дней дальше, чем тогда был 1927-ой. «Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной» (И.Бродский).
         Но не буду отвлекаться.
         Юность у генеральской дочки Маши Лысовой была вполне заурядной для девушки ее круга. Пожалуй, единственная не совсем обычная деталь – страстная любовь к лошадям. Мария с детства была прекрасной наездницей. А так что ж? Закончила Смольный, годик поучилась в Швейцарии, в двадцать лет выскочила замуж за гвардейского офицера. Было это за год до начала мировой войны.
         Теперь сравните две фотографии.

2
Марии двадцать лет

3
Марии немногим за тридцать

Невозможно поверить, что это один и тот же человек. Между этими снимками всего одно десятилетие. Но какое…
         Что ж, давайте посмотрим, как из милой мадемуазель с хлыстиком получилась железная женщина с маузером.

Муж Марии, капитан Михно, в самом начале войны был смертельно ранен и скончался в госпитале, на руках у беременной жены (она родила три дня спустя).
         Проявив невероятное упорство, вдова – через великую княжну Ольгу Николаевну и  императрицу - добилась назначения в боевую часть (в прошлом посте я уже говорил, что для 1915 года это было совершенно исключительным событием). Оставив грудного младенца, она поступила в гусарский полк. Сначала сослуживцев раздражало ее присутствие, да и проку от горе-кавалеристки было мало. Ее «штатская» посадка не годилась для конного боя.  Но вольноопределяющаяся Михно была упряма и со временем постигла всю гусарскую науку.
         Первый георгиевский крест она получила за то, что ночью вывела отряд в германский тыл. Второй – за то, что, сама будучи ранена, вывезла из-под огня раненого товарища. Медаль «За храбрость» - за взятие пленного.
         Та война была хоть и суровой, но «по правилам». На следующей, Гражданской, правила отсутствовали, суровость превратилась в озверение, а пленных, даром что соотечественники, «пускали в расход». (Однополчане будут называть бывшую барышню с хлыстиком «бешеной Марией» за то, что она не брала красных в плен).
         К Деникину Мария добиралась долго и сложно. К этому времени у нее уже была другая фамилия, она вышла замуж за полковника Захарченко. Супруги раздобыли документы персидских подданных и поэтому попали в Добровольческую армию кружным путем,  через Персию.
         Мария воевала в уланском полку, которым командовал Захарченко. Как и ее первый муж, он умер в госпитале. Сама она тоже получила тяжелое ранение, была обморожена. Эвакуировалась вместе с остатками врангелевской армии. В общем, исполнила классическое белогвардейское «хождение по мукам» от точки до точки.
         В эмиграции другие офицеры устраивались таксистами, официантами, швейцарами. Мария хотела только одного: продолжать борьбу с красными.
         Она вступила в организацию генерала Кутепова, занимавшуюся подпольной и террористической деятельностью на территории Советской России.
         В 1923 году вместе со своим третьим (невенчанным) мужем лейб-егерским капитаном Радкевичем они пересекли эстонско-советскую границу и в последующие годы проделывали эти рискованные путешествия не раз.
         Вышло так, что «супруги Шульцы» оказались игрушкой в руках ОГПУ, которое в это время проводило многокомпонентную провокацию с кодовым названием «Трест». Принцип операции был позаимствован у царской Охранки, использовавшей двойного агента Азефа для контроля над террористами.
         Эта игра продолжалась не один год. В конце концов, в мае 1927 года, чекистская интрига была раскрыта. Подпольщиков немедленно начали арестовывать, но «Шульцы» сумели уйти в Финляндию.
         И сразу же после этого, вместо того чтоб благодарить судьбу за чудесное спасение,  Мария стала добиваться у руководства организации разрешения вернуться в СССР. Она чувствовала себя скомпрометированной, опозоренной, желала смыть вину кровью.
         Не прошло двух недель, как она и Радкевич вновь оказались на советской территории, но теперь поврозь – каждый вел собственную диверсионную группу. Никакого специального задания у них не было: они шли просто убивать чекистов.
         Радкевич отправился в Ленинград. Через два дня после перехода границы бросил бомбу в бюро пропусков ОГПУ. Долго уходил от погони. Был окружен. Отстреливался. Покончил с собой.

4
Георгий Николаевич Радкевич (1898—1927)

Своего третьего мужа Мария к этому времени уже разлюбила, у нее завелся новый спутник - Александр Опперпут (в фильме эту роль сыграл Донатас Банионис), вместе с ней державший путь на Москву. Я не уверен, что можно назвать романтическим словом «любовь» отношения тридцатилетней Марии с мужчинами. Полагаю, к концу жизни она разучилась любить (посмотрите в глаза женщины со второй фотографии). У людей, которые живут одной ненавистью, на другие чувства не остается душевных сил.
         Боевики попытались устроить взрыв в чекистском общежитии на Лубянке, но теракт сорвался.
         Уходили, разделившись: Опперпут одним маршрутом (и вскоре погиб в перестрелке), Мария и еще один офицер – другим.
         На них устроили гигантскую облаву с перекрытием железных дорог, прочесыванием лесов, мобилизацией армейских частей и даже местных жителей. Ротмистр Захарченко считалась самым опасным террористом белого подполья.
         Мария и 23-летний Юрий Петерс-Вознесенский угодили в ловушку близ Полоцка. Отбивались до последнего патрона. Точнее, до предпоследнего. Если верить фильму «Трест», Мария стреляла по-снайперски.
         Красноармеец, участвовавший в этом бою, так описывает последнюю минуту жизни белой Немезиды: «На противоположной опушке леса, в интервале между мишенями [перестрелка происходила на армейском полигоне], стоят рядом мужчина и женщина, в руках у них по револьверу. Они поднимают револьверы кверху. Женщина обращается к нам, кричит: — За Россию! — и стреляет себе в висок. Мужчина тоже стреляет, но в рот. Оба падают».

5
Сейчас она застрелится

Известно, что бывают люди, до такой степени пропитавшиеся войной, что они уже не могут остановиться. История жизни Марии Захарченко свидетельствует, что этой болезни бывают подвержены не только мужчины.