?

Log in

No account? Create an account

Категория: общество

Sticky Post

Литературные игры
borisakunin
Рассказываю про мою новую затею – проект «Осьминог».
Это такая литературная игра. Не всё ж нам мыкать беду и думать о хлебе.
Повесть «Сулажин» (привыкайте к новым словам) - интерактивная книга, существующая в виде приложения для мобильных устройств, то есть ее надо скачивать (это быстро и нетрудно).



Проект так называется, во-первых, потому что мне нравится это цепкое животное, плюющееся чернилами. А во-вторых, потому что у этой книги из одного тела растут восемь щупальцев-сюжетов.



Космополиты могут именовать такой разветвляющийся текст иностранным словом OctoBook, а патриоты – родным уху словом Восьмикниг. Сути это не меняет.
Не надо относиться к Восьмикнигу серьезно. Это, повторю еще раз, игра. Шутка.
Давайте объясню, как с "Осьминогом" плавать.

ВАШИ ДЕЙСТВИЯ (если, конечно, оно вам вообще надо):
1. Идете вот по этой ссылке http://osminogproject.com и попадаете на сайт проекта.
2. Гуляете там, осматриваетесь  и принимаете первое решение: скачивать или не скачивать.
3. Если скачали, получаете в качестве бонуса первую главу бесплатно. Она довольно страшная, но не пугайтесь. Дальнейший ход событий будет зависеть только от вас.
4. В конце первой главы приходит момент, когда нужно платить (плату, минимально допустимую в Апсторе). Предупреждаю сразу: тому, кто захочет пройти весь путь до конца, придется столкнуться с этим вымогательством еще дважды. Таковы жестокие законы капитализма.
5. Хорошенько прислушивайтесь к внутреннему голосу, прежде чем выбирать вариант.
Ибо «Сулажин» - не только литературная игра в жанры, но еще и психологический тест. В финале, исходя из принятых вами решений, вы получите заключение психоаналитика.


К этой справке тоже относиться всерьез необязательно.

Ветераны моего блога знают, что когда-то я уже затевал нечто подобное с интерактивной повестью о тайне Дятловского перевала. Кстати говоря, мы тогда прошли лишь по одной сюжетной ветке. Может быть, я допишу и остальные, переведя повесть в формат «октобука».
А продюсер проекта, компания e-book Applications LLC, обещает, что, если эксперимент читателям понравится, к нему подключатся и другие авторы.
В общем, развлекайтесь.



 

Как стать королем и привести свое королевство к процветанию
borisakunin


     Маленькие, депрессивные городки, в которых негде работать, нечем заняться, где  мухи дохнут на лету, откуда молодежь мечтает удрать куда глаза глядят, есть повсюду.
     Несколько лет назад британское издательство попросило меня поучаствовать в литературном фестивале, который проходил в Уэльсе, в городке с трехсложным названием Хэй-он-Уай (я о таком в жизни не слыхивал).
     Прилетел я в аэропорт города Ноттингем, тоже не бог весть какого мегаполиса, и потом ужасно долго, часа три или четыре, меня везли на машине куда-то в сельскохозяйственную тьмутаракань. Вокруг были одни коровы да поля-тополя. Я ехал и удивлялся: кому пришло в голову устраивать литературный фестиваль в такой глуши? Неужели мало нормальных городов?
     Город, точнее городок Хэй-он-Уай точно оказался ненормальным. Население 1900 душ. При этом на фестиваль съехалось 80 тысяч народу, так что гостиницы и кемпинги были забиты по всем окрестным деревням на много километров. Но ненормальность заключалась не в этом, а в том, что весь Хэй был оккупирован книжными магазинами и лавками. И открылись они не ради фестиваля. Они в этом странном месте существуют всегда. И городок из-за них, представьте себе, процветает.

Одни книги кругом


Магазин без продавцов: берешь книжку, деньги кладешь в ящик

     А началось всё с того, что в семидесятые годы здесь жил один чудак по имени Ричард Бут. Хэй-он-Уай в это время пребывал в глубокой депрессии, совсем загибался – с тех пор, как закрыли железнодорожную станцию, окно в большой мир.
     Бут был библиофилом и владел книжной лавкой. И ему пришло в голову – безо всяких на то оснований – объявить городок Хэй «книжным королевством», а себя он провозгласил книжным королем. Притом что население Хэя никакой особенной любовью к книгам и чтению не отличалось.

Его величество

     Каким-то образом Бут убедил муниципалитет и сограждан принять участие в этой странной затее. Открылось два десятка книжных (в основном букинистических) магазинов, а они, как вскоре выяснилось, обладают магическим свойством цивилизовать окружающее пространство. Рядом появляются славные тихие пабы, маленькие арт-галереи и антикварные лавки. Потом гостиницы. Вскоре в Хэй стали приезжать из всего Уэльса. В выходной день сесть всей семьей на машину и съездить в такое занятное место нетрудно за 50 и даже и за 100 километров, тем более что в уэльской провинции, как и в любой другой, развлечений немного. А потом возник литературный фестиваль, а потом к нему присоединился музыкальный...
     Ричард Бут из Хэя давным-давно уехал, а его дело живет и побеждает.

     Я вспомнил ту уже давнюю поездку на днях, когда заехал посмотреть на французский Бешерель, который тоже называет себя «Городом Книг». История Бешереля удивительно напоминает Хэй-он-Уайскую.
     Городишко совсем крохотный – семьсот с чем-то жителей. Четверть века назад был деревня деревней с населением меньше, чем в XVIII веке. Развалины замка, уныние, безработица. Картина «Всё в прошлом».
     Но среди местных жителей нашлись люди, знавшие про Хэйский эксперимент и решившие его повторить.
     Рецепт сработал. Появились букинистические магазины (их сейчас полтора десятка), потом кафе (не пабы, разумеется - это же Франция), потом книжные мастерские (переплетные, экслибрисные и так далее). Теперь Бешерель устраивает три книжных праздника в год. И процветает. Я заехал туда на полчаса, а не заметил, как пролетело полдня. Очень уж милый городок.

При подобном соотношении населения к количеству книжных магазинов, в Москве таковых насчитывалось бы 200 тысяч.
             
Книжный ресторан «Читающая корова»


     Похвастаюсь добытыми в Бешереле трофеями:

Записки графа де Бовуара о путешествии в Японию, давно их разыскиваю. Первое издание. 40 евро.

     Обнаружил на развале комплект литографий времен Первой империи про русский поход Великого Человека:

За эту «Березину» (50 х 70 см, состояние хорошее) взяли 50 евро и долго извинялись, что дорого.

. Вот  эта красота 1909 года, изображающая бой революционеров с полицией на подмосковной datcha, обошлась мне в целых 4 евро.
Теперь висит на стенке.

     Все-таки в книгах есть нечто мистическое, ей-богу. Они оживляют и облагораживают реальность.
     Дети городка Бешерель, как и городка Хэй, с ранних лет приучаются к чтению, а это значит, что, живя в глухомани, они видят перед собой весь мир.
     Вот вам чистейший пример сочетания приятного с полезным. А всего-то и нужно было, чтобы кто-то из местных загорелся красивой мечтой. Ну и, конечно, чтоб власти не мешали.  Если же будут помогать – вообще идеально.
     Эта формула кажется мне универсальным рецептом для провинциального оздоровления. Не только в Англии и Франции. Везде.


    Про книжки я стал вам рассказывать неспроста. Ухожу в трудовой отпуск, потому что заканчиваю две книги одновременно: роман-продолжение «Аристономии» и третий том «Истории». Так что на время расстаемся. Досуга для блога у меня сейчас не будет. Не скучайте и не ссорьтесь.  
    Хороших всем каникул, а мне пожелайте творческих успехов. Они жизненно необходимы.

Осторожно, двери закрываются. Следующая остановка…
borisakunin
     (Воспоминания ветерана)

     Сейчас, в очередную годовщину декабрьских митингов 2011 года, многие участники событий вспоминают то время. Кто-то осмысляет, кто-то объясняет, кто-то обвиняет. Никто не оправдывается. Попробую-ка восполнить эту лакуну я - буду оправдываться, то есть говорить не про других, а про себя: почему я поступал так, а не иначе. И что я об этом думаю сегодня.
     В сентябре 2011 года, после того, как тандем устроил свою простодушную «рокировку» и страна отнеслась к этому маневру без особого интереса, я сказал себе: ну, дальше ясно. Эволюционная лестница длинная, через ступеньки по ней не прыгают; запрос на демократию в России пока еще не созрел; видимо, стране придется пройти через этап пожизненной диктатуры Путина; здоровье у нацлидера лучше, чем у меня, и проживет он явно дольше.
     Сделал оргвывод - уехал, в настроении кислом, но в общем спокойном. Логика была очевидна. Большинство сограждан готово терпеть эту политическую систему, я – нет. Поэтому пускай большинство сограждан остается со своим Путиным, а я откланиваюсь, благо есть такая возможность. Писать тексты я могу где угодно.
     5 декабря 2011 года меня в Москве не было. Я толком так и не понял, как и почему на Чистых прудах произошло то, что произошло. Помню, испытал тогда два сильных чувства: изумление и радость. Я ошибся, ошибся! Всё лучше, чем мне представлялось! Людей, которые хотят жить в нормальной стране, много! Они пытаются что-то изменить, и не участвовать в этом стыдно.
     И я вернулся, и участвовал – в меру своих представлений о правильности. Не лез в лидеры движения, потому что не того поля  ягода, но много разговаривал с лидерами – убеждал, пытался влиять на их решения (не слишком успешно).
     Совершенно правы те, кто обвиняют меня  в соглашательстве и мягкотелости. Писатель Прилепин на какой-то французской дискуссии пенял: если б вы тогда повели нас на Кремль, я бы первый за вами пошел. (Не знаю, правда, что Прилепин делал бы в захваченном Кремле. Стрелял бы из Царь-пушки по Барвихе?). Но я не повел писателя Прилепина на Кремль. Единственный раз, когда я кого-то куда-то водил, вместе с другими литераторами,  – это «Писательская прогулка», цель  которой была тоже вполне соглашательская: привести полицию в разум, чтоб перестала гонять москвичей по бульварам собственного города.
     Я писал у себя в блоге раньше и повторю сейчас: я  махровый эволюционер, я враг революций, я контрреволюционер. Смысл всего «белоленточного движения», с моей точки зрения, состоял в том, чтобы оказывать  давление на авторитарный режим, заставлять его постепенно отказываться от авторитарности – сначала в оппозиционной Москве; потом в больших городах, где много среднего класса; далее – везде. Если получится, рассуждал я, то переход к демократии в России произойдет плавно и относительно безболезненно. Все останутся живы, здоровы и даже – кроме совсем уж отъявленных воров и мерзавцев -  на свободе.
     Честно признаюсь, меня не слишком напугало наступление реакции в 2012-2013 годах. Это был вполне предсказуемый откат. Я был уверен, что у режима в конце концов сработает инстинкт самосохранения и Кремль начнет отыгрывать обратно, поняв, что «закручивание гаек» - путь тупиковый.
     В декабре прошлого года, когда отпустили Ходорковского, девочек из «Пусси Райот», «гринписовцев», я с гордым видом говорил знакомым: ну вот, видите, а вы унывали. До небыстрого на мозги Путина наконец дошло, что это - единственная возможность спокойно состариться. Сейчас он покрасуется перед всем миром на Олимпиаде, потешится всеобщим вниманием - даром что ли 50 миллиардов просадил. Потом изобразит милосердие: в феврале выпустит «болотных», присудив им уже отсиженное. Дальше - выборы в Мосгордуму, на которых, скорее всего, победят демократы. И потихоньку двинемся. Со ступеньки на ступеньку, вверх.
     Но тут в Киеве скинули Януковича, и у российского правителя приключилась паническая атака. Он начал отыгрываться, все время повышая ставки, и заразил своей паранойей всю страну. Старинный сюжет про роль личности в истории. Если личность хреновая, то и стране хреново.
   
     Три месяца назад, тоже в сентябре, я опять уехал – с гораздо более тяжелым настроением, чем в 2011-м.
     С сознанием, что я всё делал не так. Я верил в то, во что верить не следовало. Я принимал желаемое за действительное. А белые ленточки хороши только на свадьбе…
     Можно, конечно, утешаться тем, что осенью 2011 года я всё себе объяснил правильно. На этой лестнице через ступеньки не прыгают; большинству россиян демократия пока до лампочки; пожизненная диктатура будет. Правда life span у этой пожизненности предвидится существенно более коротким, чем в 2011 году, но даже это меня не радует. Потому что три года назад гипотетический шанс на эволюцию был, а сейчас она - всё. Теперь только хардкор.
     К осторожности призывать поздно. Двери, собственно, уже закрылись.
     Остается лишь гадать, какой будет следующая остановка. Там развилка из трех станций, и  поезд может повернуть на любую.
     Станции называются «Лубянка», «Бирюлево» и «Площадь революции».
     С моей точки зрения, это как выбирать между четвертованием, сожжением на костре и расстрелом. При таком выборе я, разумеется, за расстрел.
     Правда, теоретически есть еще стоп-кран. Но только теоретически.


 

Спеша делать добро
borisakunin
         

1


     В нашем воспаленном обществе периодически разгораются яростные споры по поводу того, как может и как не может вести себя человек, занимающийся Хорошим Делом. Допустимо ли ради Хорошего Дела кривить душой, врать, заискивать перед властью, ходить на совет нечестивых и так далее. То ругались из-за Чулпан Хаматовой, теперь вот из-за Елизаветы Глинки.
     Скажу сразу: у меня тут твердой позиции нет. С одной стороны, ну давайте упрекнем Шиндлера за то, что он был членом фашистской партии. С другой – может, совсем уж на уши вставать необязательно, если, конечно, речь идет не о газовых печах? Всё зависит от конкретной ситуации и чувства меры.
     И еще одно - уже не про Чулпан и не про доктора Лизу, а в развитие темы.
     На прекрасном благотворительном поле зарыта одна мина, на которой иногда подрываются люди, по праву заслужившие всеобщее уважение и даже славу. Некоторые из этих праведников начинают думать, что служение Хорошему Делу позволяет им не держаться общепринятых этических норм, ибо ведь не корысти ради - и вообще: кто вы все такие, чтобы меня осуждать, когда я сделал и делаю столько хорошего?
     Хочу рассказать вам про одну выдающуюся женщину, которая ради Хорошего Дела зашла слишком далеко. Она мне почти как мать. Ну, то есть Борису Акунину. Именно с этой дамы, собственно, когда-то и начался весь проект.

Читать дальше...Свернуть )



 
 

Данди приехал в Ганди
borisakunin
     Все издеваются над «диванными» стратегами и политологами. По-моему, зря.
     Мы все уже который месяц находимся в стрессовом состоянии, думаем и говорим об одном и том же, ужасаемся, не верим своим глазам, пугаемся будущего. Наблюдать за происходящим молча, не пытаться предложить какой-то выход – именно это кажется мне сейчас противоестественным.
     Поэтому извините. Присоединюсь к числу «пикейных жилетов» и я. Посотрясаю воздух – хотя бы для саморазрядки.

     С марта 2014 года мир, в котором мы живем, кардинальным образом изменился к худшему и продолжает катиться в тартарары.
      Параметры катастрофы таковы:

- Россия снова, как раньше СССР, оказалась в конфронтации со всем миром, причем по сравнению с советскими временами в более жестких условиях: ни «братских республик», ни социалистического лагеря. Фактически Россия  находится в полной изоляции, превращается в  страну-изгоя.

- В Украине дела и того хуже. Там убивают и умирают; на востоке страны идет гражданская война. Жители Донецка и Луганска попали в совершенно трагическую ситуацию.

-  Крымчане, слава богу, не воюют, но и они пребывают в невыгодном, двусмысленном положении обитателей спорной территории.

     Самое депрессивное, что у всех ощущение непоправимости случившегося - дальше будет только хуже. Действительно, цугцванг: всякий шаг лишь ухудшает ситуацию.

     Неужели возврат к нормальности абсолютно, даже теоретически невозможен?
    Отчего же. Теоретически – вполне.
     Я собрал воедино все предложения, которые кажутся мне здравыми. Вот они:

1. Объявить территорию Донецкой и Луганской областей демилитаризованной зоной. Чтобы сепаратисты разоружились и ушли из органов власти, а Украина вывела свои войска.
     Ввести режим временного международного управления, хотя бы под эгидой ООН - на несколько месяцев, в течение которых  порядок поддерживали бы миротворцы, среди которых не должно быть ни российских, ни украинских солдат.
     За этот срок подготовить и провести нормальный референдум. Нормальный – это значит прозрачный, с открытыми дебатами, под квалифицированным международным наблюдением. Нужно спросить у людей – и дать им возможность без страха ответить: в Украине они хотят жить, в России или в собственном государстве. И объяснить, какие плюсы и минусы у каждого из этих вариантов.

2. То же самое, только без введения миротворцев, сделать в Крыму.
     Проблема крымского референдума в том, что никто кроме России его результатов не признал. Именно это, с точки зрения международного права, поражает крымчан в правах и будет создавать для полуострова огромные проблемы в будущем.
Крымчане хотят жить в России? Пусть продемонстрируют это убедительным для мирового сообщества и той же Украины образом: под международным наблюдением и без «вежливых людей» с автоматами. Разумеется, на период подготовки референдума должна быть гарантирована полная свобода агитации всех трех вариантов.

     Что может произойти в результате таких шагов?

- Не исключено, что Украина лишится, теперь уже и в юридическом смысле, части своей территории. Но нужно ли жить в одной стране с людьми, которые этого категорически не хотят?
     Или хотят?  Убедите их, что с Украиной им лучше. Честный референдум – это честный референдум. Как он решит, так и будет.

- Россия выберется из ямы, в которую она так стремительно катится. Санкции закончатся, международное сотрудничество восстановится. Телезрителей можно будет не зомбировать украинофобской пропагандой, которая опасна для психики и общественного здоровья.

- Жители Луганска, Донецка и Крыма уж точно окажутся в выигрыше.

- А главное – перестанут греметь выстрелы и не будет литься кровь.

    Пожалуйста, не объясняйте мне, что всё это маниловщина и ничего подобного не случится. Сам знаю. Просто захотелось выговориться.

Российские травмы. Опрос-3
borisakunin
    Результаты предыдущего опроса впечатляют. Я и не думал, что такая высокая доля читателей (больше шестидесяти процентов) имеют родственников, пострадавших от сталинских репрессий.
    И все же самым тяжелым потрясением последнего столетия для России, видимо, была Отечественная война, точное количество жертв которой до сих пор не подсчитано, причем разница в оценках идет на миллионы.
Николай Никулин, автор солдатских воспоминаний, которые многие из вас называли, когда мы здесь обсуждали лучшие военные книги (сам я никулинские мемуары, безусловно честные, не люблю - очень уж они беспросветны), делает из своего фронтового опыта выводы, от которых мороз по коже. Никулин долго находился в одной из самых чудовищных мясорубок, под Погостьем, на Ленинградском фронте. Он  пишет, как месяц за месяцем происходил геноцид нации:  погибали лучшие, выживали худшие. «Если  у него [командира] болит душа и есть совесть,  - пишет мемуарист, - он сам участвует в бою и гибнет.  Происходит своеобразный естественный отбор.  Слабонервные и чувствительные не выживают. Остаются жестокие, сильные личности, способные воевать в сложившихся условиях. Им известен только один способ войны – давить массой тел. Кто-нибудь да убьет немца». «На войне особенно отчетливо проявилась подлость большевистского строя. Как в мирное время проводились аресты и казни самых работящих, честных, интеллигентных, активных и разумных людей, так и на фронте происходило то же самое, но в еще более открытой, омерзительной форме».
    Прогноз этого на всю жизнь травмированного войной человека страшен: «Надо думать, эта селекция русского народа – бомба замедленного действия:  она взорвется через несколько поколений, в XXI или XXII веке, когда отобранная и взлелеянная большевиками масса подонков породит новые поколения себе подобных».
    Соглашаться с этим мрачным пророчеством –  значит, записывать в «подонки» и самих себя.  Я к этому не готов. Вы, я надеюсь, тоже. Как мне кажется, жизнь устроена таким удивительным образом, что, когда рождаются новые поколения,  в них мистическим образом воспроизводится примерно одно и то же соотношение шкурников и альтруистов, трусов и храбрецов, мерзавцев и праведников. Или нет? Может быть, качество нации от тяжелых травм действительно ухудшается? Это опять тема для отдельного долгого разговора.
    Пока же давайте посмотрим, много ли  здесь тех, у кого война не отобрала никого из прямых (подчеркиваю) предков.  (Если считать двоюродных-троюродных, то, наверное, получится вся страна). У меня, например, из родственников погибли дядя (примерно в тех местах, где воевал Николай Никулин) и двоюродный дядя (под Сталинградом), так что я отмечусь во второй категории.

1
  

Опрос #1975488 Вторая мировая война

Погиб ли (пропал без вести) на войне кто-то из ваших прямых предков: родители, (пра)дедушки или (пра)бабушки?

Да
1694(48.8%)
Нет
1659(47.8%)
Не знаю
116(3.3%)



Про «человека команды» и про «оставить в покое». (Из «Почтового ящика»)
borisakunin
     В «Почтовом ящике» много вопросов про Крым и Украину, но я на эти темы уже высказывался, добавить особенно нечего. Да и вы эту болезненную тему обсудили весьма подробно – больше трех тысяч комментариев.
     Поэтому я выбрал для подробного ответа два вопроса – тоже политических, но более общего порядка. На остальные – ответы  в ящике.

degtayr
Дорогой ГШ, в связи с последними событиями (Крым, Дождь и т.п), хочу вам задать следующие вопросы:
1. Вы идентифицируете себя как члена определенной команды (неформальной конечно же)? Части оппозиции например. Или вы всегда сам по себе и ваши действия и высказывания всегда независимы?
2. Если вы член команды (или были бы им), то до какой степени вы готовы поддерживать команду, если ваши взгляды идут, если не в разрез , то не в том ключе , что у всей команда? Готовы ли вы отстаивать свою точку зрения в команде или подчинитесь призыву большинства?
3. Как вы считаете, если один или несколько членов команды делают заявления, с которыми вы не согласны, то достаточно их не поддержать (промолчать) или необходимо публично "откреститься" от таких заявлений?
4. Что для вас важнее дружба или ваша позиция?


     На эти вопросы не так просто ответить. Ну, кроме первого. Я не член никакой команды, я не связан обязательствами или упаси боже «партийной дисциплиной». Во времена «Оргкомитета» (первых болотно-сахаровских митингов) и «Лиги избирателей» - да, чувствовал себя членом команды, и это было не самое комфортное ощущение.
     Сейчас я сам по себе. И когда я говорю или делаю что-нибудь, так сказать, «общественное», то руководствуюсь только внутренним чувством правильности. Или ощущением, что отмолчаться по данному поводу тоже было бы поступком, причем малодушным.
     Безусловно, есть люди, позицию которых я разделяю. Среди них есть и такие, кто мне симпатичен по своим человеческим качествам. Но если завтра мы в чем-то разойдемся, я не буду их поддерживать только из-за личной симпатии. Меня в политике интересуют не личности, а программы и платформы. Если столкнутся неприятный мне человек, который отстаивает правильные (с моей точки зрения) идеи, и человек приятный, но в политическом смысле вредный (опять-таки, на мой взгляд), я безусловно буду поддерживать первого. Вот почему меня так бесит идиотский вопрос «Кто если не Путин?». Не «кто», а «что»: честные выборы, разделение властей и неподцензурная пресса (эта нехитрая комбинация называется «демократия»). Хватит уже подстраиваться под лидеров, это свидетельство незрелости общества.
     Насчет несогласия с союзниками или единомышленниками. Бывают моменты, когда невозможно устраивать внутренние разбирательства. Например, сейчас, когда на российскую демократическую оппозицию обрушился весь этот селевой поток воспаленного национализма, имперской истерики, нетерпимости, ксенофобии, кликушества. Сейчас надо помогать друг другу, беречь друг друга, поддерживать тех, кто оказался под ударом. Доспорим потом, когда ситуация нормализуется. Боюсь только, это будет еще не скоро.


ad_lich
Григорий Шалвович, в одном из последних постов вы отметили, что "Наше общество сегодня делится на две части. К первой, многочисленной, относятся люди, которые довольны российской жизнью или недовольны, но считают, что плетью обуха не перешибешь. Мне, честно говоря, эта часть, пускай она в явном большинстве, не очень интересна". В связи с этим у меня есть вопрос: почему бы не оставить Россию такой, какая она есть, если сложившийся в ней уклад жизни подходит большинству российских жителей? Если перемены случатся, как будет себя чувствовать то самое большинство, которое на данный момент жизнью в России довольно? Для несогласного меньшинства границы открыты и выбор есть. Сразу оговорюсь, что я отношусь к несогласному меньшинству. И я понимаю, к чему может привести путинская политика, точнее, уже привела. Но я пытаюсь посмотреть на ситуацию с точки зрения тех людей, которых всё устраивает. Например, коррупция в высших учебных заведениях позволяет молодым людям со средними способностями получить диплом о высшем образовании и даже титр кандидата наук. И они счастливы, что у них есть такая возможность. У них есть мечты, амбиции и удивительное место под названием Россия, которое может им помочь эти мечты осуществить. Почему бы не оставить этих людей с их мечтами в покое, если их большинство?

     В этой связи у меня возникают вопросы.

     1. А их точно большинство, тех, кому нравится путинская Россия? Как это проверить? Опросам, извините, не верю. Особенно в полицейском государстве, когда многие отвечают не то, что думают. Ну вот представьте себе ситуацию. Подходит к вам на улице молодой человек с опросным листом и спрашивает: «Вы поддерживаете или не поддерживаете Путина (присоединение Крыма, Восточной Украины и т.п.)?». А черт его знает, кто он на самом деле, этот молодой человек. И на кой вам нужны лишние неприятности?

     2. Если даже там большинство – эти люди правильно и достаточно информированы? Знают ли они, что можно жить и по-другому? Без грязи, без коррупции, без тотальной брехни? С нормальным социальным обеспечением, с нормальными социальными лифтами, с нормальной полицией, нормальными депутатами, нормальными судами? А если не знают, то насколько прочно их одобрение?

     3. Но ладно. Пускай люди демократических взглядов у нас в меньшинстве.
     А вдруг их все равно много? Миллионы или даже десятки миллионов?
     А что если это люди, чей уровень образования и информированности выше, чем у «большинства»?
     Вот возьмите человеческое тело: большинство массы там занимает не голова и тем более не головной мозг, правда?

     Ну а насчет того, чтобы «оставить в покое» – такое искушение, честно скажу, периодически возникает. Но как-то стыдновато. Три вопроса с неочевидными на них ответами мешают.

     И, может быть, вообще все не так страшно, как кажется? Режим-то вороватый, жирноватый, трусоватый. Надолго ли его хватит?

     Поглядишь – ужас-ужас:
1

А присмотришься:
Читать дальше...Свернуть )

Истребление мужчин
borisakunin
     Войны делятся на две категории. Первая – войны зверские, преступные. Там убивают мирное население, не щадят женщин, стариков и детей. Вторая категория – так называемые цивилизованные войны, которые ведутся «по правилам». Это означает, что убивают только военных, а если под пулю или бомбу попадают штатские или женщины с детьми, то это ненарочно.
     Я сейчас, в связи с изучением походов Чингисхана, углубился в жуткую, но захватывающую материю - сравнительную статистику потерь в ходе самых кровопролитных войн человеческой истории…
     (Не могу удержаться, сделаю маленькое отступление. А вы знаете, что Руси во время монгольского нашествия, можно сказать, страшно повезло? Как раз накануне Великого Западного похода Бату-хана монголы сильно поумнели. Раньше на чужих землях они резали всех подряд,  кто поценнее – угоняли в рабство. А тут мудрые китайские советники подсказали, что покоренные народы выгодней не уничтожать поголовно, а облагать данью и поборами. Зачем резать курицу, несущую яйца? Мысль показалась монголам необычной, но интересной. Поэтому Русь во время страшных событий 1237-1240 годов потеряла – по разным оценкам – «всего» от 5 до 8 процентов населения. Могла же вообще превратиться в пустыню,  как, например, цветущее Хорезмское царство двадцатью годами ранее. И не было бы сегодня никакой России).
    Но возвращаюсь к предмету. Как со мной часто бывает, начав читать книжки по нужной теме, я от нее довольно далеко укатился. От истории геноцидов (уничтожение целого народа) перешел к истории андроцидов (уничтожение только мужчин).  Меня заинтересовал вопрос:  на какой из войн погибло больше всего мужчин, причем мужчин вооруженных, то есть не жертв, а активных участников побоища? Есть теория, согласно которой войны - нечто вроде эпидемий, время от времени поражающих  психику "сильной" половины человечества и побуждающих ее к самоистреблению. Так вот: какой из этих патологических всплесков был самым радикальным?
     Вы, наверное, предположите, что наибольший процент мужчин потеряли СССР или Германия во время Второй мировой войны.
     И ошибетесь.
     Наихудший, ни с чем не сравнимый андроцид произошел в ходе одной локальной, никому у нас не интересной войны девятнадцатого века  - между Парагваем и коалицией Бразилии, Аргентины, Уругвая.
     Не буду утомлять вас изложением причины и подробностей этого странного конфликта. Странного – потому что маленький Парагвай (чуть больше полумиллиона человек) сам бросил вызов трем странам, суммарное население которых было по крайней мере в двадцать раз больше.
     Виновником кровопролития был парагвайский наследственный президент Франсиско Солано Лопес (1827 – 1870).

1


     Этот толстячок в 18 лет был генералом, в 28 лет вице-президентом, а после папиной смерти стал полновластным диктатором. С началом войны он еще назначил себя и маршалом, а как же без этого.
      Не думайте, пожалуйста, что это была какая-то латиноамериканская оперетка: сомбреро, пампасы, мустанги. Война шла современная - с тяжелой артиллерией, инженерно-фортификационными сооружениями и броненосными эскадрами. Солдаты гибли сотнями тысяч.

2
Всё в дыму, поле завалено трупами

     У полоумного диктатора не было ни одного шанса на победу, но он упорно бился  до тех пор, пока в стране вообще оставались мужчины. Представителей сильного пола забирали в армию всех поголовно. Когда кончились взрослые, Лопес стал отправлять на фронт мальчиков. Под самый занавес уже и восьмилетних. Для солидности и устрашения врага им прицепляли фальшивые бороды.

3
Парагвайские рекруты последнего этапа войны

          В конце концов Лопес погиб в бою, но, к сожалению, слишком поздно – через шесть лет после начала войны.

4
Эх, пораньше бы

     За эти годы лишились жизни – внимание! – девяносто процентов парагвайских мужчин. В момент заключения мира их осталось только 28 тысяч. Включая младенцев.
     Парагвай надолго превратился в страну женщин. Даже на рубеже ХХ века, то есть тридцать лет спустя, женского населения здесь было в семь или восемь раз больше, чем мужского, и поэтому широко практиковалась полигамия.
   
     Мужчин, конечно, жалко, но еще жальче женщин. Зачем только природа вынуждает их, таких добрых, разумных, милосердных, иметь дело с нами, идиотами.

     P.S. Между прочим, в Парагвае кровавый маньяк Лопес считается главным национальным героем. Что-то это мне напоминает...

 

Эффект Голема
borisakunin
     В России происходят важные и безусловно позитивные события. Люди, которых мир считает политзаключенными, один за другим выходят на свободу. Сначала несколько амнистированных «болотных», потом девочки из «Пусси Райот», потом гринписовцы, Михаил Ходорковский, теперь вот Платон Лебедев. Надеюсь, выпустят и остальных - потому что, если их не выпустить, пропадет весь эффект.
     Одни говорят, что это предолимпийские маневры и в марте снова начнутся репрессии. Другие говорят, что это долгожданный переход от политики запугивания к гражданскому диалогу. Не знаю, кто прав. Надеюсь на второе. Может быть, украинские события наконец донесли до путинского сознания простую истину: нельзя бесконечно закручивать гайку – может сорваться резьба.
     Очень плохо и стыдно, что настоящее и будущее России до такой степени зависят от одного человека. Это свидетельствует не столько о его силе, сколько  о слабости гражданского общества. Однако факт остается фактом: мы все - заложники процессов, происходящих (или буксующих) в сознании правителя.
     И сознание это нам суждено анализировать еще бог знает сколько времени. Вся страна потихоньку стала коллективным психоаналитиком, специализирующимся на внутреннем мире  одного-единственного пациента.
     Что ж, попробую поставить диагноз и я. Я ведь, как и вы, тоже наблюдаю пациента П. уже пятнадцатый год.

     Я не думаю, что Путин правит так, как он правит, потому что хочет любой ценой удержаться у власти.
     Я не думаю, что цель Путина - побольше нахапать для себя и своих друзей.
     Мне кажется, что этот человек, вознесенный наверх случайными обстоятельствами и оставшийся там, наверху, из-за обстоятельств неслучайных, установил недемократический и, прямо скажем, хамский способ правления, по другой причине.
    Просто у него такая картина мира.

     Попытаюсь ее реконструировать.
     Я полагаю, что Путин вовсе не является заклятым врагом демократии и, вероятно, не станет спорить, что в некоторых странах этот принцип государственного устройства неплохо работает. Однако Путин, видимо, уверен, что для России в ее нынешнем состоянии демократия не подходит, потому что народ не дорос. Когда-нибудь в будущем, очень возможно, дорастет. Но сначала пускай научится дисциплине, ответственности, законопослушанию (а также мыть руки перед едой и чистить зубы по утрам). Полагаю, что, по путинскому представлению, страна наша – средней паршивости, качественный уровень населения на троечку с минусом, а так называемая элита продажна, беспринципна, ради места у кормушки готова хрюкать и бегать на четвереньках, и всякий русский, дай ему кусочек власти, непременно начнет воровать – поэтому коррупция неизбежна, как утреннее похмелье, и нужно лишь, чтоб всяк чиновник воровал в меру, по чину, не зарывался. Россиянам только дай подлинную демократию – они наворотят дел. Навидались в девяностые, знаем. Опять распояшутся олигархи, бандиты, местные князьки. Шахтеры застучат касками по рельсам. Парламентарии в Думе будут бить друг другу морду на потеху всему миру. Автономии потребуют независимости. И рухнет держава. Одним Владимиром Владимировичем и держится, сволочи вы неблагодарные.
     Как-то примерно так, я думаю, видит правитель Россию из своей Барвихи. Поэтому и обкорнал все ветви власти кроме исполнительной, превратил выборы в фикцию, давит ростки гражданского общества и так далее. Он уверен, что с нами иначе нельзя.

2
А потому что демократия детям не игрушка.

     Кто-то из вас сейчас говорит себе: но ведь это правда, так и есть (а некоторые, возможно, даже согласятся, что всё держится на одном Владимире Владимировиче).
     Тогда позвольте спросить: вы знаете, что такое «эффект Голема»?   
     Ну, кто такой Голем, вы помните: глиняный франкенштейн, не имеющий собственной воли и делающий то, что прикажет хозяин. А «эффект Голема» - это психологический термин, который означает, что, если быть о человеке низкого мнения и постоянно это демонстрировать, человек будет вести себя всё хуже.

3
          
     «Эффект Голема» действует и в масштабах целого общества - уже как социологический закон. Если правительство дает понять населению: ты  быдло и самоуправления не заслуживаешь; ты  воровское отродье, я тебя насквозь вижу; тебе можно врать в глаза, и ты проглотишь; у тебя нет чувства собственного достоинства, так что не изображай из себя цацу, – то в стране установятся соответствующие правила поведения. Преимущество получат люди скверного качества, органично вписывающиеся в такую систему координат. Быть же приличным человеком станет невыгодно, а то и опасно.
     Главная моя претензия к Владимиру Путину заключается в том, что он ввел бесстыдство, вранье и коррупцию  во всероссийскую норму. Этот правитель объективно ухудшает качество нации, развращает ее, подвергает «эффекту Голема».
     Любая власть, даже самая что ни на есть авторитарная, может изменить не столь уж многое. Ей так или иначе приходится приспосабливаться к объективным экономическим, социальным и политическим обстоятельствам. Немного ускорить или немного затормозить эволюцию – вот и всё, что может власть, а если слишком ускоряет или слишком тормозит, ее свергают.
     Но что точно могут и даже обязаны делать правители, - это, во-первых, подавать пример достойного поведения, а во-вторых, создавать в обществе атмосферу, в которой стимулируются и поощряются не худшие, а лучшие человеческие качества: честность, гражданственность, милосердие, уважение к закону, предприимчивость, трудолюбие. Я, как это часто со мной случается, опять излагаю азбучные истины, но в сегодняшней России нам приходится заново учить буквы алфавита и напоминать себе: черное выглядит вот так, а белое – вот так.

4
Учим азбуку: «Мы-не-ра-бы, ра-бы-не-мы».

     Между прочим, для правления, которое улучшает качество населения, потому что относится к людям с уважением и доверием, тоже есть социологический термин: «эффект Пигмалиона».
     Может, кто-нибудь уже опробует  его действие на россиянах? Уверен, что результаты, как говорится в рекламе, нас приятно удивят.

Помнить героев
borisakunin
     Читатели этого блога знают, что одним из главных пороков я считаю короткую память – когда люди пренебрегают прошлым, забывают долг благодарности, не помнят героев. «Забытый герой» – вот словосочетание, от которого у меня в сердце вонзается заноза.
     И как же здорово, когда благодарность надолго переживает того, кто совершил подвиг или сделал что-то очень хорошее.      Особенно, если герой не имеет потомков и не используется  политиками для какой-нибудь пропаганды.
     Именно про такого и хочу вам сегодня рассказать.
     Начну с детской фотографии моего героя:

Читать дальше...Свернуть )