Category: политика

Как я провел лето

Давно здесь не появлялся.
По двум причинам. Первая, наверное, - главная.
Вести блог, как я это делал последние несколько лет, стало невозможно. Изменилось время, изменилась жизнь, изменился страна, изменилась общественная атмосфера, я тоже изменился. Я имею в виду даже не то, что уже год живу вне России (во времена интернета это мало что меняет для пишущего человека), а просто есть ощущение, что как было раньше, теперь невозможно.
Тексты, которые я размещал в своем блоге, делились на три категории: развлекательные околоисторические байки; что-то общественно-политическое; новости про мою литературную работу.
Развлекать вас занимательными историйками я больше не могу – не то настроение. Я всё время нахожусь в предчувствии надвигающейся беды, а многое скверное уже и случилось.
Писать о политике нет желания. Да и смысла. Все вы – все мы – так или иначе для себя давно определили, что нам нравится и что не нравится, кто хороший и кто плохой. Аргументы многократно изложены. Кого не сумел убедить – уже не смогу. Любой пост на политическую тему порождает лишь брань и еще больше распаляет вражду.
Думаю, что времена политики в России закончились. Не навсегда, конечно, а до поры до времени. Во всяком случае, словами на этом этапе уже ничего не изменишь. Камень сорвался, покатился под гору, набирая скорость. Не остановишь.
Таким образом из трех тем у меня осталась только одна – литература.
Ею я все лето (а собственно весь год) и прозанимался – вот вторая причина моего молчания. Никогда прежде я столько не работал. Отличное, просто-таки безотказное наркотическое средство. Рекомендую всем.
Впредь я буду писать у себя в блоге редко. Главным образом – когда появятся какие-нибудь книжные известия.
Сегодня они есть.

Во-первых, я сдал в издательство  3 том моей «Истории Российского государства». Выйдет он не очень скоро, потому что многое еще нужно сделать: редактура, иллюстрирование, научное рецензирование, аудиовариант, электронные варианты и т.п. Но моя авторская работа в общем и целом закончена.

Кстати говоря, продолжает развиваться «Библиотека ИРГ», в которую я собираю лучшие (на мой вкус) книги по отечественной истории. Кому это интересно – посматривайте в магазинах.
Синий цвет – домонгольский период; желтый – ордынский. Скоро прибавится третий цвет, черный, в цвет опричного кафтана
.

А через несколько дней, 11 сентября, в хороший день Великого Спокойствия, выбранный мной по буддийскому календарю, выходит роман «Другой Путь», который я писал три года, делая большие перерывы. Это продолжение «Аристономии», то есть не беллетристика, а чтение медленное и скучное.
Подробнее о новом романе расскажу в следующем посте, в пятницу.
 

После Путина

     Я сейчас все чаще думаю не о том, какие еще испытания России придется пройти при Путине (об этом пишут многие; варианты более или менее понятны), сколько о том, какую кашу придется расхлебывать потом.
     Конечно, очень многое будет зависеть, во-первых, от того, сколько еще времени продержится режим, и во-вторых (в главных), как он сменится: бескровно или кроваво, и если, не дай бог, второе - до какой степени кроваво. Чем дольше продлится агония и чем травматичней будет кончина, тем больше достанется проблем обновленному государству и тем эти проблемы будут запущенней.
     В плохом варианте неизбежны экономический коллапс, гиперинфляция и огромный внешний долг (уже протратившись, режим будет до последнего занимать деньги, чтобы отсрочить социальный взрыв). Но даже если судьба сжалится над Россией и режим сменится скоро и бескровно, тяжелых проблем будет очень много. Полагаю, мы про них еще поговорим, пока же хочу обсудить с вами четыре, самые трудные и к тому же не гипотетические, а уже оформившиеся.

1. Понятно, что «нефтегазовая» экономика в любом случае, даже без западных санкций, страну содержать больше не может. А ни времени, ни денег на создание иной модели уже нет. Десять с лишним «тучных» лет и огромные экспортные доходы потрачены впустую.

2. Будет очень трудно выходить из восточно-украинского кризиса. Проблема не решится просто прекращением военной, пропагандистской и экономической поддержки  сепаратистов. Там, в Донецкой и Луганской областях, живет много обыкновенных людей, которые сейчас находятся в тяжелой ситуации, а попадут в ситуацию ужасную. Фактически – в заложники к вооруженным формированиям, которым будет некуда деваться и нечего терять.

3. Крымская проблема. Забрали эту территорию по-воровски, на гоп-стоп. Однако  просто так взять и «отдать» не получится. Не потому что жалко отдавать, а потому что Навальный прав: это не бутерброд. Там живут люди, у них есть свои желания и права. Как им скажешь: всё, с завтрашнего дня вы уже не наши, выкарабкивайтесь сами? Придется решать этот вопрос совместно с Украиной и с учетом воли крымчан, у которых в кризисной ситуации наверняка начнутся серьезные внутренние раздоры.

4. Конечно, будет проблема с Кадыровым, который, пользуясь привилегированным положением, очень укрепился в своей вотчине. Этот-то, судя по его нынешней активности, уже вовсю готовится к жизни после Путина. И по-видимому, Чечней ограничиваться не намерен – похоже, что метит в лидеры всего Северного Кавказа. Как вам перспектива феодально-шариатского государства у южных границ? Мне – не очень.

     Сейчас нет смысла говорить, что во всех этих бедах виноват сам Путин, причем, если в первом случае он просто бездействовал, то три следующие проблемы – прямое следствие его решений и действий. Когда режим развалится, Путин окажется виноват вообще во всем на свете, это уж как водится.  Но не о том речь и не ругайте здесь Путина, это непродуктивно. Давайте лучше поговорим про то, как лечить вот эти четыре конкретные болезни. Ведь придется, никуда не денешься.

     Прежде чем приступим к обсуждению, хочу предупредить: путинисты, вы на эту дискуссию не приглашаетесь. Вы же верите в мудрость своего кумира? Значит, вам тревожиться не из-за чего. А устраивать здесь свары я не позволю. Буду банить.
     Те, кто считает, что этих проблем не существует, не пишите мне про это – просто отдохните.
     На сей раз комменты - только для идей и предложений по заявленной теме. Желательно – конструктивных.
     Что будем делать?

Осторожно, двери закрываются. Следующая остановка…

     (Воспоминания ветерана)

     Сейчас, в очередную годовщину декабрьских митингов 2011 года, многие участники событий вспоминают то время. Кто-то осмысляет, кто-то объясняет, кто-то обвиняет. Никто не оправдывается. Попробую-ка восполнить эту лакуну я - буду оправдываться, то есть говорить не про других, а про себя: почему я поступал так, а не иначе. И что я об этом думаю сегодня.
     В сентябре 2011 года, после того, как тандем устроил свою простодушную «рокировку» и страна отнеслась к этому маневру без особого интереса, я сказал себе: ну, дальше ясно. Эволюционная лестница длинная, через ступеньки по ней не прыгают; запрос на демократию в России пока еще не созрел; видимо, стране придется пройти через этап пожизненной диктатуры Путина; здоровье у нацлидера лучше, чем у меня, и проживет он явно дольше.
     Сделал оргвывод - уехал, в настроении кислом, но в общем спокойном. Логика была очевидна. Большинство сограждан готово терпеть эту политическую систему, я – нет. Поэтому пускай большинство сограждан остается со своим Путиным, а я откланиваюсь, благо есть такая возможность. Писать тексты я могу где угодно.
     5 декабря 2011 года меня в Москве не было. Я толком так и не понял, как и почему на Чистых прудах произошло то, что произошло. Помню, испытал тогда два сильных чувства: изумление и радость. Я ошибся, ошибся! Всё лучше, чем мне представлялось! Людей, которые хотят жить в нормальной стране, много! Они пытаются что-то изменить, и не участвовать в этом стыдно.
     И я вернулся, и участвовал – в меру своих представлений о правильности. Не лез в лидеры движения, потому что не того поля  ягода, но много разговаривал с лидерами – убеждал, пытался влиять на их решения (не слишком успешно).
     Совершенно правы те, кто обвиняют меня  в соглашательстве и мягкотелости. Писатель Прилепин на какой-то французской дискуссии пенял: если б вы тогда повели нас на Кремль, я бы первый за вами пошел. (Не знаю, правда, что Прилепин делал бы в захваченном Кремле. Стрелял бы из Царь-пушки по Барвихе?). Но я не повел писателя Прилепина на Кремль. Единственный раз, когда я кого-то куда-то водил, вместе с другими литераторами,  – это «Писательская прогулка», цель  которой была тоже вполне соглашательская: привести полицию в разум, чтоб перестала гонять москвичей по бульварам собственного города.
     Я писал у себя в блоге раньше и повторю сейчас: я  махровый эволюционер, я враг революций, я контрреволюционер. Смысл всего «белоленточного движения», с моей точки зрения, состоял в том, чтобы оказывать  давление на авторитарный режим, заставлять его постепенно отказываться от авторитарности – сначала в оппозиционной Москве; потом в больших городах, где много среднего класса; далее – везде. Если получится, рассуждал я, то переход к демократии в России произойдет плавно и относительно безболезненно. Все останутся живы, здоровы и даже – кроме совсем уж отъявленных воров и мерзавцев -  на свободе.
     Честно признаюсь, меня не слишком напугало наступление реакции в 2012-2013 годах. Это был вполне предсказуемый откат. Я был уверен, что у режима в конце концов сработает инстинкт самосохранения и Кремль начнет отыгрывать обратно, поняв, что «закручивание гаек» - путь тупиковый.
     В декабре прошлого года, когда отпустили Ходорковского, девочек из «Пусси Райот», «гринписовцев», я с гордым видом говорил знакомым: ну вот, видите, а вы унывали. До небыстрого на мозги Путина наконец дошло, что это - единственная возможность спокойно состариться. Сейчас он покрасуется перед всем миром на Олимпиаде, потешится всеобщим вниманием - даром что ли 50 миллиардов просадил. Потом изобразит милосердие: в феврале выпустит «болотных», присудив им уже отсиженное. Дальше - выборы в Мосгордуму, на которых, скорее всего, победят демократы. И потихоньку двинемся. Со ступеньки на ступеньку, вверх.
     Но тут в Киеве скинули Януковича, и у российского правителя приключилась паническая атака. Он начал отыгрываться, все время повышая ставки, и заразил своей паранойей всю страну. Старинный сюжет про роль личности в истории. Если личность хреновая, то и стране хреново.
   
     Три месяца назад, тоже в сентябре, я опять уехал – с гораздо более тяжелым настроением, чем в 2011-м.
     С сознанием, что я всё делал не так. Я верил в то, во что верить не следовало. Я принимал желаемое за действительное. А белые ленточки хороши только на свадьбе…
     Можно, конечно, утешаться тем, что осенью 2011 года я всё себе объяснил правильно. На этой лестнице через ступеньки не прыгают; большинству россиян демократия пока до лампочки; пожизненная диктатура будет. Правда life span у этой пожизненности предвидится существенно более коротким, чем в 2011 году, но даже это меня не радует. Потому что три года назад гипотетический шанс на эволюцию был, а сейчас она - всё. Теперь только хардкор.
     К осторожности призывать поздно. Двери, собственно, уже закрылись.
     Остается лишь гадать, какой будет следующая остановка. Там развилка из трех станций, и  поезд может повернуть на любую.
     Станции называются «Лубянка», «Бирюлево» и «Площадь революции».
     С моей точки зрения, это как выбирать между четвертованием, сожжением на костре и расстрелом. При таком выборе я, разумеется, за расстрел.
     Правда, теоретически есть еще стоп-кран. Но только теоретически.


 

Во субботу, день ненастный. (Отвечаю на вопросы)

     Естественно, много вопросов о том, как я оцениваю последние события на юго-востоке Украины и о том, что, по моему мнению, будет со всеми нами дальше.
     Отвечу разом. И в комментах повторяться, а также углубляться в детали не буду.
  
     Я хожу сейчас по московским улицам, смотрю на людей, слышу обрывки разговоров (дача, первое сентября), и накатывает жуть. Не видят, не хотят знать, не задумываются.
     Люди не виноваты. У них своя жизнь, свои обычные заботы. Но слепота, безмыслие и равнодушие в такие моменты истории дорого обходятся.
     Мою страну ждут тяжелые испытания. Наверное, даже более тяжелые, чем те, через которые проходит сейчас Украина.
     Вот как я оцениваю последние и непоследние события. И вы не представляете, как мне хотелось бы ошибиться.

al_kesta
ГШ, почему вы не эмигрируете? Что вам здесь нравится, или важно для вас, или полезно - что держит? Что вызывает у вас потребность, пусть бы и номинально (или не номинально), оставаться частью того, что называется "Россия"? Как вы писали, раздумья по поводу уехать есть или были.

     Как говорится, в жизни имеет смысл отвечать только на трудные вопросы, остальные являются риторическими. Поэтому вытаскиваю сюда из «Почтового ящика» этот царапающий вопрос.
     Сегодня многие люди моего круга и образа мыслей думают и говорят об эмиграции. Они готовы бороться с правящим режимом за лучшую (в нашем представлении) жизнь, но не готовы бороться с восемьдесят-сколькими-там процентами соотечественников, которым этот режим, судя по всему, нравится. Общее настроение в моей среде такое: «Ну и сидите с вашим Путиным. Когда поумнеете – звоните». Кто-то готовится к эмиграции географической, кто-то – к экзистенциальной, тем более что советский опыт «кухонной микросреды для своих» еще не забылся.
     Теперь лично про себя.
     «Держит» меня в России многое. Многое важно, многое нравится. У каждого из нас ведь своя Россия, правда? Если вы читали мои книжки и видели мои рекомендационные списки для чтения, то вы мою Россию себе представляете.
     С путинской же Россией у меня нет точек соприкосновения, мне чуждо в ней всё. И находиться здесь в период всеобщего помутнения рассудка мне стало тяжело. Поэтому эмигрировать я, конечно, не намерен, но основную часть времени, пожалуй, начну проводить за пределами. Трезвому с пьяными в одном доме неуютно. Буду периодически навещать - смотреть, не заканчивается ли запой.
     А «частью того, что называется Россия» я останусь, в этом смысле экспатриация уж точно невозможна. И Россия, которая является частью меня, тоже никуда не денется.


А теперь – дискотека:


chereisky
Весь мир отмечает сейчас 100-летие начала 1-ой мировой войны. При написании романа-кино "Смерть на брудершафт" Вы основательно изучили историю этой войны и наверняка задумывались о том, чем могла бы она окончиться для России (а в общем-то и для всего остального мира), если б не большевистский переворот и не последующий Брестский мир: участие России в Версале в качестве державы-победительницы и т.д., и т.п. Не поделитесь ли с нами своими мыслями на эту тему?

     После ужасного немецкого наступления 1915 года, когда Россия лишилась почти всей регулярной армии, военная победа на Восточном фронте стала невозможна – это надо хорошо понимать. (Знаменитое Брусиловское наступление 1916 года, если посмотреть цифры, стоило нам не меньших потерь, чем австрийцам, и в стратегическом плане мало что дало).
     Монархия привела военную и экономическую систему страны к почти полному коллапсу. Однако Временное правительство вполне могло, не переходя в наступление (как сделал пиарщик Керенский летом семнадцатого), держать фронт и понемногу отступать. Ведь в это время в войну уже включилась Америка, войска и техника которой должны были прибыть на театр военных действий весной-летом 1918 года.
     Если бы не большевистский переворот, немцы, возможно, доползли бы и до Петрограда, но войну проиграли бы, причем на несколько месяцев раньше. Россия оказалась бы среди версальских победителей.
     Много трофеев она, впрочем, не получила бы, потому что добычу дербанят не по заслугам, а пропорционально мощи. Мощь же России была бы подорвана. Нам достались бы какие-нибудь крохи, как слабой Италии. Никаких проливов Россия, разумеется, не получила бы.
    Уцелела бы демократическая республика во главе с Учредительным собранием? Очень маловероятно.
     Думаю, все равно произошла бы ультралевая революция – или ультраправый военный переворот. ХХ век никто не отменил бы, а для ослабленных стран другой альтернативы у него, кажется, предусмотрено не было.  Что хуже, ультралевая диктатура или  ультраправая – вопрос спорный.
     В общем, по большому счету, ехали бы примерно по тем же ухабам.
     Все сие, разумеется, моя субъективная реконструкция. Многие не согласятся.


yozhyk
Григорий Шалвович, как Вы относитесь к современной западной демократической системе (в первую очередь, к выборности)? Вам не кажется, что такая система изжила себя, поскольку:
- любой человек, вне зависимости от интеллекта (Дж.Буш-мл., например), личных и моральных качеств, имея достаточный финансовый (а, значит, и организационный, и - мультимедийный) ресурс может одержать победу;
- большинство может быть неправо;
- нынешняя демократия - это "власть демократов". То есть даже в реально демократических странах (например, в Швеции - кстати, почему-то монархии в наше время - наиболее демократические!) в политику идут дети политиков (ага, через молодежные партийные организации), и многие из них даже не представляют себе, что такое реальная жизнь. /…/
Нужна ли какая-то другая система?
Какова может быть альтернатива существующей системе?


   Ну, давайте пофантазируем. Наверное, меритократия эффективнее демократии. В прекрасном будущем в высшие органы принятия решений будут попадать только люди, обладающие для этого оптимальными интеллектуальными и нравственными качествами. Рассчитывать эти качества будет какая-нибудь высокоточная компьютерная система на основании тысячи разных тестов.
   Впрочем, в грядущие времена, видимо, всякий род занятий будет подсказываться каждому человеку в соответствии с его потенциалом. Ты только родился, а тебя уже протестировали и выдают рекомендацию: деточка, быть тебе прозектором. Или, не знаю, космическим мусорщиком.  Или балериной.
   Впрочем тогда, наверное, и идеальные семейные пары тоже будут подбираться не по любви, а по соответствию. Решил человек жениться. Загружает свой комплект данных в базу, через минуту ему выскакивает: «Ваша половина живет в Зимбабве, адрес такой-то. При знакомстве дарить абрикосовую пастилу и синие розы».
   Пока же, увы, людям придется повиноваться  бесхитростному сердцу в вопросах любви и хитрым пиартехнологам в вопросах политики. 


    На остальные вопросы сейчас буду отвечать в комментах ( к предыдущему посту).

Данди приехал в Ганди

     Все издеваются над «диванными» стратегами и политологами. По-моему, зря.
     Мы все уже который месяц находимся в стрессовом состоянии, думаем и говорим об одном и том же, ужасаемся, не верим своим глазам, пугаемся будущего. Наблюдать за происходящим молча, не пытаться предложить какой-то выход – именно это кажется мне сейчас противоестественным.
     Поэтому извините. Присоединюсь к числу «пикейных жилетов» и я. Посотрясаю воздух – хотя бы для саморазрядки.

     С марта 2014 года мир, в котором мы живем, кардинальным образом изменился к худшему и продолжает катиться в тартарары.
      Параметры катастрофы таковы:

- Россия снова, как раньше СССР, оказалась в конфронтации со всем миром, причем по сравнению с советскими временами в более жестких условиях: ни «братских республик», ни социалистического лагеря. Фактически Россия  находится в полной изоляции, превращается в  страну-изгоя.

- В Украине дела и того хуже. Там убивают и умирают; на востоке страны идет гражданская война. Жители Донецка и Луганска попали в совершенно трагическую ситуацию.

-  Крымчане, слава богу, не воюют, но и они пребывают в невыгодном, двусмысленном положении обитателей спорной территории.

     Самое депрессивное, что у всех ощущение непоправимости случившегося - дальше будет только хуже. Действительно, цугцванг: всякий шаг лишь ухудшает ситуацию.

     Неужели возврат к нормальности абсолютно, даже теоретически невозможен?
    Отчего же. Теоретически – вполне.
     Я собрал воедино все предложения, которые кажутся мне здравыми. Вот они:

1. Объявить территорию Донецкой и Луганской областей демилитаризованной зоной. Чтобы сепаратисты разоружились и ушли из органов власти, а Украина вывела свои войска.
     Ввести режим временного международного управления, хотя бы под эгидой ООН - на несколько месяцев, в течение которых  порядок поддерживали бы миротворцы, среди которых не должно быть ни российских, ни украинских солдат.
     За этот срок подготовить и провести нормальный референдум. Нормальный – это значит прозрачный, с открытыми дебатами, под квалифицированным международным наблюдением. Нужно спросить у людей – и дать им возможность без страха ответить: в Украине они хотят жить, в России или в собственном государстве. И объяснить, какие плюсы и минусы у каждого из этих вариантов.

2. То же самое, только без введения миротворцев, сделать в Крыму.
     Проблема крымского референдума в том, что никто кроме России его результатов не признал. Именно это, с точки зрения международного права, поражает крымчан в правах и будет создавать для полуострова огромные проблемы в будущем.
Крымчане хотят жить в России? Пусть продемонстрируют это убедительным для мирового сообщества и той же Украины образом: под международным наблюдением и без «вежливых людей» с автоматами. Разумеется, на период подготовки референдума должна быть гарантирована полная свобода агитации всех трех вариантов.

     Что может произойти в результате таких шагов?

- Не исключено, что Украина лишится, теперь уже и в юридическом смысле, части своей территории. Но нужно ли жить в одной стране с людьми, которые этого категорически не хотят?
     Или хотят?  Убедите их, что с Украиной им лучше. Честный референдум – это честный референдум. Как он решит, так и будет.

- Россия выберется из ямы, в которую она так стремительно катится. Санкции закончатся, международное сотрудничество восстановится. Телезрителей можно будет не зомбировать украинофобской пропагандой, которая опасна для психики и общественного здоровья.

- Жители Луганска, Донецка и Крыма уж точно окажутся в выигрыше.

- А главное – перестанут греметь выстрелы и не будет литься кровь.

    Пожалуйста, не объясняйте мне, что всё это маниловщина и ничего подобного не случится. Сам знаю. Просто захотелось выговориться.

Про «человека команды» и про «оставить в покое». (Из «Почтового ящика»)

     В «Почтовом ящике» много вопросов про Крым и Украину, но я на эти темы уже высказывался, добавить особенно нечего. Да и вы эту болезненную тему обсудили весьма подробно – больше трех тысяч комментариев.
     Поэтому я выбрал для подробного ответа два вопроса – тоже политических, но более общего порядка. На остальные – ответы  в ящике.

degtayr
Дорогой ГШ, в связи с последними событиями (Крым, Дождь и т.п), хочу вам задать следующие вопросы:
1. Вы идентифицируете себя как члена определенной команды (неформальной конечно же)? Части оппозиции например. Или вы всегда сам по себе и ваши действия и высказывания всегда независимы?
2. Если вы член команды (или были бы им), то до какой степени вы готовы поддерживать команду, если ваши взгляды идут, если не в разрез , то не в том ключе , что у всей команда? Готовы ли вы отстаивать свою точку зрения в команде или подчинитесь призыву большинства?
3. Как вы считаете, если один или несколько членов команды делают заявления, с которыми вы не согласны, то достаточно их не поддержать (промолчать) или необходимо публично "откреститься" от таких заявлений?
4. Что для вас важнее дружба или ваша позиция?


     На эти вопросы не так просто ответить. Ну, кроме первого. Я не член никакой команды, я не связан обязательствами или упаси боже «партийной дисциплиной». Во времена «Оргкомитета» (первых болотно-сахаровских митингов) и «Лиги избирателей» - да, чувствовал себя членом команды, и это было не самое комфортное ощущение.
     Сейчас я сам по себе. И когда я говорю или делаю что-нибудь, так сказать, «общественное», то руководствуюсь только внутренним чувством правильности. Или ощущением, что отмолчаться по данному поводу тоже было бы поступком, причем малодушным.
     Безусловно, есть люди, позицию которых я разделяю. Среди них есть и такие, кто мне симпатичен по своим человеческим качествам. Но если завтра мы в чем-то разойдемся, я не буду их поддерживать только из-за личной симпатии. Меня в политике интересуют не личности, а программы и платформы. Если столкнутся неприятный мне человек, который отстаивает правильные (с моей точки зрения) идеи, и человек приятный, но в политическом смысле вредный (опять-таки, на мой взгляд), я безусловно буду поддерживать первого. Вот почему меня так бесит идиотский вопрос «Кто если не Путин?». Не «кто», а «что»: честные выборы, разделение властей и неподцензурная пресса (эта нехитрая комбинация называется «демократия»). Хватит уже подстраиваться под лидеров, это свидетельство незрелости общества.
     Насчет несогласия с союзниками или единомышленниками. Бывают моменты, когда невозможно устраивать внутренние разбирательства. Например, сейчас, когда на российскую демократическую оппозицию обрушился весь этот селевой поток воспаленного национализма, имперской истерики, нетерпимости, ксенофобии, кликушества. Сейчас надо помогать друг другу, беречь друг друга, поддерживать тех, кто оказался под ударом. Доспорим потом, когда ситуация нормализуется. Боюсь только, это будет еще не скоро.


ad_lich
Григорий Шалвович, в одном из последних постов вы отметили, что "Наше общество сегодня делится на две части. К первой, многочисленной, относятся люди, которые довольны российской жизнью или недовольны, но считают, что плетью обуха не перешибешь. Мне, честно говоря, эта часть, пускай она в явном большинстве, не очень интересна". В связи с этим у меня есть вопрос: почему бы не оставить Россию такой, какая она есть, если сложившийся в ней уклад жизни подходит большинству российских жителей? Если перемены случатся, как будет себя чувствовать то самое большинство, которое на данный момент жизнью в России довольно? Для несогласного меньшинства границы открыты и выбор есть. Сразу оговорюсь, что я отношусь к несогласному меньшинству. И я понимаю, к чему может привести путинская политика, точнее, уже привела. Но я пытаюсь посмотреть на ситуацию с точки зрения тех людей, которых всё устраивает. Например, коррупция в высших учебных заведениях позволяет молодым людям со средними способностями получить диплом о высшем образовании и даже титр кандидата наук. И они счастливы, что у них есть такая возможность. У них есть мечты, амбиции и удивительное место под названием Россия, которое может им помочь эти мечты осуществить. Почему бы не оставить этих людей с их мечтами в покое, если их большинство?

     В этой связи у меня возникают вопросы.

     1. А их точно большинство, тех, кому нравится путинская Россия? Как это проверить? Опросам, извините, не верю. Особенно в полицейском государстве, когда многие отвечают не то, что думают. Ну вот представьте себе ситуацию. Подходит к вам на улице молодой человек с опросным листом и спрашивает: «Вы поддерживаете или не поддерживаете Путина (присоединение Крыма, Восточной Украины и т.п.)?». А черт его знает, кто он на самом деле, этот молодой человек. И на кой вам нужны лишние неприятности?

     2. Если даже там большинство – эти люди правильно и достаточно информированы? Знают ли они, что можно жить и по-другому? Без грязи, без коррупции, без тотальной брехни? С нормальным социальным обеспечением, с нормальными социальными лифтами, с нормальной полицией, нормальными депутатами, нормальными судами? А если не знают, то насколько прочно их одобрение?

     3. Но ладно. Пускай люди демократических взглядов у нас в меньшинстве.
     А вдруг их все равно много? Миллионы или даже десятки миллионов?
     А что если это люди, чей уровень образования и информированности выше, чем у «большинства»?
     Вот возьмите человеческое тело: большинство массы там занимает не голова и тем более не головной мозг, правда?

     Ну а насчет того, чтобы «оставить в покое» – такое искушение, честно скажу, периодически возникает. Но как-то стыдновато. Три вопроса с неочевидными на них ответами мешают.

     И, может быть, вообще все не так страшно, как кажется? Режим-то вороватый, жирноватый, трусоватый. Надолго ли его хватит?

     Поглядишь – ужас-ужас:
1

А присмотришься:
Collapse )

Хорошие сценарии для хорошей страны

     Меня пригласили в жюри литературного конкурса «Хорошие сценарии для России», и я согласился, хотя всегда отказываюсь, потому что не люблю читать чужие художественные тексты, это для писателей неполезно.
     Хочу объяснить, почему согласился.
     Идея принадлежит Марату Гельману. И она мне очень понравилась.
     Наше общество сегодня делится на две части. К первой,  многочисленной, относятся люди, которые довольны российской жизнью или недовольны, но считают, что плетью обуха не перешибешь. Мне, честно говоря, эта часть, пускай она в явном большинстве, не очень интересна.
     Все надежды на перемены к лучшему я связываю с людьми, которые сопротивляются уродству существующей системы или хотя бы просто протестуют, не молчат.
     Но и эта группа соотечественников что-то стала наводить тоску.
     Жутко надоела игра на оппозиционной гитаре, в которой только две струны: сердитая да унылая.

1
Оппозиция в 2014 году

     Критики и обличители режима, борцы с коррупцией безусловно герои и молодцы. Критиковать и обличать необходимо. Но этого мало. Помню, как во время московской избирательной кампании я публично обращался к кандидату Алексею Навальному: просил перестать уже рассказывать, какой плохой мэр Собянин, а лучше объяснить, каким хорошим мэром будет сам Навальный. Со второй задачей кандидат, увы, справился хуже, чем с первой. А то, уверен, получил бы в прошлом сентябре намного больше голосов.

2
Прямо не верится, что это было всего несколько месяцев назад. zyalt.livejournal.com

     Еще пронзительней, чем разоблачительная, звучит в последнее время струна пессимистическая. «Наша» половина общества совсем пала духом, видя, что режим делается всё мракобеснее, что никакого просвета нет и дальше будет только хуже.  «Белые вороны», не разделяющие всенародного восхищения Великим Крымским Завоевателем, всё каркают и каркают, всё стонут и стонут, так что, начитавшись фейсбука, бормочешь: «Яду мне, яду!».

3
  Ознакомившись с френд-лентой…

     Очень не хватает позитива. А конкурс «Хорошие сценарии для России» – как раз про это.
     Мы отлично знаем, как мы жить не хотим. Мы всё про это уже рассказали, пятьсот миллионов раз.
     Давайте же теперь расскажем друг другу и всем, кто захочет послушать, а чего мы, собственно, добиваемся? В какой России мы хотели бы жить? О какой России мы мечтаем?
     На политиков в смысле позитива рассчитывать что-то не приходится. Может быть, получится у литераторов?
     Присылайте на конкурс новеллы, рассказы, сценарии, да хоть поэмы в стихах (дарю название: «В какой Руси жить хорошо») - про то, как мы преодолеем все трудности и всё у нас получится; какой хорошей страной станет Россия, когда забрезжит рассвет и упыри забьются по щелям. И что нужно сделать, чтобы рассвет наступил поскорей.
     Форма – художественная. Объем – ограниченный. Сроки тоже. Подробности здесь.

     Помечтаем? Глядишь, выловится что-нибудь полезное, практически применимое. А нет – хоть потешимся сладкими грезами.
     В общем, хороший конкурс. Мне нравится.

Акция солидарности

    Предыдущая публикация - первый в истории моего блога репост. Это акция солидарности с человеком, которому заткнули рот. Публикация не означает, что я  во всем с Алексеем Навальным согласен, но у него есть право быть услышанным и никто не смеет его этого права лишать.
    Если согласны с такой позицией, сделайте то же самое.

Правила жизни в полицейском государстве

(Перепост из фейсбука)

     Политолог из меня, конечно, никакой, но внезапная путинская воинственность кажется мне блефом. Или же он окончательно переселился в интерьер потемкинской деревни и плохо себе представляет состояние российской армии. Путинские воры довели нашу армию до такого жалкого состояния, что там ничего не взлетает, ничего не взрывается, способным офицерам путь наверх закрыт. Если Россия и может ввести на территорию большой страны ограниченный контингент войск, то разве что ну ооочень ограниченный.
     А вот что уже происходит, так это переход от плутократической автократии к полицейскому государству и диктатуре. Я думаю, что именно в этом заключается истинный смысл путинского демарша.
     Понятно, как на крымскую авантюру должны отреагировать нормальные люди. И понятно, как отреагируют замороченные телепропагандой ширнармассы.
     С одной стороны, Путин рассчитывает перетянуть в свой лагерь русских националистов – теперь главным по защите русских будет он. Русским на Украине при этом Путин ничем не поможет, а только навредит, обострив их и без того непростые отношения с украинцами (а в Крыму еще и с татарами).
     Зато он выставит протестующих «пятой колонной», «врагами России и русских». У него в голове всё это, вероятно, выстраивается очень складненько и логичненько. Он ведь не стратег, он тактик, то есть слово «послезавтра» для него не существует.
     Очевидно, страна все-таки в конце концов вляпается в революцию – диктатор очень старается. Мне начинает казаться, что он вообще тайный агент революции, вроде народовольца Клеточникова.
     Ладно, с внутренней эволюцией или деградацией Путина мы с вами ничего поделать не можем. Но общественная и политическая ситуация в обществе кардинально изменилась. И мне кажется очень важным сейчас выработать правила достойного и умного поведения в этот мутный, тяжелый период.

     Вот моя версия этих правил.

1. Нужно прекратить все внутренние ссоры по поводу того, кто из нас чище и беззаветнее. Мир становится совсем уж черно-белым. Теперь главное – поддерживать друг друга, помогать друг другу. Нужно быть не порознь, а вместе. Давайте перестанем цепляться и придираться к своим. Оставим эту радость на более расслабленные времена. (Все-таки никто кроме Путина не способен сплотить оппозицию. Когда-нибудь ему за это, как он выражается, скощуха будет).

2. Мне кажется, следует на время отказаться от уличных акций – до тех пор, пока на улицы не окажутся готовы выйти сотни тысяч. Сегодня «народные сходы» и пикеты - это игра в поддавки, ставящая под удар самых активных, смелых оппозиционеров и облегчающая работу хватательно-карательным органам.

3. Это вовсе не означает прекращения борьбы с коррумпированным режимом. Просто нужно быть умнее его.
ПРИМЕР. Допустим, режим решил изолировать от общества борца с коррупцией Навального и затыкает ему рот, посадив под домашний арест. Им кажется, что это остроумное и изящное решение проблемы. Надо им продемонстрировать, что они ошибаются. Вот идея, которая уже прозвучала, и она мне нравится.
     Пользоваться интернетом Навальный не сможет, но он сможет вести колонку в газете или журнале, передавая туда бумажные тексты, как это делал из тюрьмы Ходорковский. Газета их будет печатать, а тыщи народу в ЖЖ и фейсбуке немедленно вывешивать у себя. (Я, например, готов – если, конечно, это не будет призыв идти на «Русский марш»). В результате, желая лишить Навального аудитории, режим достигнет обратного эффекта: она многократно увеличится.
И каждый их слоновий шаг, если подумать, можно использовать против них. Это принцип дзюдо – Путин учил, но забыл.

4. Повторю то, что говорил на митинге 13 мая 2013 года, только уже без сослагательности («Если Россия превратится в полицейское государство…»). Всё, уже превратилась. Даже в глазах такого центриста, как я.
     Поэтому еще раз: уважаемые публичные люди, чье имя что-то значит для страны, не общайтесь с диктатором, не появляйтесь с ним в одном кадре, не принимайте от него никаких орденов и званий. Берегите репутацию, не легитимизируйте своими именами диктатуру.
Уважаемые члены Совета по правам человека и прочих декоративных учреждений - или заявляйте резкий протест, или уходите, хлопнув дверью. Стыдно быть ширмой для полицейского государства.

5. И самое главное правило: будем мужественными. Настают трудные времена, и нужно не потерять себя.

     А в заключение скажу, что мрак вряд ли будет долгим. Хотелось бы только, чтоб заря не оказалась кровавой.

Эффект Голема

     В России происходят важные и безусловно позитивные события. Люди, которых мир считает политзаключенными, один за другим выходят на свободу. Сначала несколько амнистированных «болотных», потом девочки из «Пусси Райот», потом гринписовцы, Михаил Ходорковский, теперь вот Платон Лебедев. Надеюсь, выпустят и остальных - потому что, если их не выпустить, пропадет весь эффект.
     Одни говорят, что это предолимпийские маневры и в марте снова начнутся репрессии. Другие говорят, что это долгожданный переход от политики запугивания к гражданскому диалогу. Не знаю, кто прав. Надеюсь на второе. Может быть, украинские события наконец донесли до путинского сознания простую истину: нельзя бесконечно закручивать гайку – может сорваться резьба.
     Очень плохо и стыдно, что настоящее и будущее России до такой степени зависят от одного человека. Это свидетельствует не столько о его силе, сколько  о слабости гражданского общества. Однако факт остается фактом: мы все - заложники процессов, происходящих (или буксующих) в сознании правителя.
     И сознание это нам суждено анализировать еще бог знает сколько времени. Вся страна потихоньку стала коллективным психоаналитиком, специализирующимся на внутреннем мире  одного-единственного пациента.
     Что ж, попробую поставить диагноз и я. Я ведь, как и вы, тоже наблюдаю пациента П. уже пятнадцатый год.

     Я не думаю, что Путин правит так, как он правит, потому что хочет любой ценой удержаться у власти.
     Я не думаю, что цель Путина - побольше нахапать для себя и своих друзей.
     Мне кажется, что этот человек, вознесенный наверх случайными обстоятельствами и оставшийся там, наверху, из-за обстоятельств неслучайных, установил недемократический и, прямо скажем, хамский способ правления, по другой причине.
    Просто у него такая картина мира.

     Попытаюсь ее реконструировать.
     Я полагаю, что Путин вовсе не является заклятым врагом демократии и, вероятно, не станет спорить, что в некоторых странах этот принцип государственного устройства неплохо работает. Однако Путин, видимо, уверен, что для России в ее нынешнем состоянии демократия не подходит, потому что народ не дорос. Когда-нибудь в будущем, очень возможно, дорастет. Но сначала пускай научится дисциплине, ответственности, законопослушанию (а также мыть руки перед едой и чистить зубы по утрам). Полагаю, что, по путинскому представлению, страна наша – средней паршивости, качественный уровень населения на троечку с минусом, а так называемая элита продажна, беспринципна, ради места у кормушки готова хрюкать и бегать на четвереньках, и всякий русский, дай ему кусочек власти, непременно начнет воровать – поэтому коррупция неизбежна, как утреннее похмелье, и нужно лишь, чтоб всяк чиновник воровал в меру, по чину, не зарывался. Россиянам только дай подлинную демократию – они наворотят дел. Навидались в девяностые, знаем. Опять распояшутся олигархи, бандиты, местные князьки. Шахтеры застучат касками по рельсам. Парламентарии в Думе будут бить друг другу морду на потеху всему миру. Автономии потребуют независимости. И рухнет держава. Одним Владимиром Владимировичем и держится, сволочи вы неблагодарные.
     Как-то примерно так, я думаю, видит правитель Россию из своей Барвихи. Поэтому и обкорнал все ветви власти кроме исполнительной, превратил выборы в фикцию, давит ростки гражданского общества и так далее. Он уверен, что с нами иначе нельзя.

2
А потому что демократия детям не игрушка.

     Кто-то из вас сейчас говорит себе: но ведь это правда, так и есть (а некоторые, возможно, даже согласятся, что всё держится на одном Владимире Владимировиче).
     Тогда позвольте спросить: вы знаете, что такое «эффект Голема»?   
     Ну, кто такой Голем, вы помните: глиняный франкенштейн, не имеющий собственной воли и делающий то, что прикажет хозяин. А «эффект Голема» - это психологический термин, который означает, что, если быть о человеке низкого мнения и постоянно это демонстрировать, человек будет вести себя всё хуже.

3
          
     «Эффект Голема» действует и в масштабах целого общества - уже как социологический закон. Если правительство дает понять населению: ты  быдло и самоуправления не заслуживаешь; ты  воровское отродье, я тебя насквозь вижу; тебе можно врать в глаза, и ты проглотишь; у тебя нет чувства собственного достоинства, так что не изображай из себя цацу, – то в стране установятся соответствующие правила поведения. Преимущество получат люди скверного качества, органично вписывающиеся в такую систему координат. Быть же приличным человеком станет невыгодно, а то и опасно.
     Главная моя претензия к Владимиру Путину заключается в том, что он ввел бесстыдство, вранье и коррупцию  во всероссийскую норму. Этот правитель объективно ухудшает качество нации, развращает ее, подвергает «эффекту Голема».
     Любая власть, даже самая что ни на есть авторитарная, может изменить не столь уж многое. Ей так или иначе приходится приспосабливаться к объективным экономическим, социальным и политическим обстоятельствам. Немного ускорить или немного затормозить эволюцию – вот и всё, что может власть, а если слишком ускоряет или слишком тормозит, ее свергают.
     Но что точно могут и даже обязаны делать правители, - это, во-первых, подавать пример достойного поведения, а во-вторых, создавать в обществе атмосферу, в которой стимулируются и поощряются не худшие, а лучшие человеческие качества: честность, гражданственность, милосердие, уважение к закону, предприимчивость, трудолюбие. Я, как это часто со мной случается, опять излагаю азбучные истины, но в сегодняшней России нам приходится заново учить буквы алфавита и напоминать себе: черное выглядит вот так, а белое – вот так.

4
Учим азбуку: «Мы-не-ра-бы, ра-бы-не-мы».

     Между прочим, для правления, которое улучшает качество населения, потому что относится к людям с уважением и доверием, тоже есть социологический термин: «эффект Пигмалиона».
     Может, кто-нибудь уже опробует  его действие на россиянах? Уверен, что результаты, как говорится в рекламе, нас приятно удивят.