?

Log in

No account? Create an account

Категория: политика

Sticky Post

Осторожно, двери закрываются. Следующая остановка…
borisakunin
     (Воспоминания ветерана)

     Сейчас, в очередную годовщину декабрьских митингов 2011 года, многие участники событий вспоминают то время. Кто-то осмысляет, кто-то объясняет, кто-то обвиняет. Никто не оправдывается. Попробую-ка восполнить эту лакуну я - буду оправдываться, то есть говорить не про других, а про себя: почему я поступал так, а не иначе. И что я об этом думаю сегодня.
     В сентябре 2011 года, после того, как тандем устроил свою простодушную «рокировку» и страна отнеслась к этому маневру без особого интереса, я сказал себе: ну, дальше ясно. Эволюционная лестница длинная, через ступеньки по ней не прыгают; запрос на демократию в России пока еще не созрел; видимо, стране придется пройти через этап пожизненной диктатуры Путина; здоровье у нацлидера лучше, чем у меня, и проживет он явно дольше.
     Сделал оргвывод - уехал, в настроении кислом, но в общем спокойном. Логика была очевидна. Большинство сограждан готово терпеть эту политическую систему, я – нет. Поэтому пускай большинство сограждан остается со своим Путиным, а я откланиваюсь, благо есть такая возможность. Писать тексты я могу где угодно.
     5 декабря 2011 года меня в Москве не было. Я толком так и не понял, как и почему на Чистых прудах произошло то, что произошло. Помню, испытал тогда два сильных чувства: изумление и радость. Я ошибся, ошибся! Всё лучше, чем мне представлялось! Людей, которые хотят жить в нормальной стране, много! Они пытаются что-то изменить, и не участвовать в этом стыдно.
     И я вернулся, и участвовал – в меру своих представлений о правильности. Не лез в лидеры движения, потому что не того поля  ягода, но много разговаривал с лидерами – убеждал, пытался влиять на их решения (не слишком успешно).
     Совершенно правы те, кто обвиняют меня  в соглашательстве и мягкотелости. Писатель Прилепин на какой-то французской дискуссии пенял: если б вы тогда повели нас на Кремль, я бы первый за вами пошел. (Не знаю, правда, что Прилепин делал бы в захваченном Кремле. Стрелял бы из Царь-пушки по Барвихе?). Но я не повел писателя Прилепина на Кремль. Единственный раз, когда я кого-то куда-то водил, вместе с другими литераторами,  – это «Писательская прогулка», цель  которой была тоже вполне соглашательская: привести полицию в разум, чтоб перестала гонять москвичей по бульварам собственного города.
     Я писал у себя в блоге раньше и повторю сейчас: я  махровый эволюционер, я враг революций, я контрреволюционер. Смысл всего «белоленточного движения», с моей точки зрения, состоял в том, чтобы оказывать  давление на авторитарный режим, заставлять его постепенно отказываться от авторитарности – сначала в оппозиционной Москве; потом в больших городах, где много среднего класса; далее – везде. Если получится, рассуждал я, то переход к демократии в России произойдет плавно и относительно безболезненно. Все останутся живы, здоровы и даже – кроме совсем уж отъявленных воров и мерзавцев -  на свободе.
     Честно признаюсь, меня не слишком напугало наступление реакции в 2012-2013 годах. Это был вполне предсказуемый откат. Я был уверен, что у режима в конце концов сработает инстинкт самосохранения и Кремль начнет отыгрывать обратно, поняв, что «закручивание гаек» - путь тупиковый.
     В декабре прошлого года, когда отпустили Ходорковского, девочек из «Пусси Райот», «гринписовцев», я с гордым видом говорил знакомым: ну вот, видите, а вы унывали. До небыстрого на мозги Путина наконец дошло, что это - единственная возможность спокойно состариться. Сейчас он покрасуется перед всем миром на Олимпиаде, потешится всеобщим вниманием - даром что ли 50 миллиардов просадил. Потом изобразит милосердие: в феврале выпустит «болотных», присудив им уже отсиженное. Дальше - выборы в Мосгордуму, на которых, скорее всего, победят демократы. И потихоньку двинемся. Со ступеньки на ступеньку, вверх.
     Но тут в Киеве скинули Януковича, и у российского правителя приключилась паническая атака. Он начал отыгрываться, все время повышая ставки, и заразил своей паранойей всю страну. Старинный сюжет про роль личности в истории. Если личность хреновая, то и стране хреново.
   
     Три месяца назад, тоже в сентябре, я опять уехал – с гораздо более тяжелым настроением, чем в 2011-м.
     С сознанием, что я всё делал не так. Я верил в то, во что верить не следовало. Я принимал желаемое за действительное. А белые ленточки хороши только на свадьбе…
     Можно, конечно, утешаться тем, что осенью 2011 года я всё себе объяснил правильно. На этой лестнице через ступеньки не прыгают; большинству россиян демократия пока до лампочки; пожизненная диктатура будет. Правда life span у этой пожизненности предвидится существенно более коротким, чем в 2011 году, но даже это меня не радует. Потому что три года назад гипотетический шанс на эволюцию был, а сейчас она - всё. Теперь только хардкор.
     К осторожности призывать поздно. Двери, собственно, уже закрылись.
     Остается лишь гадать, какой будет следующая остановка. Там развилка из трех станций, и  поезд может повернуть на любую.
     Станции называются «Лубянка», «Бирюлево» и «Площадь революции».
     С моей точки зрения, это как выбирать между четвертованием, сожжением на костре и расстрелом. При таком выборе я, разумеется, за расстрел.
     Правда, теоретически есть еще стоп-кран. Но только теоретически.


 

Данди приехал в Ганди
borisakunin
     Все издеваются над «диванными» стратегами и политологами. По-моему, зря.
     Мы все уже который месяц находимся в стрессовом состоянии, думаем и говорим об одном и том же, ужасаемся, не верим своим глазам, пугаемся будущего. Наблюдать за происходящим молча, не пытаться предложить какой-то выход – именно это кажется мне сейчас противоестественным.
     Поэтому извините. Присоединюсь к числу «пикейных жилетов» и я. Посотрясаю воздух – хотя бы для саморазрядки.

     С марта 2014 года мир, в котором мы живем, кардинальным образом изменился к худшему и продолжает катиться в тартарары.
      Параметры катастрофы таковы:

- Россия снова, как раньше СССР, оказалась в конфронтации со всем миром, причем по сравнению с советскими временами в более жестких условиях: ни «братских республик», ни социалистического лагеря. Фактически Россия  находится в полной изоляции, превращается в  страну-изгоя.

- В Украине дела и того хуже. Там убивают и умирают; на востоке страны идет гражданская война. Жители Донецка и Луганска попали в совершенно трагическую ситуацию.

-  Крымчане, слава богу, не воюют, но и они пребывают в невыгодном, двусмысленном положении обитателей спорной территории.

     Самое депрессивное, что у всех ощущение непоправимости случившегося - дальше будет только хуже. Действительно, цугцванг: всякий шаг лишь ухудшает ситуацию.

     Неужели возврат к нормальности абсолютно, даже теоретически невозможен?
    Отчего же. Теоретически – вполне.
     Я собрал воедино все предложения, которые кажутся мне здравыми. Вот они:

1. Объявить территорию Донецкой и Луганской областей демилитаризованной зоной. Чтобы сепаратисты разоружились и ушли из органов власти, а Украина вывела свои войска.
     Ввести режим временного международного управления, хотя бы под эгидой ООН - на несколько месяцев, в течение которых  порядок поддерживали бы миротворцы, среди которых не должно быть ни российских, ни украинских солдат.
     За этот срок подготовить и провести нормальный референдум. Нормальный – это значит прозрачный, с открытыми дебатами, под квалифицированным международным наблюдением. Нужно спросить у людей – и дать им возможность без страха ответить: в Украине они хотят жить, в России или в собственном государстве. И объяснить, какие плюсы и минусы у каждого из этих вариантов.

2. То же самое, только без введения миротворцев, сделать в Крыму.
     Проблема крымского референдума в том, что никто кроме России его результатов не признал. Именно это, с точки зрения международного права, поражает крымчан в правах и будет создавать для полуострова огромные проблемы в будущем.
Крымчане хотят жить в России? Пусть продемонстрируют это убедительным для мирового сообщества и той же Украины образом: под международным наблюдением и без «вежливых людей» с автоматами. Разумеется, на период подготовки референдума должна быть гарантирована полная свобода агитации всех трех вариантов.

     Что может произойти в результате таких шагов?

- Не исключено, что Украина лишится, теперь уже и в юридическом смысле, части своей территории. Но нужно ли жить в одной стране с людьми, которые этого категорически не хотят?
     Или хотят?  Убедите их, что с Украиной им лучше. Честный референдум – это честный референдум. Как он решит, так и будет.

- Россия выберется из ямы, в которую она так стремительно катится. Санкции закончатся, международное сотрудничество восстановится. Телезрителей можно будет не зомбировать украинофобской пропагандой, которая опасна для психики и общественного здоровья.

- Жители Луганска, Донецка и Крыма уж точно окажутся в выигрыше.

- А главное – перестанут греметь выстрелы и не будет литься кровь.

    Пожалуйста, не объясняйте мне, что всё это маниловщина и ничего подобного не случится. Сам знаю. Просто захотелось выговориться.

Про «человека команды» и про «оставить в покое». (Из «Почтового ящика»)
borisakunin
     В «Почтовом ящике» много вопросов про Крым и Украину, но я на эти темы уже высказывался, добавить особенно нечего. Да и вы эту болезненную тему обсудили весьма подробно – больше трех тысяч комментариев.
     Поэтому я выбрал для подробного ответа два вопроса – тоже политических, но более общего порядка. На остальные – ответы  в ящике.

degtayr
Дорогой ГШ, в связи с последними событиями (Крым, Дождь и т.п), хочу вам задать следующие вопросы:
1. Вы идентифицируете себя как члена определенной команды (неформальной конечно же)? Части оппозиции например. Или вы всегда сам по себе и ваши действия и высказывания всегда независимы?
2. Если вы член команды (или были бы им), то до какой степени вы готовы поддерживать команду, если ваши взгляды идут, если не в разрез , то не в том ключе , что у всей команда? Готовы ли вы отстаивать свою точку зрения в команде или подчинитесь призыву большинства?
3. Как вы считаете, если один или несколько членов команды делают заявления, с которыми вы не согласны, то достаточно их не поддержать (промолчать) или необходимо публично "откреститься" от таких заявлений?
4. Что для вас важнее дружба или ваша позиция?


     На эти вопросы не так просто ответить. Ну, кроме первого. Я не член никакой команды, я не связан обязательствами или упаси боже «партийной дисциплиной». Во времена «Оргкомитета» (первых болотно-сахаровских митингов) и «Лиги избирателей» - да, чувствовал себя членом команды, и это было не самое комфортное ощущение.
     Сейчас я сам по себе. И когда я говорю или делаю что-нибудь, так сказать, «общественное», то руководствуюсь только внутренним чувством правильности. Или ощущением, что отмолчаться по данному поводу тоже было бы поступком, причем малодушным.
     Безусловно, есть люди, позицию которых я разделяю. Среди них есть и такие, кто мне симпатичен по своим человеческим качествам. Но если завтра мы в чем-то разойдемся, я не буду их поддерживать только из-за личной симпатии. Меня в политике интересуют не личности, а программы и платформы. Если столкнутся неприятный мне человек, который отстаивает правильные (с моей точки зрения) идеи, и человек приятный, но в политическом смысле вредный (опять-таки, на мой взгляд), я безусловно буду поддерживать первого. Вот почему меня так бесит идиотский вопрос «Кто если не Путин?». Не «кто», а «что»: честные выборы, разделение властей и неподцензурная пресса (эта нехитрая комбинация называется «демократия»). Хватит уже подстраиваться под лидеров, это свидетельство незрелости общества.
     Насчет несогласия с союзниками или единомышленниками. Бывают моменты, когда невозможно устраивать внутренние разбирательства. Например, сейчас, когда на российскую демократическую оппозицию обрушился весь этот селевой поток воспаленного национализма, имперской истерики, нетерпимости, ксенофобии, кликушества. Сейчас надо помогать друг другу, беречь друг друга, поддерживать тех, кто оказался под ударом. Доспорим потом, когда ситуация нормализуется. Боюсь только, это будет еще не скоро.


ad_lich
Григорий Шалвович, в одном из последних постов вы отметили, что "Наше общество сегодня делится на две части. К первой, многочисленной, относятся люди, которые довольны российской жизнью или недовольны, но считают, что плетью обуха не перешибешь. Мне, честно говоря, эта часть, пускай она в явном большинстве, не очень интересна". В связи с этим у меня есть вопрос: почему бы не оставить Россию такой, какая она есть, если сложившийся в ней уклад жизни подходит большинству российских жителей? Если перемены случатся, как будет себя чувствовать то самое большинство, которое на данный момент жизнью в России довольно? Для несогласного меньшинства границы открыты и выбор есть. Сразу оговорюсь, что я отношусь к несогласному меньшинству. И я понимаю, к чему может привести путинская политика, точнее, уже привела. Но я пытаюсь посмотреть на ситуацию с точки зрения тех людей, которых всё устраивает. Например, коррупция в высших учебных заведениях позволяет молодым людям со средними способностями получить диплом о высшем образовании и даже титр кандидата наук. И они счастливы, что у них есть такая возможность. У них есть мечты, амбиции и удивительное место под названием Россия, которое может им помочь эти мечты осуществить. Почему бы не оставить этих людей с их мечтами в покое, если их большинство?

     В этой связи у меня возникают вопросы.

     1. А их точно большинство, тех, кому нравится путинская Россия? Как это проверить? Опросам, извините, не верю. Особенно в полицейском государстве, когда многие отвечают не то, что думают. Ну вот представьте себе ситуацию. Подходит к вам на улице молодой человек с опросным листом и спрашивает: «Вы поддерживаете или не поддерживаете Путина (присоединение Крыма, Восточной Украины и т.п.)?». А черт его знает, кто он на самом деле, этот молодой человек. И на кой вам нужны лишние неприятности?

     2. Если даже там большинство – эти люди правильно и достаточно информированы? Знают ли они, что можно жить и по-другому? Без грязи, без коррупции, без тотальной брехни? С нормальным социальным обеспечением, с нормальными социальными лифтами, с нормальной полицией, нормальными депутатами, нормальными судами? А если не знают, то насколько прочно их одобрение?

     3. Но ладно. Пускай люди демократических взглядов у нас в меньшинстве.
     А вдруг их все равно много? Миллионы или даже десятки миллионов?
     А что если это люди, чей уровень образования и информированности выше, чем у «большинства»?
     Вот возьмите человеческое тело: большинство массы там занимает не голова и тем более не головной мозг, правда?

     Ну а насчет того, чтобы «оставить в покое» – такое искушение, честно скажу, периодически возникает. Но как-то стыдновато. Три вопроса с неочевидными на них ответами мешают.

     И, может быть, вообще все не так страшно, как кажется? Режим-то вороватый, жирноватый, трусоватый. Надолго ли его хватит?

     Поглядишь – ужас-ужас:
1

А присмотришься:
Читать дальше...Свернуть )

Эффект Голема
borisakunin
     В России происходят важные и безусловно позитивные события. Люди, которых мир считает политзаключенными, один за другим выходят на свободу. Сначала несколько амнистированных «болотных», потом девочки из «Пусси Райот», потом гринписовцы, Михаил Ходорковский, теперь вот Платон Лебедев. Надеюсь, выпустят и остальных - потому что, если их не выпустить, пропадет весь эффект.
     Одни говорят, что это предолимпийские маневры и в марте снова начнутся репрессии. Другие говорят, что это долгожданный переход от политики запугивания к гражданскому диалогу. Не знаю, кто прав. Надеюсь на второе. Может быть, украинские события наконец донесли до путинского сознания простую истину: нельзя бесконечно закручивать гайку – может сорваться резьба.
     Очень плохо и стыдно, что настоящее и будущее России до такой степени зависят от одного человека. Это свидетельствует не столько о его силе, сколько  о слабости гражданского общества. Однако факт остается фактом: мы все - заложники процессов, происходящих (или буксующих) в сознании правителя.
     И сознание это нам суждено анализировать еще бог знает сколько времени. Вся страна потихоньку стала коллективным психоаналитиком, специализирующимся на внутреннем мире  одного-единственного пациента.
     Что ж, попробую поставить диагноз и я. Я ведь, как и вы, тоже наблюдаю пациента П. уже пятнадцатый год.

     Я не думаю, что Путин правит так, как он правит, потому что хочет любой ценой удержаться у власти.
     Я не думаю, что цель Путина - побольше нахапать для себя и своих друзей.
     Мне кажется, что этот человек, вознесенный наверх случайными обстоятельствами и оставшийся там, наверху, из-за обстоятельств неслучайных, установил недемократический и, прямо скажем, хамский способ правления, по другой причине.
    Просто у него такая картина мира.

     Попытаюсь ее реконструировать.
     Я полагаю, что Путин вовсе не является заклятым врагом демократии и, вероятно, не станет спорить, что в некоторых странах этот принцип государственного устройства неплохо работает. Однако Путин, видимо, уверен, что для России в ее нынешнем состоянии демократия не подходит, потому что народ не дорос. Когда-нибудь в будущем, очень возможно, дорастет. Но сначала пускай научится дисциплине, ответственности, законопослушанию (а также мыть руки перед едой и чистить зубы по утрам). Полагаю, что, по путинскому представлению, страна наша – средней паршивости, качественный уровень населения на троечку с минусом, а так называемая элита продажна, беспринципна, ради места у кормушки готова хрюкать и бегать на четвереньках, и всякий русский, дай ему кусочек власти, непременно начнет воровать – поэтому коррупция неизбежна, как утреннее похмелье, и нужно лишь, чтоб всяк чиновник воровал в меру, по чину, не зарывался. Россиянам только дай подлинную демократию – они наворотят дел. Навидались в девяностые, знаем. Опять распояшутся олигархи, бандиты, местные князьки. Шахтеры застучат касками по рельсам. Парламентарии в Думе будут бить друг другу морду на потеху всему миру. Автономии потребуют независимости. И рухнет держава. Одним Владимиром Владимировичем и держится, сволочи вы неблагодарные.
     Как-то примерно так, я думаю, видит правитель Россию из своей Барвихи. Поэтому и обкорнал все ветви власти кроме исполнительной, превратил выборы в фикцию, давит ростки гражданского общества и так далее. Он уверен, что с нами иначе нельзя.

2
А потому что демократия детям не игрушка.

     Кто-то из вас сейчас говорит себе: но ведь это правда, так и есть (а некоторые, возможно, даже согласятся, что всё держится на одном Владимире Владимировиче).
     Тогда позвольте спросить: вы знаете, что такое «эффект Голема»?   
     Ну, кто такой Голем, вы помните: глиняный франкенштейн, не имеющий собственной воли и делающий то, что прикажет хозяин. А «эффект Голема» - это психологический термин, который означает, что, если быть о человеке низкого мнения и постоянно это демонстрировать, человек будет вести себя всё хуже.

3
          
     «Эффект Голема» действует и в масштабах целого общества - уже как социологический закон. Если правительство дает понять населению: ты  быдло и самоуправления не заслуживаешь; ты  воровское отродье, я тебя насквозь вижу; тебе можно врать в глаза, и ты проглотишь; у тебя нет чувства собственного достоинства, так что не изображай из себя цацу, – то в стране установятся соответствующие правила поведения. Преимущество получат люди скверного качества, органично вписывающиеся в такую систему координат. Быть же приличным человеком станет невыгодно, а то и опасно.
     Главная моя претензия к Владимиру Путину заключается в том, что он ввел бесстыдство, вранье и коррупцию  во всероссийскую норму. Этот правитель объективно ухудшает качество нации, развращает ее, подвергает «эффекту Голема».
     Любая власть, даже самая что ни на есть авторитарная, может изменить не столь уж многое. Ей так или иначе приходится приспосабливаться к объективным экономическим, социальным и политическим обстоятельствам. Немного ускорить или немного затормозить эволюцию – вот и всё, что может власть, а если слишком ускоряет или слишком тормозит, ее свергают.
     Но что точно могут и даже обязаны делать правители, - это, во-первых, подавать пример достойного поведения, а во-вторых, создавать в обществе атмосферу, в которой стимулируются и поощряются не худшие, а лучшие человеческие качества: честность, гражданственность, милосердие, уважение к закону, предприимчивость, трудолюбие. Я, как это часто со мной случается, опять излагаю азбучные истины, но в сегодняшней России нам приходится заново учить буквы алфавита и напоминать себе: черное выглядит вот так, а белое – вот так.

4
Учим азбуку: «Мы-не-ра-бы, ра-бы-не-мы».

     Между прочим, для правления, которое улучшает качество населения, потому что относится к людям с уважением и доверием, тоже есть социологический термин: «эффект Пигмалиона».
     Может, кто-нибудь уже опробует  его действие на россиянах? Уверен, что результаты, как говорится в рекламе, нас приятно удивят.

Десять лет спустя
borisakunin
     Нынче я отмечаю одну неисторическую, но памятную для меня дату: десятилетие кругосветного плавания. Вроде бы ничего особенного, турпоездка и турпоездка, а в то же время некая отдельная жизнь протяженностью в три месяца, полоса отчуждения между тем, что было раньше и что было потом.
     Ввязался  я в ту историю не просто так.
     Мой японский приятель, который живет писательской профессией со студенческого возраста, давно меня предупреждал: «Через семь лет после первой книги будет первый творческий кризис. Жди». Так оно и вышло.
     После «Алмазной колесницы» я почувствовал, что аккумулятор сел, машина дальше сама не поедет, нужно толкать. По-прежнему писать не могу, надоело. А как по-новому - не знаю.
     Тогда и решил взять длинный тайм-аут, оторваться, уплыть из реальной жизни. Я знал, что на корабле будет очень скучно. И что скука – самая лучшая среда для новых идей. С этой надеждой и отправился в путь протяженностью в несколько десятков тысяч километров из точки А в точку А, из Саутгемптона в Саутгемптон.
     Скучно было очень. Никому не посоветую. Моя бедная жена просто извелась от однообразия, чуть в кружок икэбаны не записалась, а это, скажу я вам, предпоследняя стадия энтропии.
     Пароход был британский, публика, на русский взгляд, жутко чуднáя (я почти фотографически описал  этот паноптикум в романе «Сокол и ласточка»). Знакомиться ни с кем было ни в коем случае нельзя - добрые английские друзья еще в Лондоне предостерегли. Иначе потом будешь три месяца, десять раз на дню встречаясь на палубе, разговаривать о погоде, меню и президенте Путине (он тогда уже был, и давно).
     Пароход назывался по-революционному – «Aurora» (произносится «Орóра»). В Гонконге таксист с китайским придыханием обозвал его очень уместно: Хоррора.
     Я часто ощущал там экзистенциальный ужас. Днем видишь, что наша планета мокрая и голая, с редкими пупырышками суши. И понимаешь, что правильное имя для нее было бы не Земля, а Вода (именно так будет называться следующая повесть о Фандорине, придуманная в том плавании: «Планета Вода»).

1

           
     Ночью на верхней палубе было жутко. Моря не видно, сверху и снизу чернота, и кажется, что ты на космической станции, летящей сквозь безвоздушное пространство.
     А еще все пассажиры старые-престарые (в трехмесячное плавание могут отправиться только пенсионеры), всё бесплатно, умиротворяющая музыка, тихие улыбки – и думаешь: вдруг ты на самом деле умер и находишься в Элизиуме?
     Но это всё не имело значения. Главное, что моя надежда оправдалась.
     Посреди Атлантики, день на третий или четвертый, воображение вдруг включилось - и как с цепи сорвалось. Идеи, персонажи, сюжетные повороты посыпались, будто из рога изобилия. Перепуганный мозг торопился заполнить фигурными композициями абсолютно пустые горизонты.

2


     На пароходе я написал два романа и набросал черновик третьего. Книжки были не похожи на прежние. Я за те три месяца вообще много чего придумал, до сих пор еще не всё осуществил. Потому и отмечаю десятилетие.

     Это был не последний и даже не предпоследний писательский кризис, но больше на такой экстрим я уже не отваживался. Полагаю, во второй раз  средство не сработало бы.
     Сейчас, когда я вспоминаю, где я был и что видел, в голову почему-то лезут одни зверушки, которых я повсюду гладил.
     Например, в Австралии (то ли в Брисбейне, то ли в Дарвине) - гигантского питона и, наоборот, очень маленького крокодила.
     Я всегда ненавидел змей. Они юркие, подлые, скользкохолодные и пресмыкаются. А питон был тихий, толстый, спокойный, с задумчивым взглядом – прямо как из мультфильма. К тому же оказался приятно шершавым и теплым. Я решил, что впредь гигантских питонов за змей считать не буду.
     Крокодил же лежал на столе паспортного контроля (там в порту всё было очень приветливо, по-домашнему). Меньше метра длиной. Пасть стянута обычной канцелярской резинкой. Мне объяснили, что у крокодилов очень сильные мышцы, работающие на смыкание, а те, что обеспечивают размыкание, слабые, и резинки вполне довольно.
     Ящер, когда я его гладил, смотрел на меня с терпеливой ненавистью. В желтых глазах читалось: «Ух, я вырасту, и вы у меня запоете».
     Было жарко. Я хотел искупаться в бухте. Антиподы сказали: опасно. «Что, акулы?» «Нет, акул сожрали солтис». «Кто?» Оказалось, salties – это крокодилы, живущие в соленой воде. Детеныш с резинкой на морде был из той же породы.

     Добавлю-ка я вам еще фотозоопарка, вдогонку к предыдущим постам про лошадок и собачек.

Читать дальше...Свернуть )

Имперское (Опрос)
borisakunin
     На наших глазах в Украине разворачиваются драматические события, исход которых пока неясен, однако при любом повороте – выгонит ли Майдан Януковича или же Янукович задавит Майдан – ясно, что украинцы к России будут относиться хуже, наши страны отдалятся друг от друга. Ни украинская власть, ни украинский народ не простят России вмешательства (или попытки вмешательства) в свою жизнь.
     Но я хочу поговорить с вами не о тяжелой ошибке, которую совершил Путин. Меня занимает глубинная причина этой ошибки. Вот зачем нам всё это: чтобы соседи непременно занимали подчиненное положение? Почему для российского режима так важно любой ценой удержать их в зоне своего политического влияния? Почему страны, отказывающиеся повиноваться Москве, немедленно становятся нашими врагами и к ним применяются жесткие санкции? Только не надо про экономические выгоды имперского статуса. Эту сателлитность оплачиваем мы, из своего бюджета - льготами и поблажками.
     Совершенно из той же оперы все дипломатические дуэты с самыми отвратительными диктаторскими режимами, которые Россия упорно поддерживает и защищает от мирового сообщества.
     Причина такого поведения ясна: это фантомные боли имперского сознания, жалкие попытки собрать ошметки былого советского величия. Только ведь ни черта у наших правителей не выйдет кроме ущерба для российской экономики и репутации. Никакой империи они не восстановят.
     Знаете почему?
     Расскажу одну историю из времен моей юности. Вернее, перескажу содержание одного давнего разговора.
     В двадцать четыре что ли года у меня случилась памятная беседа с одним умным дядькой. Он заведовал управлением (или отделом, не помню) международных связей в министерстве, где я подрабатывал переводчиком. Разумеется, на такой должности он не мог не быть гебешником. Почему-то мне, мальчишке, этот большой начальник симпатизировал, звал выпивать к себе в кабинет, рассказывал всякое интересное, нисколько не важничал. И вот однажды я поговорил с ним начистоту - сказал, что думаю о коммунизме, о родных «органах», о только что начавшейся афганской войне. Выпили мы изрядно, но я никогда не умел пьянеть, поэтому алкоголь ни при чем. Просто дядька был действительно умный, и я захотел понять, что у таких людей внутри - я всегда был любопытен. К тому же я твердо знал, что стучать он не станет, не того калибра человек.
     Он не удивился моим юношеским наскокам, а произнес целую речь. Очень складную – будто заранее приготовленную. Наверное, он когда-то составил ее для самого себя в качестве этического обоснования собственной жизни. Слово «империя» мой собеседник не употреблял, он говорил «держава». Я потом воспроизвел этот дискурс в романе “Vremena Goda”, вставив его в уста одного похожего персонажа, так что возьму из текста:
    «- Такая у нас страна. Исторически, энергетически, духовно. Одно слово: держава. Миссия всякой державы – собирать вокруг себя народы. Не сосать из них соки, а питать своей кровью. Мы, Советский Союз, так всегда и делали… Полтысячелетия наши предки Третий Рим строили. Хорошо ли, плохо ли, но с полной отдачей. Не жалея живота своего. Православие-самодержавие или социализм-коммунизм – неважно, как называется идеология. Суть в том, через какую точку проходит силовая ось мира. Вокруг какого стержня земля вертится».
     Ну и так далее. Мой коммунист и полковник (а может, и генерал) КГБ говорил с глубокой убежденностью, обычно насмешливые глаза горели мистическим огнем. Его речь была длиннее, чем вышеприведенная. И экспрессивней -  из-за большого количества мастерски использованной обсценной лексики. Я вдруг увидел, как остроумец и бонвиван превращается в жреца некоего могучего и грозного культа. (Кто читал мои романы про товарища Октябрьского, примерно представляет, что я имею в виду).
     Разговор произвел на меня сильное впечатление. Не думаю, что таких жрецов Третьего Рима в советской номенклатуре было очень уж много, но, видимо, достаточно. Иначе СССР не смог бы, вопреки физике и математике, соперничать с Западом на протяжении сорока с лишним лет – пока не надорвался под неподъемной ношей.
     Дослушав до конца, я спросил: «А зачем?». Он не понял: «Что зачем?». «Ну, строить Третий Рим зачем?». «Если надо объяснять, значит, я в тебе ошибся», - сказал начальник, и  больше мы с ним никогда уже не выпивали.
     Не знаю, как этот человек потом пережил гибель империи и что с ним стало. Почему-то я уверен, что он не открыл свой бизнес и не возглавил службу безопасности какого-нибудь коммерческого банка.
     А вот наши нынешние правители – они как раз из тех, кто отлично приспособился к реалиям капитализма. Тихой сапой, не забывая по дороге подкормиться, вскарабкались на самый верх, там подхарчились уже как следует,  на все катушку – и, сыто рыгнув, решили вспомнить про державу. Да только никакие они не жрецы, а если и жрецы, то исключительно от слова «жрать». Мистический огонь в их глазах не пылает, а без него империи не создаются. В конечном итоге, когда совсем уж припрет, верх возьмут прагматизм и соображения личной выгоды. (Скажу от всей души: «И слава богу!». "Ворюга" мне не намного милей, чем "кровопийца", но с ним все-таки можно договориться).
     Ладно, про Путина и его команду неинтересно. Интересно про вас, дорогие читатели - прежде всего российские.
     Для вас – лично для вас - важно, чтобы Россия была империей? Чтобы ближние страны нам повиновались, а дальние пускай нас и не любили бы, зато боялись? Чтобы мы, как прежде, были Великой Державой, даже если за это придется платить личными свободами и бедностью?


Опрос #1946458 Вопрос к российским читателям блога.

Хотите ли вы, чтобы наша страна была империей?

Да, и за ценой не постою.
483(10.6%)
Да, если только за это не придется слишком дорого платить.
715(15.7%)
Нет, это моей стране во вред.
2695(59.1%)
Мне до этого нет никакого дела.
668(14.6%)



 

Дзуйхицу о выборах
borisakunin
     Пробую уложить у себя в голове первые впечатления от выборного марафона. Извините, если получится разрозненно и сумбурно, в стиле дзуйхицу. Следую за кисточкой.

     1. Режим здорово облажался. Вдохнул в протест новую жизнь и энергетику, помог оппозиции организоваться и ничего не получил взамен – ни легитимности, ни возврата к гражданскому диалогу. Еще и сами от переговоров отказались, мудрецы.

     2. Какие же они неумные, что испугались второго тура, чего-то там по-мелкому нахимичили со своими полутора процентами. Ведь победили бы, и всем нам пришлось бы Собянина уважать. А так фига с два.

     3. Оппозиция наконец-то вскарабкалась на следующую ступеньку эволюции. Вот теперь созрели условия для оформления эмоции в политическое движение. Осталось только придумать ему правильное название.

     4. Протест обрел новое дыхание. Кризис преодолен. Вчера на Болотной в воздухе витало предчувствие победы. Вокруг меня почти все, девяносто процентов, были молодые. Я отказался выступать на митинге, потому что старый и пахну нафталином. Пускай у них получится то, что в свое время не получилось у нас.

1
Вы эти фото, конечно, уже видели. Но не могу отказать себе в удовольствии.

     5. Навальный был молодец. Больше всего лично мне понравилось в его речи, что он отказался от искушения использовать людей обманным образом. Сказал: я звал вас сюда не для «майдана» и значит, ни к какому «майдану» призывать не буду.
     Очень не хватает честности в политике. Думаю, что на давешнем концерте Вячеслав Петкун выразил общее чувство, когда сказал  Навальному: "Лёша, только гадом не окажись".
    
     6. Еще про Навального. Ну, если наши держиморды теперь вздумают его сажать, будет дело под Полтавой, дело славное, друзья. Я вчера на Болотной как-то очень плотно это ощутил.
     Весьма глупо будет даже давать ему условный приговор, исключив тем самым из поля легальной политики. Столько энергии, влияния и харизмы выводить в неконтролируемую зону просто опасно.

     7. В прошлом посте я писал про то, как ставить «отметку» московским выборам. Вношу коррекцию, внесенную низкой явкой. По количеству проголосовавших за «жесткую» оппозицию (официальная цифра 630.000) вроде бы получается «трояк», но по проценту (официально 27,2, на самом деле видимо несколько больше) выходит «пятерка», так что ставим твердое «хорошо».

     8. В общем, с новым этапом общественно-политической жизни, дамы и господа.
     Давайте верить в себя и в то, что страна у нас не пропащая. По вере коемужды и воздастся.

    Всё, в следующий раз с удовольствием напишу не про политику, а про что-нибудь мирное.



 

Про выборы
borisakunin
     Для России сегодня нет темы более важной, чем московские выборы. Мне удивительны люди, которые этого не понимают.

     Я хочу обратиться к тем, кто не собирается голосовать, считая, что эти выборы – фарс и все равно ничего не изменишь, или что Навальный недостаточно хороший, или что он вовсе плохой.
     Про «фарс» потом. Сначала про Навального.
     У меня нет уверенности, что он годится в лидеры демократической оппозиции. Во время предвыборной кампании он наговорил много такого, что вызывает вопросы. Обязательно ему их задам, и публично. Но после выборов. Если он не сядет в тюрьму.
     Сейчас же давайте про нас с вами, а не про «мэра Навального».

     «Помилуйте, мы с вами не ребяты» - мы отлично знаем, что никаким мэром ему стать не дадут. И смысл голосования 8 сентября совсем не в этом.
     От того, что произойдет в это день, напрямую зависит:
     - Продолжатся ли репрессии или начнется постепенный переход к политической конкуренции;
     - Закончится ли тюремными сроками процесс по «делу 6 мая»; будет ли третий процесс ЮКОСа; отпустят ли девочек; будут ли новые аресты и посадки.
     - Произойдет ли в России революция или все же как-то обойдемся без нее;
     - Смогут ли многие из нас жить дома или придется уезжать;
     - Станет ли свободнее дышать или смрад сгустится еще больше.

     Вот за что собираюсь голосовать лично я, а вовсе не за «мэра Навального». И никакого «фарса» в таком голосовании не вижу.
     8 сентября нас ждет экзамен, который мы или завалим, или сдадим – причем можем получить разную оценку.
     Мое представление об отметке, которую нужно будет поставить этим выборам, вот какое:

     - Если демократическая оппозиция набирает меньше полумиллиона голосов – это значит «садись, двойка». Для многих - «садись» в буквальном смысле слова, потому что такой численный итог даст режиму карт-бланш на дальнейшие репрессии.

4
Страна смотрит на Москву, горе луковое. За Навального проголосовало 300 тысяч…

     - От полумиллиона до миллиона – «трояк». С таким результатом ситуация может повернуть и так, и этак.
     - От миллиона до полутора – «четверка». Это значит, что режиму придется отказаться от  идеи полицейского государства и впредь проводить более гибкую политику. Семизначное число столичных жителей, проголосовавших за самого антирежимного кандидата, это сила, с которой нельзя не считаться.
     - Наконец, если голосов наберется больше полутора миллионов или пусть даже меньше, но достаточно для второго тура, это уже «отлично». Думаю, что в этом случае перемены в стране начнутся быстро. Если не начнутся – то мы вот они, прямо около Кремля, нас очень-очень много, и мы никуда отсюда не денемся.

5
Полтора миллиона. Дедушку построили.

     А еще, уважаемые не собирающиеся голосовать,  я надеюсь, вы хорошо понимаете, что 8 сентября в ту или иную сторону повернет судьба не только столицы, но всей страны. В общем, подумайте, пожалуйста.

     Отдельно обращаюсь к тем, кто и так голосует за Навального.
     Дамы и господа, этого мало. Давайте проведем акцию, которая поможет нам получить «отметку» получше. Это очень просто. Только нужно, чтобы поучаствовали мы все.
     Условное название акции – дай пять!

6

     Остается пять дней. Если в каждый из этих дней вы поговорите с одним родственником или знакомым, кто не собирается голосовать, и переубедите его или ее, нас станет в пять раз больше. И тогда всё здесь переменится.
     Пускай вы даже живете не в Москве, наверняка у вас есть знакомые москвичи. Напишите, позвоните им. Объясните, как это важно.

     Один разговор в день – только и всего.
     

           

Тест на объективность
borisakunin
     Одна из самых трудных проверок на чувство справедливости: способен ли ты испытывать уважение к тому, кого очень сильно не любишь или даже ненавидишь.
     Ведь это так легко и удобно: убедить себя, что твой враг - подлая скотина и бесчестная тварь, руководствующаяся во всех своих поступках исключительно шкурными интересами.
     Особенно наглядно это общечеловеческое свойство, конечно, проявляется в период общественного и политического напряжения - вроде нынешнего.
     Любой шаг заметного деятеля из противоположного лагеря немедленно получает разоблачительную трактовку. «Он это сказал, потому что ему заплатили». «Он метит на такой-то пост». «Он просто испугался». Годятся какие угодно мотивы, но непременно низменные.
     Правило это распространяется не только на врагов, но и на союзников, с которыми нет полного единодушия. Если говорить о «нашем» лагере, то объявляется, что имярек «слился» или «расчехлился». В противоположном стане своих обычно подозревают в том, что они недостаточно твердые путинцы и тайно мечтают о воцарении Медведева. (Степень идиотизма в обоих случаях примерно равна).
     В последнем номере «Афиши» напечатан наш с Михаилом Шишкиным диалог, где я говорю очень несвоевременные вещи о необходимости – несмотря ни на что - гражданского диалога. (Я обязательно потом размещу здесь, в блоге, эту длинную беседу, просто я обещал, что дам журналу вывеситься первому).
     Вопрос, который я хочу поставить перед вами сейчас, косвенно с этой темой связан.

    Есть ли среди тех, кто из-за несовпадения политических позиций или по иной причине  вам ужасно не нравится, личности, которым вы не можете отказать в определенном уважении, кому отдаете должное?

     В  числе симпатичных мне людей много имен, которые, на мой взгляд, должны вызывать уважение даже у заклятых врагов. (Хотя, может быть, я и ошибаюсь). Нет, ну правда. По-моему, трудно не уважать Ходорковского, который не гнется и не ломается. Трудно не уважать Навального, который за убеждения готов сесть в тюрьму, пожертвовать семейным счастьем (а там ох есть чем жертвовать). Трудно не уважать 86-летнюю Людмилу Алексееву, которая уже еле ходит, но продолжает биться за права человека. Не представляю, как можно не уважать Иру Ясину, которая уже и не ходит, однако тянет воз за сотню здоровых.
     Ладно, я увлекся. Своих хвалить легко и приятно.
     С чужими будет тяжелее.
     И все-таки попробую.

     Первым на ум приходит Петр Столыпин.

1

     Это явный враг идей, которые я считаю правильными. Столыпинский вагон, столыпинский галстук, разгул реакции, разгон парламента. Но даже среди люто ненавидевших Петра Аркадьевича революционеров я не встречал таких, кто относился бы к этой сильной и трагической фигуре без уважения.
     Или покончившие с собой путчисты 91-го года: Борис Пуго, Сергей Ахромеев.

2

     Пока были живы, они мне казались исчадиями ада. Но как не уважать людей, для которых поражение страшнее смерти? (И, пожалуйста, не говорите мне, что они струсили, испугались суда и так далее – иначе отправлю вас читать пост с самого начала).
     Окей, снижу градус. Приведу пример поближе и покомичней.
     Вот, скажем, у меня жуткая аллергия на Иосифа Кобзона.

3

     Мне его не то что даром не надо, но я еще и приплатил бы, чтобы он улетел в многолетний межпланетный полет и вернулся, когда меня на этом свете уже не будет. (Пусть бы еще взял с собой в космонавты кучу других звезд телеэкрана – список я подготовлю). Но я никогда не забуду, как в ужасные дни «Норд-Оста» Кобзон четыре раза ходил к террористам и спас от гибели несколько человек.
     Ладно, пусть не улетает на Марс, я потерплю.
     В общем, вы поняли, о чем я.

     Так есть у вас антагонисты и аллергены, которых вы, пусть нехотя, но уважаете? Предупреждаю: вам будет трудно.

Пожизненное лишение выборов
borisakunin
- вот что означает приговор не только для Навального, но для всех, кто допускал возможность изменения системы через выборы. Пока жив путинский режим, выборов не будет. Ответ на вопрос «to b. or not to b.» (бойкотировать или не бойкотировать) получен. На другие вопросы тоже.
        У меня сегодня обычный московский день с кучей обычных московских дел. Придется отменять.
Увидимся вечером.

(Перепост из моего FB)