?

Log in

No account? Create an account

Категория: транспорт

Sticky Post

Нечеховская интеллигенция
borisakunin
     В очередной фандоринской книжке, которая скоро выйдет, есть эпизод с ограблением поезда. Хотя сцена не очень большая, в процессе подготовки мне пришлось стать экспертом по данному вопросу. Я теперь точно знаю, сколько для такого высокотехнологичного предприятия нужно людей, как между ними распределить обязанности, в какой последовательности действовать, что делать обязательно и чего ни в коем случае не делать. Так что если кому понадобится ограбить поезд с паровозом и почтовым вагоном, в котором перевозят золотые слитки или банковские мешки с купюрами  – обращайтесь. Всё объясню.

1
Иллюстрации того, как не надо грабить поезда (добром для участников не кончилось)

2


     Самое эффективное и гладкое железнодорожное ограбление произошло вовсе не на Диком Западе, как вы могли бы подумать, и даже не в Англии в 1963 году, а в нашей родной Российской империи (хотя не думаю, что это повод для гордости).
     «Эффективным и гладким» я как эксперт называю ограбление, при котором:
     1. Взят очень большой куш.
     2. Все налетчики уцелели.
     3. Они сумели воспользоватся добычей (это не так просто, как кажется).
     4. И самое главное: налетчики остались на свободе и спокойно дожили до старости.
     Участники описываемого ограбления мало того, что спокойно дожили до старости, но еще и…
     Хотя нет, не буду забегать вперед. Это в Польше Безданская история хорошо известна, а у нас ее знают мало, поэтому оставлю самое интересное на конец.

    Читать дальше...Свернуть )


 

Цыпленок и паровоз (Про Шварца)
borisakunin
     Евгений Шварц во всех своих измерениях знаком мне с самых ранних лет, и я знаю его так, как можно знать себя самого. Со своей уверенной и вместе с тем слишком внимательной к собеседнику повадкой, пристально взглядывая на него после каждого слова, он сразу выдает внимательному наблюдателю главное свое свойство – слабость.

1


     Это я без кавычек привел цитату. Так, в третьем лице, пишет о себе сам Шварц.
     Я только что прочитал две книжки - воспоминания и дневники Шварца - и понял, что люблю его еще больше, чем думал.
     Записки у него поразительно интересные, притом что Шварц писал для себя и не пытался быть занимательным. Наоборот: очень старался не быть занимательным. Думаю, если бы я прочитал всё это в молодом возрасте, мне было бы скучно. А сейчас – то, что доктор прописал.
      «Чтобы совсем избавиться от попыток даже литературной отделки, я стал позволять себе всё: общие места, безвкусицу. Боязнь общих мест и безвкусицы приводят к такой серости, что читать страшно», - пишет Евгений Львович.
     Всегда чувствуется, когда текст написан без оглядки на публику, без желания понравиться.
     Самое лучшее, что оставил после себя плодовитый Юрий Нагибин – финальная, для самого себя написанная книга «Тьма в конце туннеля». В ней недобрый и в общем малоприятный, но отлично владеющий словом человек на пределе откровенности вспоминает свою внешне благополучную, но нескладную, несчастливую, изъеденную постыдными страхами, сильно грешную жизнь. Только прочитав эту книгу, я понял, что Нагибин – настоящий писатель. Заодно вспомнилось, каким он был в последние дни. Должен был написать для нашего журнала какое-то предисловие, тянул, говорил, что у него болеет собака и что он очень за нее волнуется. Потом собака умерла, и сразу вслед за ней умер сам Нагибин.
     Но я собирался написать не про Нагибина, отвлекся.

     В какой-то момент Шварц понял, что вспомнить и осмыслить свою жизнь он сможет, только если изложит весь ее ход на бумаге.
«Начав писать всё, что помню о себе, я, к своему удивлению, вспомнил много-много больше, чем предполагал. И назвал такие вещи, о которых и думать не смел».
     Он заставлял себя писать о том, о чем писать не умел, не хотел, боялся. Никаких волшебников, смешных королей, трогательных принцесс и благородных ланцелотов. Дневники написаны не сказочником, а масштабным и мужественным человеком, который думает, что он мелок и труслив. Как же часто в жизни бывает наоборот!

2a
Милое фото: добрый сказочник и малютки

     Как-то на железнодорожной станции Шварц завороженно наблюдал, как около вагонов копошатся цыплята. Один, беззаботный и любопытный, но при этом хорошо знающий правила мира, в котором живет, гулял по рельсам - и проворно отбегал, когда приближался огромный, черный паровоз. Паровоз проедет – цыпленок как ни в чем не бывало возвращается. Попил из лужи – закашлялся, потому что там не вода, а какая-то нефтяная гадость. Писатель долго не мог понять, чем так заинтриговал его этот цыпленок. А потом вдруг сообразил, что это он самый и есть, Шварц Евгений Львович.  Так всю свою жизнь и прожил, с интересом гуляя вдоль железных рельсов, улепетывая от всяких ужасов и утоляя жажду разной пакостью.
     Нет, давайте я лучше не пересказом, а прямыми цитатами из Шварца.
   
     В тридцать седьмом году он пишет про «чувство чумы, гибели, ядовитости самого воздуха, окружающего нас». «Мы в Разливе ложились спать умышленно поздно. Почему-то казалось особенно позорным стоять перед посланцами судьбы в одном белье и натягивать штаны у них на глазах. Перед тем, как лечь, я выхожу на улицу. Ночи еще светлые. По главной улице, буксуя и гудя, ползут чумные колесницы. Вот одна замирает на перекрестке, будто почуяв добычу, размышляет – не свернуть ли? И я, не знающий за собой никакой вины, стою и жду, как на бойне, именно в силу невинности своей».
     Это написано в самую страшную пору террора. В писательском кооперативе, где домработницы суют нос в рукописи, потому что шпионят за жильцами – за разоблаченного «врага народа» полагалась комната в освободившейся квартире.             
   
      Про очарованность талантом и разочарование при личном знакомстве:
     «Скаковая лошадь прекрасна, когда бежит, - ну и смотри на нее с трибун. А если ты позовешь ее обедать, то несомненно разочаруешься».
   
     Про отношение к жизни:
     «Смотри, даже когда хочется щуриться. Смотри, даже когда обидно. Смотри, даже когда непохоже. Помни - мир не бывает неправ. То, что есть, то есть. Даже если ты ненавидишь нечто в мире и хочешь это уничтожить - смотри. Иначе ты не то уничтожишь. Вот. Понятно?»
   
      Особенно тяжело ему, человеку пуританской эпохи, даются воспоминания о поре полового созревания. Эти признания трогательны и, пожалуй, забавны, хотя для автора  чрезвычайно мучительны. Не позволяет воспитание, и слов таких нет, а их необходимо найти, потому что стыдное засело в памяти и отдавалось эхом всю последующую жизнь.
      «Вот и это удалось рассказать мне. Ничего не пропустив, кроме самых  невозможных подробностей», - завершает он свой, по нынешним временам, абсолютно целомудренный рассказ о первой женщине. «Она полулегла на диван и, глядя на меня строго, стала расспрашивать, кто я, как меня зовут, в каком я классе… Потом сказала, что от меня пахнет кисленьким, как от маленького, и вдруг стала целовать меня. Сначала я испугался. А потом всё понял. А когда всё было закончено, заплакал». Вот и весь, как теперь говорят, интим.
     Господи, как мы все изменились.

3
Подросток былых времен.

     Поразительная безжалостность к себе:
     «Я многое понял, но ничему не научился. Я ни разу не делал выводов из того, что понимал, а жил, как придется».
   
      Хуже, чем безжалостность – несправедливость. Одна из последних записей в дневнике словно подводит итог жизни:
     «Я мало требовал от людей, но, как все подобные люди, мало и я давал. Я никого не предал, не клеветал, даже в самые трудные годы выгораживал, как мог, попавших в беду. Но это значок второй степени, и только. Это не подвиг. И, перебирая свою жизнь, ни на чем не мог я успокоиться и порадоваться».
     Прочитав это, я рассердился на Шварца. Это ведь у него не рисовка и не кокетство. Он действительно так думал! Тот, кто принес радость такому огромному количеству людей. Тот, кто так много значил и значит для нас всех.
     Ей-богу, заниженная самооценка еще хуже, чем завышенная.
     Грех вам, Евгений Львович.

 

Пятьсот дурацких происшествий
borisakunin

из реальной жизни – таков урожай нашего конкурса. Столько (или даже больше, точно не считал) рассказов прочитал я  за неделю в комментах, личных сообщениях и почте. Всем приславшим – спасибо.
         Я думал, что буду неделю покатываться со смеху, и сначала действительно хихикал, но под конец почти перестал. Знаете, и так-то живешь на свете, кряхтя от абсурдности бытия, а тут на тебя обрушивается целая лавина нелепостей, приключившихся с людьми на самом деле. Прямо страшно жить на белом свете, господа.
         Больше всего меня поразило то, что многочисленные комические ситуации почти без остатка делятся максимум на десять типических сюжетов. С небольшими вариациями мы становимся жертвами одних и тех же шуток судьбы, по большей части малоприличных.
фантазия
У судьбы фантазия на приколы не особенно богатая


         Среди этих историй есть и очень смешные, но на ваш суд я отобрал семь рассказов из тех, что не попадают в стандартные категории (захлопнувшаяся дверь, фекальная тематика, «тут я возьми и ляпни», «в штанах – без штанов»  и т.д.).
         Долго думал, каким призом можно наградить победителя такого чуднóго конкурса. Понятно, что каким-нибудь дурацким, но каким?
         Наконец придумал.
         У меня в ноябре выходит новый роман про Эраста Фандорина. Автор (и главный герой) истории, которая соберет наибольшее количество голосов, станет эпизодическим персонажем этого романа. То есть наоборот: один из персонажей романа получит имя и фамилию победителя.


Ну а теперь читаем и голосуем.Свернуть )

Опрос #1859933 Конкурс «Самое дурацкое происшествие»

(И лучше всего рассказанное)

№ 1
545(8.5%)
№ 2
584(9.1%)
№ 3
1053(16.5%)
№ 4
854(13.4%)
№ 5
1103(17.3%)
№ 6
853(13.3%)
№ 7
1401(21.9%)


Голосование рейтинговое: помечайте все рассказы, которые Вам понравились.


ПРО ФЕЙСБУК. ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО ТАМ УЖЕ БЫЛО ДЕСЯТКА ТРИ КАКИХ-ТО ЛИПОВЫХ "БОРИСОВ АКУНИНЫХ". ВСЕХ ИХ УБРАЛИ, НО ИЗ-ЗА ЭТОГО ПОМЕНЯЛСЯ АДРЕС. ПРАВИЛЬНЫЙ - ВОТ ЭТОТ.