Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Амигдала

                          

     Недавно я прочитал интереснейшую статью в журнале Current Biology про одну американку, у которой начисто отсутствует чувство страха. То есть вообще ноль целых ноль десятых. Ученые обвешали ее датчиками, пугали-пугали всеми способами, на которые хватало воображения – никаких отрицательных эмоций. Отправили удивительную женщину на специальную экскурсию в знаменитый хоррор-аттракцион «Санаторий Уэверли-Хиллз» в штате Кентукки. Это заброшенный чахоточный санаторий с нехорошей репутацией, где для любителей острых ощущений разработана целая программа с оптическими и акустическими эффектами, артистами-привидениями и прочими кошмарами. Кто видел сериал «Охотники за привидениями», должен знать эту локацию, она использована в нескольких эпизодах.
     Храбрая дама, вся обвешанная датчиками, ни на миг не утратила хладнокровия и даже напугала одного из «призраков», решив его пощупать. Остальные участники экскурсии, обычные люди, при этом визжали от ужаса и просились наружу.

Ночная прогулка по нехорошему санаторию 

     Причина  бесстрашия нашей американки была сугубо медицинская.  В мозгу есть миндалевидный закуточек, который называется амигдала. Именно он отвечает за формирование страха.

Вот этот синий пупырышек

     При редкой болезни Урбаха-Вите случается совсем уже редкое осложнение, в результате которого амигдала атрофируется. Именно это с несчастной (или, наоборот, счастливой?) американкой и произошло.
     Иногда такой опыт ставят над животными. Удалят мыши амигдалу, и она начинает наскакивать на кошку.
     А древние инки, как я где-то читал, владели начатками нейрохирургии и умели делать воинам в голове дырку, от которой те становились неустрашимыми. Не иначе достукивались до амигдалы.

Череп древнего перуанца со следами трепанаций

     Мне в память врезался один разговор с Егором Гайдаром. Он рассказал, что в их роду у мужчин аномалия: они вообще не понимают, что такое – чувство страха. Таким был дед Аркадий Голиков, таким был отец, адмирал Тимур Гайдар, и Егор Тимурович унаследовал эту странность. Я-то всегда, по внешности и манере говорить, воспринимал нашего реформатора как мямлика-интеллигента  и даже когда-то изобразил его таким в рассказике про фею Лимузину. Но это потому что во время написания я еще не был знаком с Егором Гайдаром. На самом деле он  был в определенном смысле человеком железным – мне рассказывали люди, наблюдавшие его в разных пиковых ситуациях. Я его спрашиваю: «Неужели вы совсем-совсем ничего не боитесь?». «Только одной вещи. Но очень сильно, - говорит. – Ядерной войны». (Тогда это показалось мне смешным – время ядерных противостояний, по моему разумению, ушло в прошлое. Сегодня, когда у нас снова начинают стращать бусурман атомными ракетами, я бы смеяться уже не стал…. Ладно, я сейчас не про политику, а про биогенератор страха).
     Пытаюсь представить себе, каково это – жить вообще без страхов. Хотел бы я так или нет?
     Первый порыв, конечно, ответить: да, очень хотел бы!
     Страх – ужасно противное чувство.
     У Толстого замечательно описано, как Николай Ростов празднует труса, убегая от французов: «Одно нераздельное чувство страха за свою молодую, счастливую жизнь владело всем его существом. Быстро перепрыгивая через межи, с тою стремительностью, с которою он бегал, играя в горелки, он летел по полю, изредка оборачивая свое бледное, доброе, молодое лицо, и холод ужаса пробегал по его спине».

   Сейчас бросит пистолет и побежит

     Должно быть, поручик Толстой знал это состояние не понаслышке – оно впечатляюще описано и в «Севастопольских рассказах».
     А сколько недостойных поступков и подлостей совершается от страха, сколько ломается судеб.
     Нет, решено. Удалите мне амигдалу, пожалуйста. Хочу ничего не бояться. Вообще ничего. Как пел Высоцкий: «Я не люблю себя, когда я трушу».
     С другой стороны…  Всем наверняка в жизни приходилось делать что-то через страх.
     У меня одно из ранних воспоминаний, как мы во дворе зачем-то затеяли прыгать с крыши гаража. Мне было, наверное, лет шесть-семь. Как обычно, нашелся кто-то бесшабашный, а за ним полезли остальные, и я в том числе. Сверху вниз посмотрел – ужас, оцепенение. Особенно когда мой приятель, более смелый, чем я, прыгнул, подвернул ногу и завопил от боли. А я – следующий. Снизу девочки смотрят (они умнее нас, дураков, - не полезли). Прыгнул, конечно. Куда деваться? И впервые в жизни испытал чувство победы – самой драгоценной из побед, победы над собой. Может, не такая уж это была глупость – прыгать с крыши гаража.

     Зачем нужен страх с биологической точки зрения, понятно – срабатывает инстинкт самосохранения. Но страх необходим и для развития личности. Страх нужен затем, чтобы у тебя было, что побеждать. Смелость – это не бесстрашие, а умение побеждать амигдалу.  Трусость – наоборот. Когда амигдала побеждает тебя.
     Страх, гадина такая, очень извивист и живуч. Справишься с одним - обязательно вылупится новый. При этом в каждом возрасте свои страхи.
     По мере приближения старости  происходит некоторая переориентация амигдалы. Она перестает так остро реагировать на мысли о смерти. Во-первых, из-за физиологии – постепенно демобилизуется жизненная энергия. Во-вторых, по причинам психологическим.  Родители, старшие друзья, а затем и сверстники постепенно переселяются в мир иной. Своих там становится всё больше, они заселяют и обживают потустороннее пространство, делая его менее жутким. Они зовут оттуда старика, ждут его, а здесь всё мало-помалу становится ему чужим, непонятным, неинтересным.
     В старости у женщины обычно ослабевает мучительный страх быть непривлекательной, нежеланной. Зачем, если всё уже было, всё уже состоялось?
     У мужчин ослабевает соревновательность, исчезает честолюбие. (Это вообще-то один из непременных атрибутов мудрости).
     Ну а у человека моей профессии, если он относится к ней всерьез, по-японски, как к Пути, есть свой специфический страх. Я много раз слышал от коллег-писателей, находящихся в творческом кризисе, боязливые речи, что волшебное состояние полета никогда  больше не вернется. Некоторые, бывает, с перепугу и в запой уходят.
     Допустим, у меня несколько иная писательская специальность – я беллетрист. Мне полеты ни к чему, я строю архитектурные конструкции, снизу вверх – так высоко, как умею. Но и это занятие страшноватое.
     Однажды, отвечая на вопрос из «почтового ящика», я уже рассказывал про точку peur de manquer. Повторю для тех, кто не видел.
     У меня долго болело некое место на позвоночнике, никак не проходило. Ужасно  мешало жить. Я даже начал ходить с тростью, как дешевый пижон. В конце концов пошел к одной французской врачихе с китайским дипломом. Она пощупала меня, полистала какой-то фолиант и говорит: «Это у вас болит точка, которая называется Страх Неудачи. Хотите я вам ее вообще уберу? Что-то она у вас очень уж чувствительна».
Какая-то из этих, видимо

     Я подумал-подумал и отказался. Невозможно написать живую книгу, если не вибрируешь от страха, что у тебя ни черта не получится. Даже если это просто детектив. Врачиха сказала: «Тогда могу передвинуть точку в другое место, под лопатку. Ходьбе мешать не будет». Поколдовала там чего-то, помяла, пальцем потыкала, и спина прошла. А Страх Неудачи остался.
     И что бы я был без этого страха?
     Нет,  хочу бояться и радоваться победе над страхом.
     Не троньте мою амигдалу.





 

Попытка подвести итоги

     В прошлом посте я попросил читателей из Украины рассказать о том, что  происходит в местности, где они живут или находятся.
     Было больше полутора тысяч откликов плюс очень много рассказов, которые мне в личку прислали  не-члены нашего клуба.
     Теперь я представляю себе ситуацию лучше и хочу поделиться с вами общим впечатлением. Какие-то вещи были очевидны и так, какие-то оказались для меня внове.

     Выводы у меня получаются вот какие:

     1. Украинское государство в кризисе и раздрае; нынешняя власть слаба и малоэффективна. Может быть, после выборов станет лучше, но пока вот так.

     2. В проблемных регионах линия раскола проходит не по национальному и не по языковому, а по социальному признаку. Мятеж в основном поддерживают люди, которым очень плохо живется: из-за безработицы, из-за низких зарплат-пенсий, из-за отсутствия веры в украинское государство, от которого они ничего хорошего не видели. Эти люди связывают надежды на лучшую жизнь с Россией, потому что там выше уровень жизни и потому что насмотрелись российского телевидения, которое сильно искажает нашу действительность. Объяснять этим людям, что в России жизнь тоже не сахарная, бесполезно – сейчас не поверят.

     3. Очень многие сторонники единой Украины  выступают за подавление мятежа силой. Но, во-первых, это большая кровь и многолетняя незаживающая рана. Во-вторых, есть твердое ощущение, что у нынешней киевской власти для «силового» варианта все равно нет ни возможностей, ни ресурсов, ни достаточной поддержки местного населения.

     4. Непохоже, что и  сепаратисты могут добиться победы силовыми методами - у них тем более нет поддержки большинства, даже в Донецкой и Луганской областях.

     5. Россия, судя по всему, вводить туда войска не решится - и правильно сделает. Это было бы чревато уже не мелкими щипками кооператива «Озеро», а настоящими санкциями вроде эмбарго на импорт российского топлива. Такого  наша экономика точно не выдержит.

     Главный мой вопрос к читателям был: что делать? Как избежать большой гражданской войны, потому что малая уже вовсю идет?

     Когда ни одна из сторон не может взять верх, а ситуация с каждым днем становится всё более опасной, выход только один: перестать демонизировать противоположную сторону и начать как-то договариваться. Иначе будет дальнейшая эскалация ожесточения с обеих сторон, новые жертвы, одним словом – гражданская война.
     Видимо, федерализация.  Соединенные Штаты Украины, Федеративная Республика Украина. По-другому не получается.
     Да, это вызовет много проблем. Восточные «штаты», вероятно, будут плохо слушаться Киев. Может быть, даже станут «троянским конем» и  зоной московского влияния. Но лучше противостояние политическое, чем военное. Если угодно, конкуренция двух систем. Одни области будут жить в большей степени «по-европейски», другие в большей степени «по-российски». В конце концов станет видно, какая модель для страны более пригодна.

     В общем, к таким итогам я прихожу после нашей  дискуссии. Но, может быть, ваши выводы не совпадают с моими?
     Пишите, с чем согласны, а с чем нет. И еще раз: пожалуйста, будьте взвешены в формулировках. Все встревожены, все волнуются, чувства воспалены. При малейшей агрессивности тона буду удалять.


 

Снова хоровод

     Во-первых, посмотрите, кто не видел, фильм «Счастливые люди» документалиста Дмитрия Васюкова. Здесь первая серия.
     Если понравится – продолжение отыщете в ютьюбе сами.
     Это фильм, то есть, собственно, минисериал, про счастливых людей, которые живут в Сибири.  У меня другое представление о счастье, поэтому смотреть было очень интересно.
     Фильм с успехом прошел в Европе и США. У нас выкуплен Первым каналом еще три года назад, но так ни разу и не показан. Возможно, с точки зрения Константина Эрнста, эти люди счастливы как-то неправильно.

1
               Дмитрий Васюков                        Международная версия фильма

     Во-вторых, режиссер Васюков собирает деньги на еще один фильм про счастливых людей, теперь с Алтая. Соберет – снимет. Не соберет – не снимет. Тут дело ясное: без русского народного хоровода под названием «Краудфандинг» кина не будет.
     Поскольку лично я хочу, чтобы Васюков кино про Алтай снял, свой взнос я перевел. (Здесь вот объяснено, куда и как переводить).
     А вы, когда посмотрите уже снятый фильм, решайте сами.
 

«Огненный перст»

     Сегодня стартует вторая часть моей «Истории Российского государства» - художественная. Собственно, главная новизна проекта заключается в  «стереоэффекте»: совмещении документального рассказа об истории страны с беллетристическим.
     В «историческом» томе – только сухие факты; в «художественном» - фантазирование вокруг этих фактов. С какой книги начинать, беллетристической или документальной, в общем-то неважно. Кто-то сначала прочтет повести, а потом захочет узнать, что в них сказка, а что быль. Кто-то же предпочтет на первом этапе освоиться в древнерусском историческом пространстве  и лишь после этого посмотреть, какими людьми и событиями заселяет его авторское воображение. (Конечно, найдутся люди, кто не захочет, не заинтересуется, дальше читать не станет, но не буду думать о грустном).
     Во всяком случае, получить ясное представление о смысле и качестве проекта «ИРГ» смогут лишь те, кто осилит обе его половины.
     Расскажу про книгу «Огненный перст».

Collapse )


     Расположенная справа иконка «Огненный перст» теперь активирована. Через нее, как и через иконку "История Российского государства" можно купить книгу в разных видах: бумажном, электронном, звуковом.
     В аудиоверсии повесть читают замечательные артисты: Борис Плотников, Алена Бабенко, Максим Суханов.

     Ну вот. Следующий этап проекта – «Библиотека ИРГ»: лучшие художественные и нехудожественные тексты по истории Древней Руси (уже не мои, а более почтенных авторов). Но это  в новом году.

Советы давать – не мешки ворочать

(Копирую текст из Фейсбука)

     Уважаемая команда Навального, я догадываюсь, что вас замучили сыплющимися со всех сторон добрыми советами. Каждый советчик твердо уверен, что он один знает, как вам надо работать, но при этом сам мешки ворочать не хочет и только критикует, поучает, да умничает.
     Вот и я, как все. Хочу, извините, дать вам совет. Слишком уж многое зависит от 8 сентября, а времени остается совсем мало.

     Господа, острие у агитационной кампании всегда только одно. Двух или трех не бывает – это лишь ослабляет эффект «главного удара». И ваше острие направлено туда, где большой дырки оно не пробьет.
     Мне кажется, вы зря тратите силы, ресурсы и время, рассказывая москвичам, какой двуличный, алчный и плитколюбивый Собянин. Наших людей этим не удивишь и не напугаешь. Они не испытывают никаких иллюзий по поводу нынешней власти. И готовы с ее шалостями мириться – лишь бы можно было худо-бедно, более-менее спокойно жить.
     На критике Собянина и ПЖиВ вы не победите. Покусаете неприятеля, но не съедите. Потому что истинная борьба идет вовсе не между Собяниным и Навальным, а между силой инерции («не вышло бы хуже») и запросом на обновление («хочу жить по-другому»). Те, кто проголосуют за Собянина или вовсе не пойдут на выборы (в сущности, это одно и то же), сделают свой выбор в пользу статуса-кво. Сила инерции пока лидирует с большим отрывом, и власти сваляют большого дурака, если 8 сентября снова устроят мухлеж.
     Наша с вами главная проблема – в недостаточном интересе к обновлению. Потому что вы этот интерес очень слабо стимулируете. Зачем менять, пусть хреновое, но в общем терпимое, на не очень понятно что?
     Послушайте, хватит уже витийствовать про «дочек Собянина», про хреновую плитку и про откаты с распилами. Это тупиковый путь. Потратьте оставшееся время на то, чтобы рассказать москвичам, как чудесно и волшебно вы преобразите жизнь нашего города. Чтобы людям захотелось это увидеть. Чтобы им стало интересно.
У вас же всё это есть в программе. Просто вы ее, свою программу, совершенно не раскрываете.

     Расскажите про новую муниципальную полицию, которую вы создадите. Про полицию, которая будет помогать и защищать, а не крышевать и обворовывать. Позовите в нее новых людей.
     Расскажите, на сколько миллиардов увеличится реально работающий бюджет, когда вы установите полную прозрачность в расходовании средств. И что вы намерены сделать на изъятые из коррупционного оборота деньги. Какие и кому собираетесь ввести надбавки. Что планируете построить. Что переделать. Что создать.
     Расскажите, как вы избавите город от пробок. Про то, как ваш мэр останется жить в  Марьино и будет оттуда ездить на работу без мигалки. Про то, как вы пересадите новых гаишников на байки и велосипеды, установите по всему городу видеокамеры безопасности (и не знаю, что еще,  я ведь не специалист по проблемам уличного движения).
     Покажите – если можно, картинками -  во что вы превратите московские парки и набережные.
     Обнародуйте какие-то интересные проекты и идеи. Или хотя бы назовите имена людей, которых вы пригласите такие проекты разработать. Соберите этих людей для содержательного разговора. Пусть у москвичей возникнет представление не только о вашей электоральной команде, но и о команде специалистов, которым предстоит обновлять московскую жизнь.
     В общем, какие там у вас чудесные планы в загашнике? Предъявите товар лицом.
     Чтобы люди, обычные люди, а не пламенные буревестники демократии, 8 сентября пропустили поездку на дачу и специально пришли за вас проголосовать. Потому что им очень захочется жить в вашей, а не в собянинской Москве.
   
     Ну и еще раз извините за совет. Не сдержался.

Много вопросов

     Был у меня тут спор с одним человеком холодного ума и неромантической профессии. Как водится, о политике. Не имеет значения, с кем именно. Меня интересует, согласны ли вы с такой точкой зрения.
     Я говорил ему о том, как мне отвратителен путинизм, который стимулирует развитие  худших человеческих черт, потому что для жизненного успеха сейчас нужны не талант и не деловые  качества, а лишь гибкость позвоночника, угадывание желаний начальства и небрезгливость. Я, впрочем, много что говорил, но это неважно. Постоянные читатели моего блога, я думаю, и так примерно представляют мой образ мыслей.
     Интересней, что возражал мне собеседник.

     «Всё это так, - сказал он, - но учтите, что Россия никогда не жила так хорошо, как сегодня. Под понятием «хорошо» я имею в виду так зажиточно и так свободно. Что очень важно - в комплекте.
     То есть, бывали времена большей  зажиточности – например, брежневский период. Я сейчас не про богатенькую Москву, а про страну. В целом в семидесятые годы она жила богаче. Но тогда совсем не было свободы.
     Бывали времена большей свободы - при Ельцине. Но тогда люди были бедны.
     Относительная зажиточность с относительной свободой стали сочетаться только при Путине, и это факт.
     Да, публика вроде вас, которая хочет, чтобы Россия жила по-европейски, недовольна – вам свободы мало. Но большинству населения ее хватает. Для людей куда важнее, что они сегодня живут лучше, чем десять лет назад. Поэтому не надейтесь. Так называемые народные массы  не выйдут на площадь до тех пор, пока под угрозой не окажется их новообретенная зажиточность или пока свободы не станет раздражающе мало».

     Свои контраргументы опять-таки опускаю. Меня интересуют ваши личные ощущения от российской жизни: хороша она или плоха?

Poll #1918668 Лучше ли вам – в целом - живется, чем в 2000 году? (Опрос для россиян)

Лучше ли вам – в целом - живется, чем в 2000 году? (Опрос для россиян)

Да
2612(50.2%)
Нет
1211(23.3%)
Даже не знаю
708(13.6%)
А я с тех пор уехал
675(13.0%)



     И еще – не могу удержаться – хочу спросить соотечественников вот о чем. Сколько  нужно отобрать свобод, чтобы вы – лично вы – приняли участие в уличном протесте?
     Эту группу вопросов я адресую тем, кто до сих пор ни в каких уличных акциях не участвовал. Поэтому сам голосовать не буду и всю нашу «белоленточную» братию тоже прошу от участия воздержаться.


Poll #1918669 Выйдете ли вы на демонстрацию, если закроют «несистемные» СМИ («Эхо», телеканал «Дождь», «Новую газету» и т.д.)?

Выйдете ли вы на демонстрацию, если закроют «несистемные» СМИ («Эхо», телеканал «Дождь», «Новую газету» и т.д.)?

Да
1058(25.9%)
Нет
2280(55.8%)
Не знаю
745(18.2%)



Poll #1918670 Выйдете ли вы на демонстрацию, если введут жесткую цензуру в Интернете?

Выйдете ли вы на демонстрацию, если введут жесткую цензуру в Интернете?

Да
2256(55.9%)
Нет
1101(27.3%)
Не знаю
681(16.9%)



Poll #1918671 Выйдете ли вы на демонстрацию, если ограничат выезд из страны?

Выйдете ли вы на демонстрацию, если ограничат выезд из страны?

Да
2922(70.6%)
Нет
800(19.3%)
Не знаю
414(10.0%)



     Дорогие не-россияне, которых в моей аудитории примерно треть: простите, что мы нынче о своем, домашнем. Просто у нас сегодня праздник. День России.


 

Любовь к истории как бактериологическое оружие

     Я вовсю готовлю к запуску первую порцию «Истории Российского государства». Люди, интересующиеся этим проектом,  все время задают мне одни и те же вопросы, из чего я делаю вывод, что нужно более подробно объяснить, как будет устроена эта довольно громоздкая конструкция.
     Первый по частоте из F.A.Q.: Не будет ли это очередной «фандоринщиной»?
     Второй: А зачем всё это?
     На первый вопрос отвечаю честно: будет-будет. Но не в «исторической» а в «беллетристической» своей части (см. ниже).
     По поводу второго вопроса...

    - А зачем? - тревожно спросила Настасья Ивановна.
  - Как зачем?.. Гм... гм...
  - Разве уж и пьес не стало?  -  ласково-укоризненно  спросила  Настасья
Ивановна.  -  Какие  хорошие  пьесы есть.  И сколько их!  Начнешь играть - в
двадцать лет всех не переиграешь. Зачем же вам тревожиться сочинять?
  Она была  так  убедительна,  что  я  не нашелся,  что сказать.  Но Иван
Васильевич побарабанил и сказал:
  - Леонтий   Леонтьевич   современную   пьесу   сочинил!
  Тут старушка встревожилась.
  - Мы против властей не бунтуем, - сказала она.
 

     «Зачем» - сказано в заголовке поста: я люблю историю и надеюсь заразить этой хорошей болезнью как можно больше ни в чем не повинных людей. Вот главная цель всей затеи.
     Для осуществления своего коварного намерения я воспользуюсь опытом предыдущего, беллетристического проекта, который был устроен по принципу паучьей или рыболовной сети.

4
Я и мои читатели
5


     Она была раскинута широко - с расчетом, что бедный читатель, которого «зацепила» любая из ячеек, начнет барахтаться, накручивать на себя всю остальную сеть и уже никогда из нее не выпутается. Понравился, допустим, кому-то один фандоринский роман, а их в серии тьма тьмущая, да еще трилогия про Пелагию, да тетралогия про Николаса, да «Жанры», да «Авторы», да «Брудершафт». И попалась рыбка. А если кто не зацепился за крючок, проскользнул в ячейку – значит, это не мой читатель, пускай плывет себе с богом.
     С еще большим коварством замыслен проект «ИРГ». Причем на сей раз я намерен использовать для осуществления своих мегаломаниакальных планов и труды других авторов.


  Collapse )

Северный Часовой

     Однажды я прожил короткую, но совершенно отдельную жизнь, которая называлась кругосветным плаванием.
     На самом деле ощущение было такое, что это свет плывет вокруг тебя, потому что ты всё находишься в одной точке – сидишь, стоишь, лежишь, а мир демонстрирует себя, дефилирует мимо.
     И мир оказался совсем не таким, как я думал раньше. Я-то воображал, что планета Земля – это асфальтовые улицы, поля-леса, ну там морской берег (вид из окна отеля). И повсюду люди. То кишмя кишат, то изредка встречаются, но всегда присутствуют.
     А на самом деле – теперь я знаю точно и никто меня с этого знания не собьет – наша планета пустая и мокрая. Она состоит из Большой Воды, и лишь кое-где торчат пупырышки суши. Когда плывешь через океан и день за днем не видишь вообще ничего кроме волн и неба, это здорово вправляет мозги.

1
Надо было назвать планету не «Земля», а «Вода»
             
     И еще я насмотрелся на людей, которые живут совсем не так, как мы, а главное, абсолютно не хотят жить, как мы.
     Однажды корабль остановился в миле от какого-то маленького острова, и по радио объявили, чтобы все срочно писали письма. Оказывается, жители острова придумали себе отличную кормушку, за счет которой неплохо существуют. Они всего лишь сделали свой почтовый штемпель. И теперь конверты, помеченные этим штемпелем, представляют филателистическую ценность.
     Туземцы подгребли к огромному теплоходу на лодке, им скинули бочку, в которой были письма, деньги и дары. Лодчонка подцепила бочку и уплыла. Через какое-то время проштемпелеванные письма уйдут на лодке куда-то, где есть настоящая почта, и оттуда рано или поздно доберутся до адресатов. Этого заработка и такой вот куцей связи с цивилизацией туземцам вполне достаточно. Ну нас к черту с нашими интернетами, телефонами, микроволновками и чипсами.
     Я уже который год рассказываю знакомым про удивительный почтовый остров, а тут недавно узнал сюжет еще более поразительный.
     Оказывается, на свете есть племя, которое вообще не контактирует с цивилизацией. Никак. А потому что не хочет.
     Эти люди живут на острове North Sentinel (Северный Часовой), который относится к Андаманскому архипелагу. Про них практически ничего не известно – кроме того, что всех нас они в гробу видали. (И некоторых, кто был слишком навязчив, туда таки отправили).

2
Северный Часовой. Весь покрытый зеленью

     Остров открыт европейцами давным-давно, еще в восемнадцатом веке, и если не подвергся колонизации, то лишь потому, что не представлял никакого интереса в смысле наживы, а кроме того весь окружен рифами – ни подплыть, ни пристать.
     В девятнадцатом веке на скалах несколько раз разбивались корабли. Экипажи пытались высадиться на берег, но туземцы встречали их стрелами. Кое-кого и прикончили.
     Это очень низкорослые, голые, курчавые люди с выкрашенными в красный цвет носами. Разговаривают на языке, нисколько не похожим на другие андаманские, из чего следует, что они живут изолированно с незапамятных времен.
     Один раз, в 1897 году, на остров высадилась полиция, гнавшаяся за беглым каторжником.  Нашла его всего утыканного стрелами, с перерезанным горлом, и поскорее убралась восвояси.
     Сейчас остров формально принадлежит Индии. Несколько раз антропологи пытались вступить с сентинельцами в контакт: привозили дары, выказывали всяческое дружелюбие.
     Туземцы неизменно уходили в лес. От чужаков ничего брать не желали.
     В 1991 году один индийский ученый, казалось, вдруг нашел путь к сердцу неприступных аборигенов. Магическим ключом оказались разноцветные пластмассовые ведра.
     В течение шести лет удавалось поддерживать очень осторожный, весьма однообразный контакт. Иногда сентинельцы вели себя мирно – то есть забирали ведра. Иногда грозили копьями и показывали задницы. Но близко так ни разу и не подошли.
     А потом общение вообще прекратилось.
     Туземцы стали стрелять по вертолетам из луков.

3
Интересно: кто-то чернокожий, кто-то просто смуглый. Почему - неизвестно

     В 2006 году убили двух рыбаков, чью лодку течением занесло на остров.
     Бог знает, что на дикарей нашло. Может быть, просто решили, что цветных ведер у них уже достаточно.
     Поскольку времена сейчас политкорректные, островитян оставили в покое, даже за убийства не покарали. Пусть живут, как хотят.
     Вот они и живут. Мы даже не знаем, сколько их. Видимо, несколько сотен.

4
С рождаемостью там, кажется, все хорошо

     Я пытаюсь представить, как они там существуют в своем маленьком, до сантиметра изученном мире. Всё, что им нужно, у них есть. А больше они ничего не хотят. Только чтоб их не трогали. Я думал, что так не бывает. Что человек – существо, которому всегда всего мало и одним из главных инстинктов которого является любопытство. Ан нет.
     Вот ей-богу, иногда, как мысли черные к тебе придут, начинаешь думать: записаться что ли в северные часовые? Встать на посту, никого к себе не подпускать, а кто сунется – стрелами по ним, стрелами.


 

Ничья

     Вчера на Болотной площади атмосфера была довольно мрачная. Из-за витающего в воздухе предчувствия тяжелых времен. Из-за того, что перед митингом при монтаже сцены  в результате несчастного случая погиб молодой парень. Мне показалось, что бодряческие речи в духе «кто здесь власть?» (были и такие) вызывали у людей  раздражение.
     Главное, конечно, было не в речах, а в том, сколько пришло людей.
     Ну, про 8000, которые насчитала наша честнейшая полиция, давайте говорить не будем. У этих математиков в школе, наверное, дважды два получалось один, потому их никуда кроме полиции на работу и не взяли. Через рамки металлоискателей  (посчитано) прошли двадцать семь с половиной тысяч человек плюс кто-то шел через вход с личным досмотром плюс кто-то стоял на другом берегу канала. Значит, было тысяч тридцать. С учетом того, что многие москвичи уехали из города до 10 мая, да будний день, да вечер, это немало.

1
Фотографию дернул из интернета (сорри, не знаю чья)

     Делаю вывод: несмотря на аресты, угрозы и запугивания люди Путина не боятся.
     В то же время и Путин, я думаю, особенно не напугался – видал он оппозиционные акции и помноголюдней. Разве что малость расстроился. Вероятно,  понял, что путь репрессий и для него не будет устлан розовыми лепестками.
     В общем, ничья. Борьба продолжается, саспенс «чья возьмет» остается.

     Я впервые с декабря 2011 года выступал со сцены (верней, с какого-то грузовика). Для меня такие выступления – мука мученическая, но в этой ситуации отказаться было бы стыдно.
     Что я там говорил, мало кто слышал, потому что были проблемы со звуком, к тому же надо мной витал светлый ангел в виде полицейского геликоптера. Кому интересно – ниже привожу текст своей орации (не дословно, а как запомнил):



    Collapse )


 

Эффект Германа

     Недавно я был на предпремьерном показе фильма Алексея Германа «Трудно быть богом». В этой картине во всех отвратительных подробностях изображается жизнь средневекового города – такой, какой она, вероятно, была на самом деле (хотя действие, вы знаете, происходит на другой планете): грязь и уродство, невежество и грубость, скотство и срам, обыденная жестокость, бесстыдство власти и рабская покорность толпы.

1

     Сначала я смотрел на все эти мерзости с приятным чувством. Прогресс существует и все муки истории не напрасны, думал я. Как далеко ушла цивилизация со времен средневековья, насколько презентабельнее и лучше стали люди. Ну и так далее. Примерно, как в старом анекдоте про врача, который осматривает пациента и приговаривает: «Как хорошо! Ой, как прекрасно! Просто замечательно! …Что у меня всего этого нет».  (Сомневаюсь, что режиссер рассчитывал на такую зрительскую реакцию, но оголтелого позитивиста вроде меня, видимо, лишь могила исправит).
     А потом мне полезли в голову другие мысли. В сущности, тоже позитивистского настроя, но менее отрадные.
     Если всё у нас пойдет хорошо, если человечество себя не угробит и сумеет построить на земле лет этак через триста разумную и достойную жизнь,  то из этого прекрасного далека на наш 2013 год будут смотреть примерно так же, как мы на будни Арканара.
     И я попытался увидеть нашу с вами жизнь глазами человека будущего – то есть нормальными глазами.
     Посмотрел – и содрогнулся. Ну и в дикую же эпоху мы с вами живем, господа!

     Самая передовая наша наука и львиная часть наших доходов используются для изобретения и производства орудий убийства.
     Мы усердно гробим природу планеты, на которой живем.
     Мы беспрестанно мучаем и унижаем себе подобных.
     Мы черт-те как воспитываем наших детей.
     Мы толком не знаем, как функционирует наше тело, а уж наш мозг – вообще тайна за семью печатями.
     Цена человеческой жизни даже в развитых странах мала, а в неразвитых ничтожна.
     У нас целые социальные слои и даже народы живут в позорной нищете.
     Странами, как правило, управляют далеко не лучшие представители населения  – такую уж мы разработали систему отрицательного естественного отбора.
     Планета кишит преступниками, которых сажают в специальные загоны, где эти плохие люди становятся еще хуже.
     Мы невежественны, жестоки, и 99 процентов проживают жизнь на манер животного: едим, хлопаем глазами, производим потомство и потом умираем.
     Кстати о животных. Для них у нас повсюду устроены «лагеря смерти». Мы выращиваем наших «меньших братьев», чтобы убивать и пожирать, а из их кожи шьем себе обувь и сумки.
     В общем, абсолютное средневековье.

     Любуйтесь: Земля. XXI век.


4




     Если правда, что за нами наблюдают инопланетяне, то вполне понятно, почему они не вступают с нами в контакт. Рановато. Мы еще слишком дикие.
     Может быть, какие-нибудь доны Руматы осторожненько, чтобы не вмешиваться в процесс эволюции, иногда чуть-чуть подправляют нашу историю. Ну, там шмякнут яблоком Ньютону по башке. Покажут Менделееву во сне периодическую таблицу.
     Хотя скорее всего нет никаких Румат, а если и есть, то они ни во что не вмешиваются. А значит, их всё равно что нет. И человечеству еще бог знает сколько поколений пыхтеть и корячиться, прежде чем оно выкарабкается из темных веков. Самому, без посторонней помощи. А никуда не денешься, другого способа не существует.
     И когда, на третьем часу картины, мои мысли доползли до этого места, я вдруг сообразил, что режиссер, кажется, все-таки добился от меня именно того эффекта, на который рассчитывал.